16+
Среда, 7 декабря 2016
  • BRENT $ 53.60 / ₽ 3415
  • RTS1066.75
16 марта 2016, 14:50 ПолитикаКонфликты
Актуальная тема: Кризис в Сирии

Россия удивила США. О чем теперь говорить Путину и Керри?

Кремль подтвердил, что на следующей неделе в Москву может приехать госсекретарь Соединенных Штатов. Основной темой визита станет Сирия, из которой Россия на днях начала выводить войска

Госсекретарь США Джон Керри и президент России Владимир Путин (слева направо).
Госсекретарь США Джон Керри и президент России Владимир Путин (слева направо). Фото: Артем Коротаев/ТАСС

О чем будут говорить Владимир Путин и Джон Керри? В Кремле подтвердили, что президент может принять американского госсекретаря во время его визита в Москву на следующей неделе. В российском МИД заявили, что основной темой визита будет Сирия. Но, как сказал пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, «Безусловно, в Москве будут готовы и обменяться мнениями по ходу выполнения, а точнее, решительного невыполнения украинской стороной минских соглашений».

Что это значит? Business FM задала этот вопрос политологу, директору Международного института политической экспертизы Евгению Минченко. С ним беседовал Игорь Ломакин.

Ваше мнение: с чем Керри едет в Москву? Действительно ли причина — Сирия или, может быть, вопрос будет ставиться шире?
Евгений Минченко: Во-первых, Сирия, а во-вторых, украинское урегулирование. Причем Кремль считает, что надо поставить вопрос о невыполнении минских соглашений украинской стороной, а американцы считают, что Россия не выполняет минские соглашения. При том, что Россия вообще не является стороной этих соглашений, а только гарантом, но как-то это все уже в логике перевернулось, в частности, скажем, одним из пунктов якобы минских соглашений уже стало освобождение Надежды Савченко. Было заявление Госдепа: дескать, по минским соглашениям Россия обязана выпустить безо всяких условий Савченко, когда понятно, что ее фамилия никоим образом не упоминалась в них.
Диалог на самом деле давным-давно идет, и, в общем, даже немножко утомил. Сторонам есть что предложить друг другу?
Евгений Минченко: Сейчас демократическая партия заинтересована в том, чтобы на международной арене было относительно тихо, потому что противоречия Обамы и Хиллари Клинтон ушли в прошлое. Демократы делали ставку на Хиллари, в том числе как на человека, который может остановить Дональда Трампа. Для этого им нужна относительно тихая международная конъюнктура. Кстати, это даже знаете, можно видеть на сериалах. Третий сезон «Карточного домика»: российский президент Петров, в котором угадывается образ Путина — это просто какой-то дьявол. Мучает бедных гомосексуалистов, коварный, неадекватный и так далее. И четвертый сезон «Карточного домика»: российский президент Петров, оказывается, в общем-то достаточно милый человек, ну, со своими сложностями, но при этом с ним можно иметь дело. Российский спецназ в Сирии — это хорошая идея, и только отвратительные республиканцы срывают эту важную сделку президента США с президентом России. Я думаю, что сейчас, учитывая тот факт, что Хиллари Клинтон провозгласила себя наследницей Обамы, а она, кстати, этого очень не хотела, и надо предъявить некие успехи во внешней политике, для этого им нужны достижения, в том числе, какая-то нормализация отношений с Россией и умиротворение на Ближнем Востоке.

Смотрите, буквально вчера Нуланд заявляет, что санкции, возможно, даже будут ужесточены. Подобные меры она связывает с Крымом. Как это понимать?

Евгений Минченко: Так и понимать: да, мы нормализуем отношения с Россией, но не ценой предательства принципов, интересов и так далее, то есть это такая многосоставная игра.
Санкции не снимутся?
Евгений Минченко: Нет, конечно. Американцы не снимут санкции — ни крымские, ни донецкие. Если говорить о Евросоюзе, крымские санкции тоже не снимут. Донбасские санкции — может быть, но это буквально будет решаться в ближайшие несколько месяцев.

Ну и возвращаясь к Сирии, поскольку все равно так или иначе эта тема будет обсуждаться — не просто же так Керри срывается именно сейчас, после решения Москвы о частичном выводе войск. Тут-то что можно сейчас обсуждать? Потому что, с одной стороны, это частное решение Москвы, но зачем же тогда Керри летит

Евгений Минченко: Я так понимаю, они не очень поняли, что произошло. То есть я, конечно же, не инсайдер, но, реконструируя то, что было в публичном поле, могу предположить: вопрос о том, что Россия, может быть, выведет свои войска, обсуждался, но в известность или не поставили или поставили в последний момент, не объяснив детально своих последующих планов. Мне кажется, какая-то такая история произошла, и Керри хочет все-таки разобраться: «Хорошо, а дальше мы с вами как все-таки играем на этой поляне».
Вашингтон вообще понимает? Ему сейчас уход российских сил выгоден или нет?
Евгений Минченко: Они для начала хотят понять, русские уходят или нет. Или как в известном анекдоте, прощаются, но не уходят.

Тем временем официальный представитель российского МИД Мария Захарова с иронией отреагировала на слова британского коллеги Филипа Хаммонда о «похвале мужу, который перестал бить свою жену». «Господин Хаммонд, это что-то из личной практики?» — написала Захарова на своей странице в Facebook.

Между тем громкие заявления прозвучали сегодня от сирийских курдов. Они могут в среду объявить о федерализации контролируемых ими территорий на севере Сирии, сообщило агентство Reuters со ссылкой на представителя властей сирийского города Кобани Идриса Нассана. Контролируемые курдами районы получат название «Федерация Северной Сирии», отметил он. Как воспринимать такое заявление? Мнением на этот счет поделился профессор МГИМО Валерий Соловей: «Этот чиновник — очень влиятельный человек, в кантоне Кобани это министр обороны, так что доверять его намерению, его словам вполне можно. Более того, превращение Сирии не в федерацию-конфедерацию — это самый реалистический путь прекращения там гражданской войны. Другого пути просто не существует, и все, кто в этом заинтересован, об этом прекрасно знают. Просто не решаются говорить об этом вслух или говорят о федерализации, о воле сирийского народа. Но путь конфедерализации начался, и он не отвратим. На самом деле, судьба Сирии — это превращение совокупных слабосвязанных между собой территорий, которые будут формально называться федеративными, будут фактически независимыми государствами. Я думаю, что алавиты сохранят свой, естественно, анклав, свой кантон, ну и никакого единого правительства не будет. Я думаю, что Башару Асаду будет критически важно выжить, во-первых, а, во-вторых, алавитскому меньшинству нужно сохранить контроль над своей собственной территорией. Этот вопрос уже выживания, это не вопрос сохранения целостности страны».

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории