16+
Пятница, 9 декабря 2016
  • BRENT $ 54.28 / ₽ 3424
  • RTS1100.75
17 марта 2016, 17:13 ОбществоПроисшествия

«Закрыть все шахты и построить новые — это деньги, которые, никогда не окупятся»

Глава «Мечела» Игорь Зюзин предложил закрыть все шахты с подземной добычей. Металлурги восприняли его идею как шутку. Есть ли в этом здравый смысл, рассказали эксперты Business FM

Фото: Максим Шипенков/ТАСС

Закрыть все опасные угольные шахты — такое предложение на совещании у вице-премьера Аркадия Дворковича прозвучало от владельца «Мечела» Игоря Зюзина. Это было первое за 4 года совещание по безопасности в угольных шахтах, и посвящено оно было недавней трагедии на шахте «Северная». В мероприятии приняли участие совладельцы крупнейших угольных предприятий: «Северстали» — Алексей Мордашов, «Мечела» — Игорь Зюзин и СУЭК — Владимир Рашевский.

Эльгинское месторождение, которое разрабатывает «Мечел» открытым способом, по словам Зюзина, сможет полностью заменить уголь из воркутинских шахт уже в ближайшее время. Председатель Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Иван Мохначук обращает внимание на другой аспект.

Иван Мохначукпредседатель Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности«У нас по Воркуте, по Кузбассу порядка 12 таких предприятий, которые аналогичны по сложным условиям. Что делать с этими предприятиями и людьми, поскольку предприятия, как правило, это градообразующие, либо монообразующие предприятия в городах. По этим 12 шахтам — это порядка 12 тысяч человек. Если посчитать семьи, это порядка 40 тысяч. Если взять смежные предприятия, еще плюс 20 тысяч. Предприятия являются налогооблагаемыми предприятиями для формирования местных региональных бюджетов, в том числе и подоходный налог заработной платы. И что дальше делать с этими людьми, и как им быть? Это раз. Второе. В России и в мире разработаны технологии отработки вот этих сложных, опасных по всем показателям пластов, которые позволяют, с учетом проведения упредительных мероприятий работать, добывать уголь, не опасаясь за возможные последствия аварии. Такие технологии существуют, они разработаны, и они в России, в том числе, применялись и применяются. Другое дело, что некоторые собственники в погоне за прибылью, начинают пренебрегать некоторыми вещами, либо, используя одну технологию, исключают другие мероприятия. Поэтому мне кажется, что не надо мудрить, добывали, добываем и будем добывать уголь, в том числе и подземным способом, но необходимо посмотреть на эти технологии, если чего-то не хватает, доработать. Второе — некоторые технологические процессы ввести в режим федерального законодательства обязательно для исполнения любым собственникам, кто бы там ни приходил и где бы ни работал, если он работает в аналогичных условиях, ужесточить контроль за соблюдением технологий безопасности охраны труда. Техническая инспекция профсоюза, во всяком случае, угольщиков, я могу за себя говорить, и правовой инспекции дать статус внештатных инспекторов Роструда и Ростехнадзора, и мы, выдавая предписания оперативно работодателям, будем влиять на безопасность, с точки зрения необходимости и обязательности выполнения работодателем предписаний технической инспекции профсоюза. Сегодня этого нет в законодательстве. И я гарантирую, что при таком подходе мы повлияем на то, что безопасность будет гораздо выше, и не надо будет закрывать вот эти шахты, и люди будут работать, и все будет стабильно».

На сегодня в России сейчас действует 70 угольных шахт. Из них опасности не представляют всего 8. 38 считаются сверхопасными, а 12 — критически опасными. Затраты на закрытие этих 12 шахт Минэнерго оценило в 34,11 млрд рублей. Открытым способом, по данным Минэнерго, в 2015 году было добыто более 70% российского угля.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории