16+
Воскресенье, 11 декабря 2016
  • BRENT $ 54.17 / ₽ 3387
  • RTS1110.14
7 апреля 2016, 13:30 Компании

Глава «Победы» Андрей Калмыков рассказал, как летать дешевле всех

Чем отечественный лоукост-перевозчик отличается от западных и классических моделей авиакомпаний? Об этом — генеральный директор авиакомпании «Победа» Андрей Калмыков в интервью Business FM

Генеральный директор авиакомпании «Победа» Андрей Калмыков.
Генеральный директор авиакомпании «Победа» Андрей Калмыков. Фото: Пресс-служба авиакомпании «Победа»

В России уже были попытки создания отечественных лоукостеров, которые закончились безуспешно. Через какое-то время пришла «Победа» — она летает уже год, но для нашей страны это все-таки новинка, и далеко не все понимают, что такое лоукостер и чем он отличается от классических перевозчиков. Генеральный директор авиакомпании «Победа» Андрей Калмыков рассказал, как перевозчику удается держать цены на билеты на низком уровне, когда на борту появится питание и за что, по его мнению, вся отрасль должна быть благодарна группе «Аэрофлот».

Давайте поговорим о лоукост-сегменте. Чем отличается наш лоукостер от западных, и вообще что это такое?
Андрей Калмыков: Во-первых, те авиакомпании, которые называли себя в России лоукостерами, на самом деле таковыми не являлись. Эти компании были так называемыми лоуфейр с абсолютно теми же затратами, что и у классических авиакомпаний, при этом они продавали билеты по ценам в разы ниже, чем классические перевозчики. Именно поэтому с нами их уже сегодня нет. Мы пошли по совершенно другому пути. Группой «Аэрофлот» был создан дискаунтер — низкобюджетный перевозчик «Победа» строго по классической модели лоукостера.
Это значит, что компания экономит абсолютно на всем, за исключением безопасности полетов?
Андрей Калмыков: Это экономия топлива, экономия на обслуживании пассажиров, на некотором комфорте по сравнению с классическими авиакомпаниями. Экономия на аэропортовом обслуживании — также одна из больших статей.
Если я правильно понимаю, основная черта лоукостера — это высокая оборачиваемость, то есть самолет должен провести на земле минимальное количество времени.
Андрей Калмыков: Конечно, это основной драйвер экономии и получения низкой цены. Это достигается за счет нескольких факторов. Первый фактор — это абсолютно новый флот, который требует минимального технического обслуживания и минимального времени на это обслуживание. Таким образом мы имеем возможность планировать наш флот с очень высокой оборачиваемостью. Второе — это время разворота в аэропортах. Мы провели очень серьезную работу с нашим базовым аэропортом, с нашими партнерами по региональной сети в России. Сейчас среднее время разворота составляет 35 минут. У нас есть аэропорты, которые разворачивают нас и за 25 минут. На сегодняшний день мы планируем налет на одно воздушное судно до 16 часов в сутки. Это на сегодняшний день, я считаю, один из лучших мировых показателей и уж совершенно точно лучший в России.
Сколько должен отработать борт в таком интенсивном режиме, и что вы с ним потом делаете? Вы его кому-то продаете? Кому достается «выжатый лимон»?
Андрей Калмыков: Мы работаем в рамках группы «Аэрофлот», и у нас происходит централизованное планирование парка. Но считается, что самолет эффективен для лоукоста с возрастом до 6 лет. Использование самолета старше 6 лет в лоукост-сегменте становится неправильным. Что будет дальше происходить с нашим флотом, будет решаться в рамках общей стратегии парка группы «Аэрофлот».
Условно говоря, в вашей компании не будет бортов старше 6 лет?
Андрей Калмыков: На сегодняшний день мы не знаем, что будет происходить с экономической ситуацией, но с точки зрения бизнес-логики, с точки зрения стандартов лоукоста, самолеты старше 6 лет не используются.
На чем еще экономят лоукост-перевозчики? Вы еще говорили об обслуживании в аэропорту.
Андрей Калмыков: В аэропорту мы тоже экономим практически на всем. Мы, конечно же, не открываем такое огромное количество стоек регистрации для наших пассажиров, как это делают другие, классические авиакомпании. Время ожидания в очереди на регистрацию в аэропортах на наших рейсах незначительно превышает среднее время ожидания в других авиакомпаниях. При этом мы сделали очень удобную систему онлайн-регистрации. Человек может зарегистрироваться онлайн и вообще в очереди не стоять. Но те, кто предпочитают регистрироваться в аэропорту, будут тратить там немножко больше времени.
А онлайн-регистрация бесплатна, или нужно платить за выбор места?
Андрей Калмыков: Онлайн-регистрация абсолютно бесплатная, но она возможна только в том случае, если вы выбрали конкретное место, потому что если вы не выбрали конкретное место, вас система автоматически не сможет зарегистрировать.
Если я путешествую с супругой, какова вероятность того, что мы сядем рядом, если мы бронируем билеты онлайн?
Андрей Калмыков: Такая вероятность есть, но я не берусь ее оценить, потому что распределение мест по салону идет в соответствии со строгим алгоритмом, который заложен в нашей инверторной системе. Мы используем аналогичную систему, которую используют основные мировые лоукост-компании, — это система Navitaire. Она распределяет места в салоне воздушного судна в соответствии с заложенным в ней алгоритмом.
Судя по отзывам в Сети, вас обвиняют в том, что вы намеренно рассаживаете людей, чтобы они заплатили и их посадили рядом. Как вы прокомментируете такого рода претензии?
Андрей Калмыков: Претензии есть практически ко всем авиакомпаниям. Даже не практически, а вообще ко всем. Но, что касается рассадки мест пассажиров по салону, конечно же, мы специально не рассаживаем пассажиров в разные стороны и уж тем более потом с них не забираем деньги, если они вдруг хотят на борту пересесть. Пересесть на борту в принципе невозможно — ни за деньги, ни без денег. Пассажиры у нас летают строго по посадочным талонам. Но если для пассажиров очень важно, как вы говорите, с супругой лететь вместе, 149 рублей — это не та сумма, из-за которой, как я считаю, нужно терпеть неудобства и полагаться на волю случая. Просто заплатить 149 рублей, гарантированно сесть вместе, тут же получить посадочный талон и не стоять в очереди в аэропорту на регистрацию.
149 рублей при бронировании онлайн?
Андрей Калмыков: Конечно.
Давайте сравним «Победу» с западными лоукост-перевозчиками. Есть ли какие-то отличия в работе «Победы» и коллег из-за рубежа?
Андрей Калмыков: Несмотря на то, что мы строили свою работу максимально приближенно к модели классического лоукоста, у нас, конечно же, есть отличия. Первое и главное отличие заключается в том, у нас в стоимость билета включен провоз багажа. Мы возим 10 килограммов, мы обязаны это делать по Воздушному кодексу. Никакие лоукост-компании бесплатно багаж не возят. Мы же это делаем: мы платим за обработку этих мест в аэропорту и включаем в тариф. Таким образом, люди, которые летят абсолютно без багажа, платят за багаж, хотя этой услугой не пользуются. Таких пассажиров, по нашей статистике, около 40%, то есть 40% пассажиров летают абсолютно без багажа. Это командированные, студенты. Таким образом, мы имеем очень серьезный резерв для снижения тарифа, если наши законодатели примут норму, которая позволит авиакомпаниям не включать бесплатно багаж. Это не значит, что пассажиры не смогут возить багаж, просто они смогут это делать за отдельную плату. То есть тот, кто летит без багажа, не платит за тех, кто летит с багажом, а каждый платит за то, чем пользуется на самом деле.
Если в цифрах, насколько это позволит снизить тариф?
Андрей Калмыков: Наш минимальный тариф на сегодняшний день мы снижать не планируем. Он составляет 999 рублей. Но количество мест, которые мы сможем предлагать по этому минимальному тарифу, мы сможем увеличить как минимум на 20%. Таким образом, пассажиры, которые летят без багажа, смогут летать еще дешевле. Следующее отличие — это вопрос организации питания на борту. Мы единственный лоукостер, который не предлагает на борту ничего. Мы действительно не предлагаем ни питания, ни обслуживания напитками, за исключением питьевой воды. Почему так происходит? Не потому что мы стремимся выдумать какую-то новую бизнес-модель. Конечно же, мы хотим продавать на нашем борту и питание, и напитки, и зарабатывать на этом деньги и оказывать услуги нашим пассажирам. Но на сегодняшний день требования авиационной безопасности в Российской Федерации подразумевают полную выгрузку всех бортприпасов в каждом аэропорту, их досмотр и последующую загрузку, делая абсолютно нерентабельным любую продажу, либо мы будем вынуждены ставить такие цены, чтобы компенсировать все расходы на досмотр и выгрузку, что пассажирам они просто не по карману. Поэтому было принято решение на сегодняшний день пока воздержаться от организации обслуживания питания и напитками на борту. Мы очень хотим предоставить людям возможность и питаться, и покупать напитки — и прохладительные, и чай, и кофе, тем более что у нас есть рейсы не только часовые, но и трехчасовые, и четырехчасовые.
А самый длинный?
Андрей Калмыков: Самый длинный у нас на сегодняшний день «Махачкала — Сургут»: он идет чуть больше 4 часов. На таком рейсе, конечно же, нужно обслуживать и напитками, и питанием. Но, к сожалению, пока мы не видим возможности. Следующее отличие — достаточно низкое проникновение оплаты кредитными картами. Практических у всех крупнейших лоукостеров доля оплаты кредитками составляет более 80% — по кредитке, по дебетовой карте и так далее. У нас достаточно большое количество билетов продается через Интернет, оплачивается через офлайн-каналы, и достаточно большое количество продается через агентскую сеть, через Транспортную клиринговую палату. Особенно мы это видим в регионах России. Если в Москве доля онлайн-платежей достигает 70%, то доля офлайн-каналов в регионах достигает тех же 70-75%.
Это общая проблема по стране для всего. А вас это как касается?
Андрей Калмыков: Это создает нам дополнительные расходы, потому что при оплате на сайте кредитками мы получаем деньги на свой расчетный счет за минусом минимальной комиссии от платежной системы, а при использовании офлайн- или агентской системы мы не только выплачиваем агентскую комиссию, но еще и тратим большое количество времени на составление актов сверки, взаиморасчетов, отчетов агентов и так далее. Это такие косвенные расходы, которые не всегда видны, но они есть. Они появляются и растут снежным комом, как только вы уходите от прямых онлайн-продаж. Огромное количество бумаги. Бумага вообще, на мой взгляд, является огромной проблемой. Мы тратим бумагу абсолютно везде, например, на печать посадочных талонов, хотя весь мир летает уже по бар-кодам. Пассажир, получая бар-код на свой телефон, перед регистрацией должен распечатать себе посадочный талон. Мы тратим деньги на установку этих машин, мы тратим деньги на печать этих самых посадочных талонов, потом на их обработку, учет и так далее.
А это тоже требование законодательства?
Андрей Калмыков: Это тоже требование законодательства, потому что авиационная безопасность должна поставить штампик на этот талон. Я не готов обсуждать требования авиационной безопасности, но мы уникальные в мире.
Что делается сейчас для того, чтобы законодательство менять? Как это лоббируется, есть ли какие-то перспективы? У группы «Аэрофлот», если взять историю, очень хорошие показатели по способности добиваться каких-то изменений в свою пользу — те же самые иностранные пилоты и так далее.
Андрей Калмыков: Я бы сказал, что вся отрасль должна быть благодарна «Аэрофлоту» за то, что лоббистские усилия компании принесли плоды. Действительно, наше воздушное законодательство сдвинулось с мертвой точки, и те изменения, которые внесены, уже очень сильно помогают. Они помогают не только «Аэрофлоту» или дочерним компаниям группы, но и распространяются на все авиакомпании. Те же невозвратные тарифы используют абсолютно все авиакомпании Российской Федерации, хотя, конечно, инициатором и лоббистом таких изменений был «Аэрофлот».
Если подвести итог нашей беседе, что такое лоукост и что должен делать пассажир для того, чтобы максимально сэкономить на перелете?
Андрей Калмыков: Что такое лоукост? Это абсолютно новые самолеты, высочайшая пунктуальность, достаточно ограниченный уровень комфорта и минимальные издержки, которые несет авиакомпания. Это именно минимальные расходы. Это не значит, что всегда на все рейсы авиакомпании вы получите самый дешевый билет. Но если вы хотите летать всегда дешево, то вы должны бронировать билеты как можно раньше — за месяц, два, три. Тогда у вас всегда будут в наличии минимальные тарифы. Если вы покупаете билет накануне вылета или в день вылета, конечно же, тариф может быть сравним с тарифами классических авиакомпаний, а иногда и превышать их.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории