16+
Пятница, 9 декабря 2016
  • BRENT $ 53.72 / ₽ 3400
  • RTS1097.39
5 апреля 2016, 06:18 Компании

Панамские офшоры — будут ли правовые последствия?

В опубликованных международным консорциумом журналистов данных описываются подозрительные сделки. Их участники — различные иностранные структуры, аффилированные с россиянами. В том числе, компании, якобы, принадлежащие давнему другу Владимира Путина. В чем суть сделок? Каковы шансы, что ими заинтересуются правоохранители, и в каких странах это может произойти?

Рамон Фонсека
Рамон Фонсека Фото: Imago/TASS

Российским физ- и юрлицам — что раньше, что сейчас — не запрещены операции в офшорах. Если они не чиновники. Однако у госслужащих вроде все в порядке. Скан паспорта жены пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, упоминание ее имени в переписке сотрудника панамской фирмы. И резолюция расследователей: доказательств, что закон нарушен, — нет. Как и по поводу давно не ведущих деятельности офшоров Алексея Улюкаева и других чиновников.

Куда интереснее сделки с участием структур, якобы, принадлежащих давнему другу Владимира Путина — виолончелисту Сергею Ролдугину. Вот их суть. Одна офшорная компания, например, покупает пакет «Роснефти» у другой офшорной компании. На следующий день продавец эти акции выкупает. Но платит на полмиллиона долларов больше. Вряд ли участник сделки так быстро сошел с ума и добровольно лишился крупной суммы. Но конкретно в этих операциях нет ничего противозаконного. Говорит партнер Paragon Advice Group Александр Захаров.

Александр Захаровпартнер Paragon Advice Group«Данные, которые сейчас существуют, они являются: а) разрозненными, б) они являются необъективными и неформальными, с точки зрения документации. Да, возможно существуют договоры какие-то, но по способу исполнения договоров тоже очень много вопросов, по материалу, который стал публично доступен. Если мы говорим в отвязке от тех лиц, которые упоминаются, громко, если нет документов, то нет и базы, в общем, чтобы делать какие-то предположения. Тот массив, который существует, может отражать даже намерения сторон, которые могли быть даже не реализованы».

Другая схема. Одна офшорная компания собирается продать другой иностранной структуре акции. Но, заключив договор, моментально отказывается от сделки и платит неустойку в 750 тысяч долларов. Причем, документы на продажу и на расторжение оформляются в один день. Очень подозрительно. Но не более того. Это относится и к так называемым «пожертвованиям», которые отечественные бизнесмены, якобы, делали в пользу давнего друга российского президента. Схемы разные, но суть в том, что фирмам занимали сотни миллионов долларов, а потом прощали долги за символический доллар. Другое дело, что в теории этим могут заинтересоваться российские правоохранители. Комментирует старший партнер адвокатского бюро Forward Legal Алексей Карпенко.

Алексей КарпенкоАлексей Карпенкоадвокат, старший партнер компании Forward Legal«Для того чтобы увидеть всю схему, нужно смотреть не на отдельно взятые подозрительные операции, а видеть всю картину целиком, а ее по тем материалам, которые опубликованы, крайне сложно воссоздать. Все эти операции, которые сейчас опубликованы, могут послужить для российских налоговых и правоохранительных органов поводом для того, чтобы начать раскручивать эти операции. Для того чтобы увидеть всю схему, и посмотреть, не использовались ли офшоры для того, чтобы уклонятся от уплаты налогов, или не использовались ли офшоры для того, чтобы отмывать преступные доходы, например взятки».

К расследованию может подключиться любая страна, чьи граждане или компании, возможно, участвовали в незаконных схемах. То есть, Россия, Панама, Виргинские острова, другие государства. Те же Соединенные Штаты — они регулярно занимаются делами о нарушениях иностранных граждан в других государствах.

История украинского бизнесмена Дмитрия Фирташа о взятке в Индии и участии в этом ФБР — очень показательна. Тем более, США видят все операции, проводимые в долларах. Аналогичная возможность по отношению к евро есть у Европейского центробанка. Не зря Андрей Костин заметил: ЕЦБ не мог пропустить необеспеченный кредит, который структурам виолончелиста, якобы, выдала кипрская дочка ВТБ.

Отсюда логичные вопросы. Почему молчали регуляторы? Куда смотрела международная антиотмывочная организация ФАТФ? Наконец, в чем истинные интересы участников схем? Пока же картина такая: несколько частных лиц совершили друг с другом не нарушающие законы сделки. При этом были друг к другу неслыханно щедры.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории