16+
Воскресенье, 11 декабря 2016
  • BRENT $ 54.17 / ₽ 3387
  • RTS1110.14
5 апреля 2016, 21:26 Общество

Можно ли считать «панамский архив» общественно значимой информацией?

Информация Mossack Fonseca получена незаконным путем. Пока на этот факт обратили внимание только представителя «панамского регистратора». Будут ли искать тех, кто украл данные? И не дискредитирует ли их публикация журналистов?

Фото: AP/TASS

Информатора WikiLeaks Брэдли Мэннинга приговорили к 35 годам тюрьмы за кражу 700 тысяч документов Пентагона и Госдепартамента США. После публикации этих и других данных у Джуллиана Ассанжа возникли проблемы со шведским правосудием. И вот уже четыре года он живет в посольстве Эквадора в Лондоне. Эдварду Сноудену грозит 30 лет за хищение почти двух миллионов документов Агентства национальной безопасности, он объявлен в международный розыск. В «панамском архиве» нет гостайн, но секретов хватает. И их кража — такое же уголовное преступление. В компании Mossack Fonseca об этом заявили сразу же после первых публикаций в СМИ. Будет ли найден тот, кто похитил базу панамского регистратора? И как его накажут? Отвечает партнер Paragon Advice Group Александр Захаров.

Александр Захаровпартнер Paragon Advice Group«Кто на самом деле знает, что стоит за утечкой? Утечка информации в реальном состоянии, когда, действительно, информация ушла без согласия Mossack Fonseca. Есть так же и спекуляции, и предположения о том, что информация ушла достаточно сознательно, по соглашению с конкретными заинтересованными властями. За кражу и разглашение подобных материалов существуют серьезные штрафы, и даже срок заключения во многих юрисдикциях. До пяти лет существует, наверное, возможность привлечь лицо, и чтобы оно отбывало наказание».

Возникает этический вопрос, как оценивать публикацию украденных данных. С одной стороны, их можно отнести к общественно значимой информации. Большинство стран позволяют закрыть глаза на то, каким образом она была получена. С другой, можно ли утверждать, что весь «панамский архив», действительно, так значим. Например, случай с Татьяной Навкой. Газета Guardian опубликовала сканы ее личных документов в подтверждение того, что у нее была офшорная компания. Навка это отрицала. По данным издания, фигуристка открыла фирму в феврале 14-го года, в это время она не была супругой Пескова и не нарушала никаких законов. В чем тогда значимость этой информации, и как оправдать публикацию личных данных Навки? Рассуждает журналист Николай Сванидзе.

Николай СванидзеНиколай Сванидзетележурналист, историк«Они этой публикацией хотят сказать, что виноваты вы или нет, это не нам разбираться. Врать не надо, если вы говорите, что на самом деле все не так, то получите скан паспорта. Я не большой сторонник, и вообще не сторонник публикации личных документов, но когда затевается спор, тогда в ход идут прямые доказательства. Как же не было, когда вот вам скан. Это вопрос очень тонкий, с этической точки зрения. Окончательное суждение я не готов выносить».

Журналистам досталась служебная переписка Mossack Fonseca: по сути, фрагменты истории. Была попытка их объединить, но в итоге, в большинстве случаев, вышел шум, в котором авторы даже не обвинили своих героев в конкретных преступлениях. Тогда можно ли считать «панамский архив» общественно значимой информацией? И стоило ли публиковать его просто ради известных фамилий?

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории