16+
Вторник, 6 декабря 2016
  • BRENT $ 54.03 / ₽ 3457
  • RTS1059.97
7 мая 2016, 15:41 Политика

Новый мэр Лондона. Еще раз о исламофобии, антисемитизме и «брекзите»

Региональные и муниципальные выборы прошли в Великобритании. В Лондоне новым мэром стал лейборист Садик Хан. Он сменит на этом посту Бориса Джонсона. Главным соперником Садик Хана на выборах был кандидат консервативной партии Зак (Закари) Голдсмит. Две более контрастные фигуры современной Британии трудно себе представить

Садик Хан.
Садик Хан. Фото: Toby Melville/Reuters

Впервые мэром большого европейского города становится мусульманин. Хотя правильнее было бы говорить о мусульманском происхождении. Сын пакистанских иммигрантов, Садик Хан получил убедительнейший мандат — его поддержали 1,3 миллиона лондонцев. По оценкам комментаторов, такого огромного числа голосов не было ни у кого из британских политиков за всю историю страны. Это победа не столько мусульманина и даже не столько лейбориста — оппозиционного политика. Это еще больше победа тех британцев, кто верит в прочность своей многонациональной, многоэтнической, многоконфессиональной страны.

Об этом, собственно, и говорил новый мэр после объявления окончательных результатов: это победа «надежды над страхом, единства над разногласиями», это подтверждение того, что «политика страха неуместна в Лондоне».

В победе Хана конфессиональный фактор сыграл парадоксальную роль. Его нельзя исключить, но чтобы понять, что на самом деле произошло, нужно понять, как настроены и за что на самом деле голосовали жители Лондона, этого современного Вавилона, всегда волнующего, иногда пугающего «города контрастов». Города, который называют и «Лондонистаном», и «Лондонградом», и «Парижем-на-Темзе» в зависимости от того, кто какую часть разноязыкой английской столицы хочет выделить — мусульманскую, русскую или французскую.

Главным соперником Садик Хана на выборах был кандидат консервативной партии Зак (Закари) Голдсмит. Две более контрастные фигуры современной Британии трудно себе представить.

Голубоглазый блондин, как и Борис Джонсон, Зак Голдсмит — миллионер, сын англо-французского миллиардера сэра Джимми Голдсмита. Сэр Джимми известен среди прочего тем, что он основал ЮКИП — Партию независимости Соединенного Королевства, ведущую сейчас кампанию за «брекзит», то есть выход Британии из ЕС. Многочисленная семья нынешних Голдсмитов происходит из известного немецко-еврейского банкирского дома Гольдшмидтов, на протяжении веков конкурировавшего с Ротшильдами. Зак сейчас женат на одной из наследниц Ротшильдов (и одновременно ирландской пивной империи «Гиннесс»).

Садик Хан родился в лондонском районе Тутинг в семье пакистанского иммигранта. Семья с восемью детьми жила в трехкомнатной квартире. Отец работал водителем автобуса, а мать — швеей. Садик учился в обычной государственной школе, Зак — в элитарном Итоне (откуда его, правда, выгнали за наркотики — нашли в комнате травку).

Школьный учитель заметил склонность Садика спорить, доказывать, дебатировать — и посоветовал учиться на юриста. Он послушался и, действительно, стал известным адвокатом-правозащитником. Вел дела против злоупотреблений полиции, незаконных арестов, трудовые конфликты и дела о расово-этнической дискриминации.

Это, а также и его выступления против исламофобии и дискриминации уже в парламенте, Хану припомнили во время избирательной кампании: обвинили в сочувствии исламским экстремистам. В одной из публикаций Зак Голдсмит сопроводил нападки на Хана фотографией лондонского автобуса, взорванного террористами в 2005 году. Однако конфессиональная, исламистская карта обернулась против кандидата-тори. Его обвинили в расизме и противники в Лейбористской партии, и многие видные консерваторы: это неприлично, не по-английски. Мы спорим, иногда страстно, но спорим о проблемах и путях их решения, а не о том, кто какой веры и цвета. У всех свои предрассудки, но в общественной, публичной и тем более политической жизни держите их при себе, а по возможности и выдавливайте по капле.

Многие из моих английских друзей считают, что именно эта ошибка и лишила окончательно Голдсмита шансов на победу. Даже при том, что Зака знают как нестандартного консерватора, вдумчивого, либерального. И отнюдь не оголтелого расиста. Сегодня некоторые комментаторы полагают, что он просто поддался советам помощников, не понимавших настроений лондонцев.

Кампании Хана не помешал и неприятный скандал у самих лейбористов. Руководству пришлось исключить из партии (приостановить членство) нескольких видных членов парламента, включая и бывшего мэра Лондона «Красного» Кена Ливингстона. Выяснилось, что они выступали с откровенно антисемитскими высказываниями в социальных сетях и даже публично. Кен Ливингстон, оправдываясь, еще больше всех поразил: стал доказывать, что Гитлер на самом деле был сионистом — поддерживал выезд евреев в Палестину.

Проблема с антисемитизмом у британских и в целом европейских левых, действительно, существует. Некоторые искренне не понимают, где проходит грань между критикой действий израильского правительства, текущей политикой, и где начинаются сомнения в праве израильтян и палестинцев на существование в своих государствах, где кончается разумный спор и начинается расовая вражда.

Если лейбористам еще придется разбираться со своими антисемитами, то консерваторов раздирают разногласия по поводу ЕС. Премьер-министр и многие тори видят будущее Британии в Европейском союзе, другие — за «брекзит». За выход выступил и Зак Голдсмит. Это его давняя, семейная позиция. Беда только в том, что Лондон известен как самый проевропейский регион Британии, за членство в ЕС последовательно выступает и Садик Хан. «Брекзит» у всех на уме, и это тоже было фактором в победе кандидата-лейбориста.

Мир поражен победой Хана: мусульманин — мэр Лондона! Это в новостных заголовках и в Европе, и в Америке, и в России. Сенсация все же не в том, что «мусульманин победил», а победило, несмотря ни на что, неприятие вражды, игры на страхах и предрассудках. Кстати, у самих англичан при слове «пакистанец» в уме, в первую очередь, возникает не мусульманин, а совсем другое — или дружелюбный владелец бакалейного магазинчика на углу, или подтянутый адвокат или доктор, включая и женщин.

Какое отношение к России имеют перипетии лондонской кампании? Мало какое, скорее вообще никакого. Наверное, многие будут скучать по лохматому велосипедисту Борису Джонсону. Не скажу, сравнится ли с ним по популярности у россиян новый мэр, но не расстраивайтесь: Борис не ушел из политики и еще долго будет мелькать на наших экранах. А насчет победы мусульманина — что же, накануне Дня Победы, может, стоит вспомнить, что победа та была прежде всего над идеями ненависти и национального превосходства.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории