16+
Понедельник, 5 декабря 2016
  • BRENT $ 54.91 / ₽ 3495
  • RTS1067.49
29 июня 2016, 06:07 ПолитикаКонфликты

Никакая обида не может длиться вечно. Комментарий Георгия Бовта

В среду Владимир Путин обещал позвонить турецкому президенту Реджепу Тайипу Эрдогану. Звонок может стать еще одним шагом на пути потепления отношений. В то же время, между Анкарой и Москвой остаются несколько острых вопросов, которые могут разрешить только лидеры двух стран

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Митя Алешковский/ТАСС

Вслед за информацией об извинениях Эрдогана за сбитый российский штурмовик и его соболезнованиях родственникам погибшего пилота Олега Пешкова последовала противоречивая информация о том, будет ли Турция платить компенсацию за сам самолет. Сначала премьер Бинали Йылдырым вроде сказал, что будет. Потом сказал, что он такого не говорил. Хотя вряд ли вопрос ценой 15-20 млн долларов станет камнем преткновения, если уж стороны всерьез решили помириться. Просто тому же Эрдогану, политику вождистского типа, надо подать свои действия не как унизительную уступку, а как мудрый поступок сильного человека. А Москве, всегда настаивавшей именно на извинениях, важно подчеркнуть, что она своего добилась, и это слово в не опубликованном полностью письме турецкого президента есть.

Куда более болезненный вопрос, будет ли наказан боевик Альпарслан Челик, которого российская сторона обвиняет в том, что это он расстрелял спускавшегося на парашюте летчика. Турция Челика арестовала весной по обвинению в незаконном хранении оружия, затем в мае сняла обвинения. Сейчас следствие вроде возобновлено, Челик находится под подпиской о невыезде, а турецкой печати рекомендовано не освещать подробно это деликатное дело. Челик, сын крупного деятеля из оппозиционной Эрдогану праворадикальной «Партии националистического движения», персонифицирует собой ту сложную игру, которую Анкара ведет в Сирии. Он с 2014 года сражался на стороне поддерживаемых Турцией и выступающих против официального Дамаска туркоманов, удары по которым российских ВКС, в свою очередь, Анкара и восприняла столь болезненно, что сбила самолет. Однако официально Турция боевиков типа Челика не поддерживает. Во-первых, «Партия националистического движения» рассматривается Эрдоганом как соперник, он и его «Партия справедливости и развития» сами хотят играть на националистическом поле, хотя и умеренно. Во-вторых, Челик связан с террористической организацией «Серые волки», считающейся эдаким «молодежным крылом» националистов. Наказать такого, как Челик слишком сурово — это значит пойти наперекор турецким спецслужбам, которые подобные террористические группировки, включая запрещенный ИГИЛ, вовсю использовали в Сирии в борьбе против режима Башара Асада. Те же туркоманы блокируются с такими признанными террористами, как «Фронт ан-Нусра» и «Ахрар-аш-Шам». Которых Анкара тоже негласно поддерживает.

Впрочем, и эти разногласия в какой-то мере могут быть разрешены или смягчены в контексте развития российско-турецкого сотрудничества на другом направлении. Речь о газопроводе «Турецкий поток». Последний раз Путин с Эрдоганом обсуждали его за неделю до инцидента с самолетом. Разногласия по трубопроводу появились еще ранее, но вроде Москва и Анкара были готовы проложить одну нитку для обеспечения собственно самой Турции. Затем, уже в декабре, Москва увязала судьбу «Турецкого потока» с согласием на его строительство Евросоюза. Также с перспективами «Турецкого потока» была увязана и скидка на газ для турецкой государственной компании Botas. А поскольку вопрос о трубе завис, то и скидку не дали. Сейчас дело как раз разбирается в международном арбитраже. Объективно «Турецкий поток» «Газпрому» нужен для того, чтобы гарантированно отказаться от транзита через Украину. Помимо того, что сам проект — инвестиционно емкий. Но «Турецкий поток» нужен и Турции. Он может помочь ей стать мощным «газораспределительным хабом» для всей Южной Европы. В этом плане совпадение по времени примирения с Москвой с примирением с Израилем, с которым Анкара поссорилась шесть лет назад, не случайно. Израиль собирается сам экспортировать газ в Европу с месторождения «Левиафан». Хотя и в несопоставимых с Россией объемах, но все же. Либо через Кипр, либо через Египет, либо через все ту же Турцию. Дополняя тем самым ее мощности как газового хаба. Объемов израильского газа не хватит для осуществления таких грандиозных планов. Нужен еще и российский, вдобавок к также поступающему в Турцию иранскому. Все это, помимо других сфер взаимной торговли и экономического сотрудничества, создает объективные предпосылки для того, чтобы Москва и Анкара не зацикливались на обидах. Хотя, как известно, не всякие обиды можно искупить деньгами, но в данном случае, кажется, важнее другой принцип: никакая обида не может длиться вечно.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории