16+
Суббота, 10 декабря 2016
  • BRENT $ 54.17 / ₽ 3387
  • RTS1110.14
13 июля 2016, 10:44 Политика

Обзор инопрессы. Что общего у ЕС и СССР

Об этом рассуждает профессор Александр Лукин в статье The National Interest. Главным сходством он называет идеологию

Фото: Paul Hackett/Reuters

Евросоюз очень похож на рухнувшую советскую империю, пишет профессор Александр Лукин в статье на страницах The National Interest. Выход Соединенного Королевства из ЕС, за который проголосовало большинство британского населения, стал мировой сенсацией. По мнению экспертов, несмотря на привилегированное положение в Европе, жители Британии взбунтовались против элит, чему способствовал и глубокий миграционный кризис. Однако мало кто видит сходство раскола ЕС с распадом Советского Союза.

Евросоюз, как и некогда СССР, является геополитической структурой, основанной на идеологии. Обе начали трещать по швам, когда реальность оказалась в явном противоречии с их целями. Советская идеология обещала равенство, справедливость, растущий уровень жизни и экономический рост, как на капиталистическом Западе. На самом деле советские граждане жили при постоянном дефиците продуктов и товаров, несправедливом распределении и низком уровне жизни.

Недовольство родилось среди идеологизированной элиты в виде движения за возврат настоящего ленинизма. На этой волне к власти пришел Михаил Горбачев, обещавший восстановить идеалы Ленина, но приведший страну к краху. Получивший некоторую свободу, народ проголосовал за прозападных либералов, обещавших лучшее будущее, в результате чего Горбачев потерял власть. Почему люди не получили того, за что голосовали, уже другой вопрос.

Западное общество также идеологизировалось в последние годы на основе демократии по европейским стандартам, максимально высоком уровне жизни, свободе для всех, мире без границ, войн и конфликтов, справедливости, равенстве в правах. На самом деле европейские граждане получили огромный разрыв в доходах малообеспеченных и сверхбогатых людей, поток мигрантов, грозящих отобрать рабочие места, войны во имя демократии вместо мира и неизбираемых брюссельских бюрократов, принимающих важнейшие политические решения.

Подобная стратификация сократила средний класс. Вместо традиционных ценностей европейцы получили гей-парады, гомосексуальные браки, наркотики, легальную проституцию и тому подобное. Налогоплательщикам из развитых стран пришлось неохотно делиться доходами с менее развитыми странами Восточной Европы, чтобы те воспользовались плодами европейской утопии.

Британская элита, выступающая за расширение ЕС, забыла, что в стране живут и обычные люди: работники, сельхозпроизводители, продавцы или просто футбольные фанаты, взгляды которых отличаются. Они всегда были недовольны Брюсселем по прагматическим причинам — не хотят делиться своими низкими доходами для достижения идеологических целей, неся свободу и счастье народам Восточной Европы или Северной Африки.

Британский премьер Дэвид Кэмерон, верящий в демократию, как в религию, совершил ту же ошибку, что и советский президент Горбачев. Кэмерон не понял своих сограждан, уставших от призывов к европейскому единству и от политиков, обещающих демократические райские кущи. Результат референдума известен. Подданные Ее Величества, возможно, не получат того, что хотели, а Соединенное Королевство рискует расколоться, как Советский Союз. Но это уже другая история.

Подобное народное недовольство, конечно, существует и в других европейских странах. Трудно сказать, дадут ли их правящие элиты возможность выразить свое мнение простым людям. Избиратели требуют перемен, а брюссельские идеологи, как и правительство Горбачева, опаздывают в проведении реформ, отмечает The National Interest.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории