16+
Понедельник, 5 декабря 2016
  • BRENT $ 55.02 / ₽ 3509
  • RTS1061.58
14 июля 2016, 16:02 Право

Титов: «резиновая» мошенническая статья — «основной бич» для бизнеса

Уголовное преследование предпринимателей по «мошенническим» статьям набирает обороты. Статистику МВД Business FM прокомментировал бизнес-омбудсмен Борис Титов

Фото: Григорий Собченко/BFM.ru

Число дел по «мошенническим» статьям, по данным МВД, за полгода увеличилось на четверть. В количественном выражении их стало больше на 112 тысяч. Обвиняемыми часто становятся предприниматели, сказал РБК сопредседатель «Деловой России» Андрей Назаров. По его словам, процессы в бизнесе не всегда идут гладко, поэтому конкуренты нередко обращаются в правоохранительные органы, не давая решать споры в арбитражных судах.

В подсчетах МВД учитывало виды мошенничеств при получении выплат, использовании платежных карт, в сферах кредитования, страхования, компьютерной информации и предпринимательской деятельности. Уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов говорит, что статья «мошенничество» слишком размыта для бизнеса:

Борис ТитовБорис Титов уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей «У нас все наоборот происходит. С ухудшением экономической ситуации должно было бы ослабевать давление на бизнес с тем, чтобы дать ему вздохнуть, когда спрос падает, когда такие процентные ставки по кредитам, но у нас все наоборот — усиливается давление на бизнес попыткой с него содрать последнее. Уголовное преследование — это основной бич, потому что количество возбуждаемых дел совершенно неадекватно количеству наших предпринимателей и развитию экономики. Мы считаем, что особенно эта «мошенническая» статья составляет самую главную проблему, потому что она самая «резиновая». Туда можно подвести что угодно — от мошенничества за неправильную продажу кукурузы на пляже до невыполнения хозяйственных договоров на миллионы рублей, причем это чисто хозяйственных договоров, которые никакого отношения к экономическим преступлениям не имеют. Под нее можно подвести кого угодно, что сегодня правоохранители, следственные органы и делают. Смягчение статьи — это движение в хорошую сторону, но это очень слабая «косметика», которая кардинально ничего не изменит. Мы предлагали вообще вывести хозяйственные договора — невыполнение контрактов, непоставка оборудования. Все это у нас под статьей «мошенничество». Мы предлагали вывести эти хозяйственные договора в отдельный пункт, который, собственно, и был, статья 159 прим. 4 «мошенничество в предпринимательской деятельности». Ее отменил Конституционный суд — посчитал, почему должны быть привилегии предпринимателям по отношению к другим социальным слоям, хотя это совершенно необоснованно. Конечно, у предпринимателей другая ситуация — они владельцы не только собственного имущества, но еще и активов, которые принадлежат компаниям. Это совершенно другая история, но тем не менее убрали. Сейчас попытались ввести обратно, но дело в том, что ввели-то обратно, чуть-чуть увеличив пороги, но наказание то же самое, что и по другим статьям. Раньше было пять лет, а теперь по новой статье уже десять лет, и какая разница, по 159-й, где десять лет, или по новой, где тоже десять лет».

Зачастую под «мошенничество» подводят дела, которые фактически относятся к арбитражу. Примеры Business FM привел управляющий партнер адвокатского бюро «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры» Александр Забейда:

Александр Забейда управляющий партнер адвокатского бюро «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры» «Представим ситуацию, что контрагент выполнял работы для заказчика. Работы были выполнены не в полном объеме, но представитель заказчика их принял и подписал акт выполненных работ. Даже если это всплывает, у пострадавшей компании практически нет перспектив выиграть такое дело в арбитраже. Но если обвинить подрядчика в сговоре с представителем заказчика на хищение денег, можно получить неплохой инструмент воздействия для убеждения несговорчивого контрагента в необходимости вернуть все деньги обратно. Конечно, более логично было бы при отсутствии доказательств сговора усмотреть в действиях представителя заказчика халатность, но это невыгодно ни органам следствия, ни потерпевшему, так как денег от контрагента в таком случае они не получат. Либо представим другую ситуацию: есть физическое лицо, у него есть три бизнеса в абсолютно разных направлениях, эти бизнесы работают. Какой-то бизнес работает хорошо и приносит деньги, а какой-то бизнес убыточный. В случае с убыточным бизнесом он кредитуется, получается кредит, в дальнейшем компания не может выплачивать этот кредит, но ее основной акционер не несет обязательств. Если там нет договора поручения, он не несет никаких обязательств по выплате этого кредита, и это проблемы самой компании. Если она не может отвечать по кредиту, то она уходит в банкротство. Если банк понимает, что у человека три бизнеса и он мог бы изыскать эти деньги из другой компании, вытащить их из другого кармана, вполне логичным было бы возбудить на него уголовное дело, чтобы он пошустрее соображал».

Бизнес-омбудсмен Борис Титов считает, что подобные преступления должен рассматривать суд присяжных, который сможет доказать, был ли умысел в преступлении. Также, по его словам, необходимо вообще отменить 159-ю статью.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории