16+
Понедельник, 5 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
28 июля 2016, 16:22 Право

Вину за гибель главы Total на себя взяли сотрудники аэродромных служб «Внуково»

Суд приступил к рассмотрению громкого дела о крушении в аэропорту «Внуково» самолета Falcon с главой энергетического концерна Total на борту. Вину за гибель французского миллиардера признали лишь сотрудники аэродромной службы. Трое диспетчеров отрицают причастность к трагедии

Инженер Владимир Леденев, водитель Владимир Мартыненко, руководитель полетов Роман Дунаев и диспетчер Александр Круглов (слева направо), являющиеся фигурантами уголовного дела о гибели главы нефтегазовой компании Total Кристофа де Маржери в московском аэропорту «Внуково».
Инженер Владимир Леденев, водитель Владимир Мартыненко, руководитель полетов Роман Дунаев и диспетчер Александр Круглов (слева направо), являющиеся фигурантами уголовного дела о гибели главы нефтегазовой компании Total Кристофа де Маржери в московском аэропорту «Внуково». Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

В Солнцевском суде Москвы сегодня началось рассмотрение громкого дела о крушении в аэропорту «Внуково» самолета Falcon, в результате которого погиб глава французской нефтегазовой компании Total Кристоф де Маржери. Из пяти подсудимых вину признали лишь двое — сотрудники аэродромных служб. Трое диспетчеров категорически отвергли обвинение в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта (ч. 3 ст. 263 УК РФ).

На процесс пятеро фигурантов приехали своим ходом — большинство из них почти год провели в СИЗО или под домашним арестом, прежде чем их освободили. Сев в зале суда среди зрителей, они терпеливо ждали, когда журналисты закончат съемки.

Согласно озвученной фабуле обвинения, руководитель полетов Внуковского центра организации воздушного движения Роман Дунаев, диспетчеры Надежда Архипова и Александр Круглов, а также ведущий инженер аэродромной службы Владимир Леденев и водитель снегоуборочной машины Владимир Мартыненко ненадлежащим образом исполняли свои обязанности. Они нарушили целый ряд пунктов авиационных правил и должностных инструкций. Их халатное отношение к работе привело к тому, что 20 октября 2014 года в 23 часа 58 минут частный самолет Falcon-50ЕХ с главой французского энергетического концерна Total Кристофом де Маржери на борту столкнулся со снегоуборочной машиной. За ее рулем оказался пьяный Владимир Мартыненко. Экспертиза нашла в крови снегоуборщика 1,64 промилле алкоголя, что соответствует бутылке водки. В результате возвращавшийся с инвестиционного форума в Париж бизнесмен, а также трое членов экипажа его бизнес-джета погибли.

Всем подсудимым инкриминировали ч.3 ст.263 УК РФ (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации судна воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц). Она предполагает лишение свободы на срок до 7 лет.

Что вменяется каждому

Зачитывая обвинительное заключение, прокурор сообщил, что, по версии следствия, является нарушениями со стороны каждого из подсудимых. Следствие пришло к выводу, что диспетчеры имели возможность предотвратить столкновение самолета со снегоуборочной машиной, но не предприняли необходимых действий. Несмотря на наличие локатора обзора летного поля на мониторах, они не сообщили о движении спецтехники в сторону взлетно-посадочной полосы и не проинформировали экипаж о возникшей на их пути опасности. Так, диспетчер руления Надежда Архипова «вследствие небрежного исполнения своих обязанностей» не информировала Дунаева о перерывах работы спецтранспорта, не осуществляла слежение и контроль за движением спецтехники. «Своевременно о нарушениях Дунаеву и Круглову она не сообщила», — отметил гособвинитель.

В это время диспетчер старта Александр Круглов занимался обучением диспетчера-стажера Светланы Кривсун (дело в отношении нее было прекращено на стадии следствия). Именно она, действуя под контролем диспетчера Круглова, разрешила самолету Falcon занять место за стартом. «В итоге в 23:57 внештатный диспетчер-инструктор Круглов, не убедившись в безопасности полосы, не отменил разрешение диспетчера-стажера на взлет и не сообщил экипажу воздушного судна о нахождении на ВПП постороннего объекта», — отметил гособвинитель.

Руководителю полетов Внуковского центра организации воздушного движения Роману Дунаеву, в частности, вменили в вину то, что он плохо проконтролировал работу подчиненных диспетчеров, а также не согласовал в письменном виде с аэропортовыми службами время начала и окончания снегоуборочных работ. «Вследствие бездействия Дунаева, машина Мартыненко на протяжении 15 минут продолжала несанкционированное передвижение по взлетно-посадочной полосе», — указал гособвинитель. Последний, по его словам, «не проявив должной внимательности и осторожности, не прослушивая радиообмена и не запросив разрешения у диспетчеров, без контроля со стороны руководителя смены Леденева пересек ВПП».

«Вам понятна обвинение, вы признаете вину?» — спросил подсудимых судья. Трое из них — Дунаев, Круглов и Архипова ответили отрицательно.

Роковое стечение обстоятельств и самонадеянность пилотов?

В свою очередь, Владимир Леденев и Владимир Мартыненко заявили, что согласны с обвинением. «Глупо отказываться от того, что есть», — позже признался в разговоре с Business FM ведущий инженер и по совместительству старший смены аэродромной службы. По словам Владимира Леденева, он не заметил, что его подчиненный сел за руль пьяным и не уследил за машиной Мартыненко, когда тот выехал с дорожки, ведущей к одному из терминалов на взлетно-посадочную полосу. «В тот вечер у нас сломался фонарь, мы вызвали электрика, переговорили с ним. Скорее всего, Мартыненко принял его машину за мою и поехал за ней. А я в это время отвлекся на разворот колонны», — сказал подсудимый. Он считает, что причиной случившегося стало роковое стечение обстоятельств. Комментировать причастность диспетчеров к трагедии он не стал.

В то же время защитники диспетчеров убеждены, что вина их подзащитных доказана не была, а расследование по делу было проведено неполно. «Так, следствие не дало вообще никакой оценки действиям французских пилотов, а второй пилот самолета дважды докладывал о наличии препятствия на ВПП, однако не предпринял никаких действий, чтобы предотвратить столкновение. Почему возлагают вину на диспетчеров за случившееся, нам неясно», — отметил защитник Александра Круглова Олег Бабич. В свою очередь, адвокат Надежды Архиповой Валентин Колесников добавил, что о постороннем предмете на взлетно-посадочной полосе экипаж знал за 14 секунд до столкновения, а за это время «можно много чего было бы сделать». Один из подсудимых, не пожелавший, чтобы его имя было названо, в беседе с Business FM предположил, что одной из причин трагедии могла стать самонадеянность французских пилотов, решивших, что они могут взлететь. «Время было позднее, все устали, хотели поскорее вернуться домой, а если бы они запросили отмену разрешения на взлет, то инспекторская проверка в этом случае могла бы затянуться до утра», — сказал подсудимый.

Ожидается, что завтра, 29 июля прокуратура начнет представление доказательств с допроса свидетелей обвинения, которых в деле насчитывается свыше 50 человек.

Иски на миллионы

Ранее сегодня суд признал гражданским истцом по делу мужа погибшей стюардессы Русланы Салюк-Вервель Патрика Вервеля. Он подал иск к аэропорту «Внуково» и ФГУП «Госкорпорация по Организации воздушного движения» о компенсации морального вреда на сумму 300 тысяч евро.

Также в деле имеются, по меньшей мере, еще два иска. Французская компании Unijet, у которой в аренде находился самолет, подала в рамках уголовного дела иск на сумму более 741 млн рублей (более 14 млн евро). В такую цифру она оценила стоимость самолета. А ОАО «Внуково» настаивает на выплате ей 1,2 млн рублей в связи с повреждением уборочного автомобиля. Кто будет отвечать по этим искам, пока не ясно.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории