16+
Суббота, 10 декабря 2016
  • BRENT $ 54.17 / ₽ 3387
  • RTS1110.14
3 августа 2016, 18:52 Право

«Кто мог возразить Ришелье?» Дело о коррупции в СКР признали законным

Лефортовский суд Москвы в среду признал законным возбуждение уголовного дела о коррупции в СК, фигурантами которого стали трое высокопоставленных сотрудников центрального аппарата. В свою очередь, Тверской суд Москвы оставил в СИЗО до 15 ноября Андрея Кочуйкова и Эдуарда Романова, которых считают людьми из окружения вора в законе Захария Калашова и в интересах которых, как утверждает ФСБ, действовали следователи

Первый заместитель начальника Главного следственного управления Следственного комитета России по Москве Денис Никандров, обвиняемый в получении взяток от представителей криминального сообщества, перед рассмотрением вопроса о законности возбуждения уголовного дела в Лефортовском суде Москвы, 3 августа 2016.
Первый заместитель начальника Главного следственного управления Следственного комитета России по Москве Денис Никандров, обвиняемый в получении взяток от представителей криминального сообщества, перед рассмотрением вопроса о законности возбуждения уголовного дела в Лефортовском суде Москвы, 3 августа 2016. Фото: Михаил Почуев/ТАСС

Жалобу о нарушении подследственности в суд подали адвокаты первого заместителя начальника столичного главка Следственного комитета России Дениса Никандрова. Они утверждали, что ФСБ не имела права возбуждать и тем более расследовать дело. По их мнению, это был должен делать Следственный комитет России.

На процесс генерал-майора юстиции Никандрова доставили в сопровождении спецназа ФСБ. Одетый в серый спортивный костюм обвиняемый выглядел умиротворенным. Спокойную обстановку нарушал лишь нервно лаявший на журналистов служебный ротвейлер. Впрочем, в зале репортерам удалось пробыть недолго. Почти сразу же представитель Генпрокуратуры Алексей Никитин попросил закрыть процесс. Свое ходатайство он объяснил тем, что в противном случае может произойти утечка данных предварительного следствия. Следователь ФСБ Константин Гладышко (в свое время он вел дело в отношении бывшего сотрудника ГРУ Владимира Квачкова — Business FM) ходатайство поддержал. Никандров же и его адвокаты оставили разрешение этого вопроса на усмотрение суда. В итоге разбирательство продолжилось за закрытыми дверями.

Защитники Никандрова Алексей Мезенцев и Сергей Капустин оспаривали решение Главного следственного управления Федеральной службы безопасности от 16 июля о возбуждении дела в отношении руководителя управления собственной безопасности СКР Михаила Максименко и его заместителя Александра Ламонова. Из него впоследствии и были выделены материалы в отношении Дениса Никандрова. Дело в отношении него, как в отношении так называемого «спецсубъекта», несколькими днями позже возбудил лично председатель СКР Александр Бастрыкин. Однако впоследствии заместитель генпрокурора Виктор Гринь распорядился объединить два дела в одно производство и передать для расследования в ФСБ России в целях объективности.

В итоге 19 июля по ходатайству службы Лефортовский суд Москвы санкционировал арест Никандрова, Максименко и Ламонова. Им предъявили обвинение в получении взятки (ч.6 ст. 290 УК РФ) в размере 500 тысяч евро от подручных вора в законе Захария Калашова по прозвищу Шакро Молодой. По версии следствия, под давлением фигурантов сотрудники СО по ЦАО СКР по Москве переквалифицировали уголовное дело в отношении подручных авторитета Андрея Кочуйкова и Эдуарда Романова, благодаря чему они чуть не вышли на свободу. Впрочем, сотрудники СКР вину отрицают, заявляя, что не совершали ничего противозаконного.

Как удалось узнать Business FM, позиция адвокатов Дениса Никандрова сводилась к тому, что дело в отношении Максименко и Ламонова не должна была возбуждать ФСБ. В первую очередь, они аргументировали свою жалобу статьей 448 Уголовно-процессуального кодекса, согласно которой, дела в отношении руководителей и следователей вышестоящих следственных органов возбуждаются председателем СК или его заместителем.

Они указали, что, хотя Максименко и Ламонов непосредственно не занимаются расследованием дел, однако они также являются руководителями следственных органов СК, и возбуждение дела в отношении них также должен был санкционировать глава СКР. При этом адвокаты ссылались на п.3 ст. 4 закона «О следственном комитете», который признает руководителями следственных органов руководителей подразделений центрального аппарата Следственного комитета, их первых заместителей. В статье же 29 закона «О следственном комитете» прописан порядок привлечения сотрудника СК к уголовной ответственности. Она гласит, что производство расследования в отношении следователя СК относится к исключительной компетенции следственных органов СКР.

То, что при расследовании дела была нарушена подследственность, считают и независимые эксперты-юристы. Так, по словам управляющего партнера адвокатского бюро города Москвы «Соколов, Трусов и партнеры» Федора Трусова, согласно статье 151 УПК РФ подследственность подобных уголовных дел («взятка, полученная сотрудником правоохранительных органов») определена строго, и расследовать подобные уголовные дела, пусть даже совершены они были высокопоставленными сотрудниками СК РФ, должны сами следователи СКР, что по-обывательски, конечно, не совсем логично.

«Относительно передачи уголовного дела следователям ФСБ РФ по указанию Генеральной прокуратуры: действительно, прокурор вправе согласно статье 37 УПК РФ передавать уголовное дело или материалы проверки сообщения о преступлении от одного органа предварительного расследования другому, однако делать он это должен в строгом соответствии с правилами, установленными статьей 151 УК РФ. Согласно же статье 151 УК РФ, следователями органов Федеральной службы безопасности расследование уголовных дел, предусмотренных статьей 290 УК РФ, не производится, — говорит юрист. «Почему ГП РФ передала уголовное дело в ФСБ, понять легко, но юридически обосновать пока нельзя, если только не появится в деле любой, пусть даже формальный и, откровенно говоря, выдуманный эпизод уголовного дела, отнесенного к компетенции следователей ФСБ», — комментирует юрист хитросплетения уголовного дела. Таким, по мнению Трусова, может быть, например, эпизод по статье 283.1. УК РФ «Незаконное получение сведений, составляющих государственную тайну». Он может быть добавлен фигурантам для того, чтобы только изменить подследственность на период расследования уголовного дела, так как обвиняемые лица могли иметь доступ к гостайне. «С другой стороны, в России имеет значение уровень прокурора, изменившего подследственность. В данном случае, если это сделал один из первых лиц Генпрокуратуры, то для всех (в том числе судей, рассматривающих жалобу Никандрова) ситуация будет выглядеть, как у литературного классика: «Все, что сделано предъявителем сего, сделано с моего ведома и во благо государства». А кто мог возразить Ришелье?», — прокомментировал уголовное дело адвокат.

В итоге, выслушав доводы сторон, судья Елена Канева отказалась признать возбуждение дела незаконным и жалобу защитников Никандрова отклонила. О том, какие именно доводы СУ ФСБ и Генпрокуратуры перевесили, журналисты так и не узнали — судья огласила резолютивную часть постановления. Адвокаты обещали обжаловать его в Мосгорсуде.

Вместе с тем, как стало известно Business FM, в среду Тверской суд Москвы продлил срок ареста Андрею Кочуйкову по прозвищу Итальянец и Эдуарду Романову. Оба в середине июня чуть не оказались на воле, но благодаря сотрудникам ФСБ были вновь арестованы. Из СУ по ЦАО СКР Москвы, где их действия были переквалифицированы на самоуправство, (ч.2 ст. 330 УК РФ) их дело уже на следующий день было передано в Главное следственное управление столичной полиции. Там им предъявили обвинение в вымогательстве (ст. 163 УК РФ) 8 млн рублей у совладелицы кафе Еlements Жанны Ким. 16 июня Таганский суд Москвы вновь заключил уже просидевших полгода под арестом Кочуйкова и Романова в СИЗО. А в среду по ходатайству следствия уже Тверской суд столицы продлил обвиняемым арест до 15 ноября. Причем, продляли меру пресечения фигурантам в одном процессе. Их защитники просили отклонить ходатайство следствия, ссылаясь на незаконность самого ареста в связи с процессуальными нарушениями. Кстати, жалобу защиты Кочуйкова на решение об избрании ему меры пресечения в виде заключения под стражу Мосгорсуд так пока и не рассмотрел. Заседание несколько раз откладывалось по различным причинам. В последний раз это произошло из-за того, что фигуранта не доставили в суд.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории