16+
Понедельник, 5 декабря 2016
  • BRENT $ 54.91 / ₽ 3495
  • RTS1067.49
12 октября 2016, 12:45 Политика

Лукьянов: сожаления Парижа «только подтверждают оправданность» отмены визита Путина

Глава МИД Франции заявил, что Олланд сожалеет об отмене встречи, но в то же время, говоря о ситуации вокруг Алеппо, он обвинил Россию в ударах по мирному населению и потребовал прекратить поддержку Асада

Министр иностранных дел и международного развития Франции Жан-Марк Эйро и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров (слева направо).
Министр иностранных дел и международного развития Франции Жан-Марк Эйро и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров (слева направо). Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

В Париже пожалели об отмене визита Владимира Путина. О французской позиции рассказал Жан-Марк Эйро. Глава МИД Франции заявил, что Франсуа Олланд был готов обсудить с Путиным Сирию и сожалеет об отмене поездки.

В Кремле смену планов обосновали выпадением из программы поездки «ряда культурных мероприятий». Дмитрий Песков сообщил, что российский лидер «готов посетить Париж в то время, когда это будет комфортно для президента Олланда».

Эйро пояснил: хотя диалог по Сирии был в интересах президента Франции, открывать совместно с Путиным выставку и православную церковь было бы «совершенно сюрреалистично». Говоря о ситуации вокруг Алеппо, глава французского МИД прямо обвинил Россию в ударах по мирному населению и потребовал от Москвы прекратить поддержку Асада и присоединиться к международной коалиции в борьбе с запрещенным в РФ ИГИЛ на западе Сирии и в Ираке.

Business FM обсудила двойственную позицию Парижа с председателем президиума Совета по внешней и оборонной политике, главным редактором журнала «Россия в глобальной политике» Федором Лукьяновым.

Федор Лукьянов: Заявления Эйро только подтверждают оправданность решения не ехать — какой смысл? Очевидно, что позиции не просто различные, они чуть ли не диаметрально противоположные и несовместимые.
Судя по тому, что говорилось на прошлой неделе, когда Эйро только уезжал из Москвы, все ждали, что все будет нормально.
Федор Лукьянов: Да, там были сделаны какие-то реверансы, но Россия же сказала, что в целом поддерживает, но с оговорками. Надо обсудить оговорки, а потом уже голосовать. Поскольку эти оговорки западная сторона обсуждать не стала, не захотела, чего удивляться. А после тех слов, которые были публично сказаны президентом Олландом два дня назад, что, мол, я вообще не знаю, стоит ли принимать Путина, рассчитывать на то, что встреча состоится, было просто странно. Так не бывает, когда лидер государства говорит, что вообще-то не хочет его видеть, а лидер другого крупного государства настаивает.
Есть выход в ближайшее время, или все ждут смены власти в Белом доме?
Федор Лукьянов: Во-первых, все ждут смены власти в Белом доме. Во-вторых, почему мы полагаем, что всегда есть скорый выход? Мы просто вступили в другую фазу — конфронтации с Западом. Это означает, что ищется не выход, а механизмы управления конфликтом и минимизации рисков. Вот этим сейчас и надо заниматься.
То есть ждем февраля?
Федор Лукьянов: В том числе, но не только. Не надо думать, что сменится администрация, в какую бы сторону она ни сменилась, и все рассосется. У нас серьезные системные противоречия, которые копились два с половиной десятилетия. Одной только сменой фамилии не решается. Все-таки главная проблема не в этом, а именно в том, что непонятно, о чем можно было бы договориться во время этого визита. Допустим, он бы поехал, допустим, они бы даже сблизили позиции, но все равно Франция, как и вся Европа, в общем, не влияет на процесс, ну а из этого уже вытекает все остальное.

На прошлой неделе глава МИД Франции приезжал в Москву для представления текста французской резолюции по Сирии. По итогам встречи Сергей Лавров заявил, что документ достоин поддержки, но российская сторона намерена предложить Парижу ряд поправок. После этого Эйро улетел в Вашингтон, чтобы показать французскую резолюцию. Через два дня Москва представила в Совбезе ООН альтернативный проект резолюции, а российский постпред при организации Виталий Чуркин обвинил Францию в постановке на голосование недоработанного документа. Оба варианта резолюции оказались обречены на провал: российский не набрал достаточно голосов, а на французский наложила вето РФ.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории