16+
Пятница, 9 декабря 2016
  • BRENT $ 53.72 / ₽ 3400
  • RTS1097.39
25 октября 2016, 10:01 Право

Николай Глушков: «Конечно же, я буду осужден и приговорен к «расстрелу»

Суд приступает к рассмотрению «второго дела «Аэрофлота» о хищении $123 млн у компании. Единственный фигурант, получивший политическое убежище в Великобритании Николай Глушков, дал эксклюзивное интервью Business FM

Бывший первый заместитель генерального директора компании «Аэрофлот» Николай Глушков.
Бывший первый заместитель генерального директора компании «Аэрофлот» Николай Глушков. Фото: Виталий Белоусов/ТАСС

Савеловский суд Москвы 25 октября приступает к рассмотрению так называемого второго уголовного дела «Аэрофлота» — о хищении у авиаперевозчика 123 млн долларов путем мошенничества. Предполагается, что это было сделано через группу компаний Forus. Единственный фигурант — Николай Глушков, получивший политическое убежище в Великобритании бывший первый заместитель гендиректора авиакомпании по финансам.

В эксклюзивном интервью Business FM Глушков рассказал, как готовится судиться с «Аэрофлотом» в Англии. Глушков утверждает, что в преддверии этого разбирательства «всплыли» довольно скандальные документы. Из них следует, что бизнесмен Борис Березовский, скончавшийся в марте 2013 года в Англии, в конце 90-х якобы заключил письменные соглашения с маршалом авиации Евгением Шапошниковым перед тем, как тот занял кресло гендиректора авиакомпании. Березовский обещал платить тому огромные суммы, а Шапошников — действовать в интересах бизнесмена.

Николай Глушков: Параллельно с этим делом в Великобритании идет процедура по подготовке к слушаниям года гражданского иска «Аэрофлота», они начнутся 27 февраля будущего года в Высоком суде правосудия Англии (High Court of Justice). Я считаю, что он используется как прикрытие в данной ситуаций. Это выступает Генпрокуратура под прикрытием «Аэрофлота». Иск предъявлен ко мне и группе компаний Forus. Был еще Березовский, который не является участником процесса — ни он, ни Estate, «наследство» Березовского. Estate Березовского заключил соглашение с российской стороной, суть которого я вам не могу рассказать — оно конфиденциальное, но в результате «Аэрофлот» согласился не рассматривать иск в отношении Березовского. Estate — легальная структура, в ней должны аккумулироваться средства, которые принадлежат, принадлежали или должны были принадлежать Березовскому, а также долги кредиторам, которые образовались при жизни Березовского и уже после его смерти. Оно было представлено trustees (три человека, которые были назначены судом как лица, распоряжающиеся имуществом на доверительных началах). Они вступили в соглашение с российской стороной, и та в результате решила, что наследство Березовского не будет участвовать в процессе. Формально иск подписан «Аэрофлотом». Но я еще раз подчеркну — это мое мнение — гражданский иск инициирован не «Аэрофлотом», а Генпрокуратурой. У меня, конечно, для этого есть много оснований, причин и доказательств.
Каковы требования по этому иску «Аэрофлота» к вам и группе компаний Forus?
Николай Глушков: Фигурирует та же самая цифра в 123 млн долларов. Только она здесь обозначена не как хищение, а как незаконное присвоение. Сейчас это определение видоизменилось, появилась новая формула: это средства, которые каким-то образом оказались неучтенными. Здесь будут идти большие дебаты. Проведена большая работа по экспертизе финансовых документов компании Forus. Естественно, не были использованы бухгалтерские документы компании «Аэрофлот», поскольку их не представили экспертам, намеренно, я считаю, поскольку эти документы доказывают обратное. Это заключение будет являться предметом длительного обсуждения прежде, чем дело поступит в Высокий суд правосудия Англии и Уэльса для рассмотрения этого иска. «Аэрофлот» с 2010 года, то есть в течение шести лет, занимался поиском документов, которые могли бы доказать иск, поданный в 2010 году.
Это касается взыскания с вас ущерба в 123 млн долларов?
Николай Глушков: Я бы не стал говорить об ущербе. Между «Аэрофлотом» и компанией Forus существовали нормальные отношения кредитора и клиента. В соответствии с ними компания Forus в консорциуме с известными западными банками (BNP, Credit Agricole Indosuez, Credit Lyonnais) предоставляла «Аэрофлоту» кредиты под очень разумную ставку по тем временам — это были 1996-1997 годы. Как я помню, в то время такие ведущие банки, как «Менатеп», «Столичный» предоставляли кредиты без обеспечения под 55% годовых. А Forus предоставлял кредиты под LIBOR (ставка для европейских рынков) плюс 2-3%.
Как вы вообще расцениваете так называемое второе уголовное дело «Аэрофлота», по которому вас будут заочно судить в России?
Николай Глушков: Это тухлое уголовное дело, но оно, конечно же, будет заслушано и, конечно же, я буду осужден и приговорен к «расстрелу в течение десяти лет без права на помилование». Не в этом дело. Я вообще российский суд не рассматриваю как правомочный. Я рассматриваю то, что происходит здесь, в Англии. А суть в том, что здесь состоялось раскрытие: стороны должны были раскрыть те документы, которые есть в их распоряжении. Я тоже раскрывал документы, которые были у меня в распоряжении, включая информацию о моих личных банковских счетах того времени. До меня, конечно, этого никто не делал, включая Estate от лица Бориса Абрамовича Березовского. Но в ходе этого открытия документов проявились некоторые, которые достаточно скандальны по содержанию, которые в корне изменяют всю картину того, что происходило в «Аэрофлоте»
Что в них говорилось?
Николай Глушков: Это два договора, два соглашения, подписанные господином Шапошниковым (маршал авиации Евгений Шапошников, в конце 90-х он занимал должность гендиректора «Аэрофлота» — Business FM) и господином Березовским, подписанными до прихода Шапошникова на должность гендиректора «Аэрофлота». Они имеются в оригинале.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории