16+
Четверг, 8 декабря 2016
  • BRENT $ 53.78 / ₽ 3408
  • RTS1097.39
2 ноября 2016, 11:14 ПолитикаПерсоны

Человек, который может решить судьбу американских выборов. Комментарий Георгия Бовта

В последние дни президентской избирательной кампании на первый план вышел человек, который может переломить ее исход и в последний момент «украсть» казавшуюся неминуемой победу Клинтон. Это директор ФБР, возобновивший расследование дела о ее служебной переписке на предмет использования частного сервера и, следовательно, нарушения правил обращения с гостайной

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Митя Алешковский/ТАСС

Директор ФБР находится под огнем критики демократов и даже части республиканцев, а также поддерживающей Клинтон подавляющей части масс-медиа за то, что его вмешательство может оказать влияние на исход выборов. Действительно, после объявления о возобновлении расследования дела о служебной переписке Клинтон Трамп сократил отставание от нее по опросам до минимума. Некоторые утверждают, что действия директора ФБР, к тому же, осуществляемые вопреки воле министерства юстиции, чьим служащим он формально является, нарушают закон. Если конкретнее — «Закон Хэтча», принятый еще в 1939 году, который запрещает госслужащим совершать любые действия накануне выборов, которые могут повлиять на результат, в том числе с использованием ресурса федерального ведомства. Неужто он возомнил себя новым Эдгаром Гувером? Основатель ФБР, управлявший им десятки лет, обладал столь обширным компроматом на всю элиту страны, что его боялись все восемь президентов, которых он «пережил».

Когда летом Коми закрывал дело о переписке Клинтон без предъявления обвинений, пресса, поддерживающая демократов, не скупилась на похвалы директору за беспристрастность и твердое следование закону. Теперь те же газеты поливают его почем зря, обвиняя в попрании основ американской демократии. Договорились даже до того, что Коми, косвенно поддерживая Трампа, играет на руку «ужасному Путину».

Действия директора ФБР в момент, когда он обратился с письмом к видным конгрессменам и сенаторам, на первый взгляд, не очень понятны, ведь никаких серьезных новых обвинений в его послании не содержится. Там лишь сказано, что обнаружены некие метаданные, которые могут привести к письмам Клинтон, а что в тех письмах — еще неизвестно. И нашли их в лэптопе, который совместно использовали «правая рука» Клинтон по госдепартаменту и избирательной кампании Хума Абедин и ее муж, бывший конгрессмен Энтони Винер. Расследуется как раз дело Винера о сексуальной переписке с несовершеннолетней особой.

Ранее Коми, который в момент назначения директором ФБР Бараком Обамой был республиканцем и имел опыт работы заместителем генпрокурора при Джордже Буше, уже пересекался с четой Клинтон. В 2002 году, будучи прокурором Южного округа Нью-Йорка, он расследовал дело о финансовых махинациях в одной из хасидских общин штата. Так совпало, что Хиллари там ранее необычайно удачно провела свою предвыборную кампанию в сенат, получив почти все голоса на этом участке. Такого больше нигде у нее не было. Но еще раньше Билл Клинтон, будучи президентом, значительно сократил своим указом сроки заключения для четырех финансовых мошенников из этой общины.

Коми тогда не нашел в этом деле ничего предосудительного. Когда он уже был прокурором Манхэттена, то удачно расследовал дело известного финансиста Марка Рича по уклонению от налогов. В последний день пребывания в должности президентом в январе 2001 года Билл Клинтон помиловал Рича, который годом ранее выступил одним из важных спонсоров кампании по выборам в сенат Хиллари. Как и многие из других 176 помилованных Клинтоном в последний день президентства, Коми начинал было расследование на предмет того, не было ли в том помиловании какой корысти, но не нашел ничего предосудительного.

До своего назначения Обамой директором ФБР и уже после работы в администрации Буша, Коми успел послужить вице-президентом компании Lockheed Martin, заработав 6 млн за год. Локхид — один из важных спонсоров благотворительного фонда Билла Клинтона. Фирма при этом выиграла 17 контрактов от госдепартамента в бытность Хиллари госсекретарем. В 2013 году Коми успел побывать и членом совета директоров лондонского банка HSBC Holdings, который тоже числился среди спонсоров фонда Клинтон. Наконец, брат Джеймса Коми Питер работал в компании, которая делала независимый аудит для фонда Клинтонов, причем накануне расследования дела о его финансировании.

Почему же теперь директор ФБР, умело лавировавший в высших эшелонах американской политики, вдруг выступает с неким невнятным заявлением, давая повод для обвинений в политической ангажированности? А все дело в том, что летом, закрывая дело о переписке Хиллари, он давал показания в Конгрессе, заявив, что там не найдено серьезных нарушений. Похоже, теперь он на случай, если все же там что-то предосудительное обнаружится, просто хочет подстраховаться и не дать новых поводов для обвинений, что мешал объективному расследованию. А то мало ли как дело обернется. Впрочем, пост директора ФБР Джеймсу Коми после выборов, скорее всего, придется оставить. Потому что в американской истории уже был один силовик, который слишком лез в политику, по имени Эдгар Гувер. И второму не бывать.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории