16+
Суббота, 3 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
22 ноября 2016, 12:09 ОбществоСпорт

МПК выставил России счет: «Откуда такие безумные деньги в инвалидном спорте?»

Международный паралимпийский комитет официально выдвинул условия восстановления членства Паралимпийского комитета России

Члены паралимпийской сборной по летним видам спорта перед началом встречи с президентом в Кремле.
Члены паралимпийской сборной по летним видам спорта перед началом встречи с президентом в Кремле. Фото: Владимир Гердо/ТАСС

Международный паралимпийский комитет (МПК) рассказал Паралимпийскому комитету России (ПКР) о критериях восстановления членства в организации. Одновременно с этим МПК обязал ПКР выплачивать по 250 тысяч евро за каждый год отстранения.

Критерии восстановления членства российских паралимпийцев в международном комитете комментирует спортивный обозреватель Business FM Иван Швец:

«Что касается критериев, «огромное спасибо» этой международной прогрессивной организации, что спустя пять месяцев после унизительного отстранения наконец-то сформулировано их требование. ПКР должен соответствовать всем требованиям мировой антидопинговой программы. Это есть, абсолютно точно. Есть добавления, включая кодекс ВАДА. Но поскольку РУСАДА пока не восстановлено в правах ВАДА, значит, мы этому не соответствуем, и МПК не сможет вернуть ПКР, пока РУСАДА не возобновит работу, но это зависит от ВАДА. Правда, там вроде бы дело сдвинулось с мертвой точки, но, судя по переговорам, которые ведут международные спортивные чиновники — опубликованы в Russia Today — главное для них не выполнение нами этих требований, а то, чтобы мы хорошенько запомнили этот урок, просто дословно. Главное — поддержать Россию, пусть это сильнее мотивирует Смирнова. Понятно, что Виталий Смирнов признан расчищать авгиевы конюшни, но многое уже сделано.

Давайте посмотрим на остальные критерии. Участие спортсменов и персонала, которые находятся под юрисдикцией ПКР, не должно ставить под угрозу целостность состязаний МПК. Абсолютно точно исполнено. Мы даже отменяли состязания, которые хотели провести сами, в том объеме, который был возможен после отстранения нас от Олимпиады. Но последовал грозный окрик «нельзя», и мы этого не сделали.

ПКР, МПК, Международная федерация и Российское антидопинговое агентство должны получить возможность выполнять все антидопинговые мероприятия. Выполняют огромное количество тестов именно у нас. Они сами признают, что мы этот критерий выполняем, поскольку выставили Российскому паралимпийскому комитету счет. Это еще одна официальная бумага дня: Россия должна выплатить 250 тысяч евро за вот этот вот период, когда они слишком часто нас тестировали. Более того, даже после восстановления нашего членства придется выплачивать по 125 тысяч евро три года уже после этого периода. За каждый год отстранения ПКР по 250 тысяч и по 125 потом, когда нас восстановят. Страшное унижение, они не скрывают, что смеются.

Более того, зачем нам восстанавливаться? Мы уже не попадаем в Пхенчхан, поскольку нужно было заявиться на отборочные состязания. Это уже невозможно, уже просто поздно. И на Олимпийские игры смогут поехать лишь те из российских паралимпийцев, если нас вдруг в ближайшие месяцы восстановят, кто получит wild card (особое приглашение не прошедшему общую квалификацию спортсмену или команде — Business FM) из-за отказа других атлетов. То есть Паралимпиада 2018 года просвистит мимо нас из-за них. И все-таки мы должны торопиться, стремиться, иначе они будут наказывать нас рублем, пардон, евро.

Последний критерий: правительственные чиновники не могут и не должны занимать какие-либо должности в ПКР. Достаточно посмотреть, кто заседает в ПКР. Владимир Лукин не член правительства, это еще и известный в свое время российский оппозиционер, поскольку был одним из основателей «Яблока». Его заместитель Рожков, конечно, тоже не член правительства. Генеральный секретарь и члены исполкома — бывшие спортсмены. То есть здесь участия чиновников нет вообще.

Получается, все критерии нами вроде бы выполнены, но когда они посчитают возможным нас вернуть? Наверное, тогда, когда они сами посчитают, как заявил глава ВАДА Нигли, что попридержали Россию достаточно. Единственная возможность восстановиться в международной паралимпийской семье — это терпеть унижения, платить и молчать. По счастью, все требования, эти самые критерии, которые официально ими выставлены, нами выполнены.

И еще возникает вопрос по поводу денег, тех самых штрафов, которые нас выставили. Прецедент ли это? Безусловно. Никогда в истории МПК никого не выбрасывали, а тем более потом требовали вносить еще штраф за время простоя. А если бы подобная процедура с кем-то — с Бразилией, Канадой, Австралией, США, Бангладеш, Берегом Слоновой Кости — была произведена, никто бы не платил, потому что у спортсменов-инвалидов нет денег, вообще нет, во всем мире. И если бы не помощь государства, которой нас все время попрекают, и у российских паралимпийцев просто физически не нашлось бы средств. Очень интересно они поступают, загоняют нас самих в двойные стандарты: штраф платите — понимая, что эти деньги будут взяты из российского бюджета — но без государства. Интересно, откуда такие безумные деньги в инвалидном спорте? У чинуш из МПК нет не только сердца и человеческого достоинства, им отказывает здравый смысл».

В распоряжении журналистов телеканала Russia Today оказалась запись, на которой президент Всемирного антидопингового агентства Крейг Ридди и гендиректор ВАДА Оливер Нигли обсуждают дальнейшую судьбу России в работе организации. Беседа состоялась 20 ноября в шотландском Глазго, где прошло заседание учредителей ВАДА. По окончании заседания Ридди и Нигли продолжили беседу, забыв выключить микрофоны. Гендиректор поинтересовался у Ридди о его позиции по вопросу сотрудничества с Москвой. Далее между руководителями агентства произошел следующий диалог:

— Будет правильно сообщить, что мы работаем с Россией, но не стоит производить впечатление, будто мы торопимся принять их обратно.

— Нет, нет.

— Я думаю, нам стоит подождать, и мы хотим, чтобы они вернулись, но не на любых условиях. Просто будем аккуратнее.

— Да, я могу сильнее мотивировать Смирнова.

— Да, но не слишком.

— Займем нейтральную позицию.

— Мы не будем сильно переживать, если они не вернутся, а вернуться они смогут, если будут все делать правильно. Мы работаем с Международной федерацией легкой атлетики и Международным олимпийским комитетом по этому вопросу.

Виталий Смирнов возглавляет Независимую общественную антидопинговую комиссию Олимпийского комитета России. Ее цель — преодоление кризиса, вызванного допинговым скандалом. В октябре Министерство спорта России выполнило рекомендацию комиссии выйти из состава учредителей РУСАДА и прекратить финансирование агентства. Это было одно из требований ВАДА с целью обретения РУСАДА большей независимости от государства.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории