16+
Вторник, 27 июня 2017
  • BRENT $ 45.94 / ₽ 2700
  • RTS992.84
25 января 2017, 07:09 Право

«Когда убьют — тогда и приходите». Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Госдума во втором чтении собирается принять закон о декриминализации домашнего насилия. Преступление, совершенное впервые и не приведшее к ущербу здоровью, станет административным правонарушением. Летом 2016 года из УК уже были исключены первые побои неблизким людям

Фото: Фомичев Михаил/ТАСС

Летние поправки в УК, декриминализировавшие побои в отношении чужих людей, были встречены более спокойно общественностью, чем нынешнее послабление в отношении таких же деяний против жен и детей. Отчасти это, наверное, можно объяснить тем, что проблемами домашнего насилия, защиты от него женщин в России занимаются довольно много общественных организаций. Они и возвысили голос. Летом, например, их силами был запущен флешмоб #янебоюсьсказать, в ходе которого разные женщины делились своими печальными историями на эту тему. Впрочем, и без флешмобов известно, что в семьях у нас рукоприкладства много. По статистике МВД 64% преступлений в отношении женщин совершаются дома, тысячи погибают. Верифицированной статистики нет, но некоторые общественники называют число погибших от 11 тысяч в год. У нас вообще 40% всех насильственных преступлений совершают дома. Как обычно пишут в сводках, «после совместного распития спиртных напитков». Мы убиваем друг друга кухонными ножами, топорами и табуретками.

Однако побитые жены и сожительницы либо не хотят обращаться в правоохранительные органы, либо потом забирают заявление. Во-первых, посконный лозунг «Бьет — значит, любит», никто не отменял. Во-вторых, обратившись в местное отделение милиции/полиции, легче там нарваться не на сочувствие и искреннее желание покарать насильника, а на циничное «вот когда убьют тебя, тогда и приходи». В-третьих, даже соседи посмотрят осуждающе вслед такой жене-«стукачке». Мол, ну посадит она мужика, с кем останется-то? Подразумевается, что «баба без мужика» как бы не полноценный человек. В-четвертых, есть у нас регионы, где неравноправие женщин глубоко сидит в культурно-религиозных традициях. В результате 97% дел о домашнем насилии вообще не доходят до суда. То есть Дума декриминализирует то, что по факту и так не наказуемо в нашем обществе. И тем самым как бы дает команду правоохранителям: не тратьте силы, пусть сами разбираются. И лишь если убьют или изувечат — тогда и высылайте наряд.

Защита личности никогда не была сильной стороной отечественной правоохранительной системы. Ни до советской власти, ни при ней, ни после нее. Иное дело представители власти. Представить себе, что Дума декриминализирует даже самые наилегчайшие побои в отношении сотрудника органов, если они совершены также впервые, невозможно. Пара протестантов с Болотной вообще сели за то, что сорвали с ОМОНовцев погон или шлем.

Правозащитники, бьющие тревогу по поводу намерений Думы, действуют в русле доминирующих в развитых демократических странах трендов. Там ведь то скандал вокруг какого хоккеиста, побившего сожительницу, то футболиста, то еще какой-то звезды. А надзорные и правоохранительные органы вмешиваются в случаях, когда дети жалуются на побои родителей или жена — мужа. Это считается вопросом не частного обвинения, но публичного. Однако нам всякие «ювенальные юстиции» не указ. Думается, существенную долю в мотивации действий Думы в данном вопросе играет то, что это идет именно вразрез с нормами «общечеловеческого гуманизма», придуманными на Западе. И то что, например, Совет Европы выразил обеспокоенность намерениями нашего парламента декриминализировать домашнее насилие, лишь прибавит голосов этому законопроекту.

Да и большая часть россиян настроена по отношению к домашним насильникам совсем не так нетерпимо, как господа из всяких там Советов Европы. Поддерживают идею о смягчении наказания за семейное насилие, по данным ВЦИОМ, 59% россиян. Против такого подхода 33%. Парадоксальным образом, 41% опрошенных считают, что в результате смягчения наказания число случаев насилия даже снизится. Треть респондентов заявили, что случаи побоев бывали в семьях их знакомых, но лишь каждый десятый сталкивался с этим лично. Так что если брать по среднемировым меркам, где насилию подвергается каждая третья женщина, то мы вполне себе «добренькие». А если и бьем ближних своих, то либо «любя», либо от безысходности и пьянства, либо оттого, что классик выразил формулой «среда заела». Лишний вызов милиционера/полицейского в этом смысле действительно ничего не изменит.

Рекомендуем:

Фотоистории

Актуальные темы: