16+
Понедельник, 25 сентября 2017
  • BRENT $ 57.52 / ₽ 3297
  • RTS1130.25
13 февраля 2017, 06:00 Право

Депутаты сами себе обрезают права. Комментарий Георгия Бовта.

Лента новостей

Исаакий обошли дважды: сначала сторонники передачи собора РПЦ прошли вокруг него крестным ходом, затем противники взяли храм в кольцо, схватившись за руки. Акция проходила в форме встречи с депутатами — в последний раз. Закон об обязательном согласовании таких встреч уже принят Заксобранием. Почему депутаты добровольно отказываются от своих полномочий?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

В минувшее воскресенье в Петербурге состоялась очередная акция протеста против передачи Исаакиевского собора Русской православной церкви. При этом массовая акция прошла в последний раз в форме встречи депутатов Заксобрания с избирателями, не согласованной с властями. Закон об обязательном согласовании таких встреч уже принят местными законодателями и поступил на подпись губернатору Георгию Полтавченко. Ранее такой закон уже был принят в Москве, а законопроект, приравнивающий встречи избирателей с депутатами всех уровней по формам согласования к другим массовыми акциям, в том числе митингам, уже внесен в Государственную Думу.

Власти Петербурга поняли, наконец, что возможность провести встречу с депутатами Заксобрания простых граждан является удобной формой обхода действующих ограничений на проведение массовых акций. Такие встречи пока не подлежат жесткой регламентации, их не надо заранее согласовывать, в том числе по месту проведения. И вот после целой серии относительно многолюдных протестов против передачи Исаакиевского собора РПЦ Смольный решил эту лазейку прикрыть. Как это еще в январе оперативно, проведя поправки к закону о митингах через Мосгордуму за неделю, сделали власти Москвы. Теперь, чтобы провести такую «встречу депутата с избирателями», надо получить согласование, то есть фактически разрешение властей ровно таким же образом, как для всех других массовых акций. Подав заявку не менее чем за 10 дней. В последний год проведение массовых мероприятий именно в такой форме в Москве участились ввиду частых отказов согласовывать протестные мероприятия в иной форме. При этом стандартный региональный закон о статусе депутата, как правило, предусматривает не только его право, но и обязанность информировать избирателей о своей работе, как через СМИ, так и во время встреч с ними. На исполнительной власти лежала лишь обязанность «оповещать жителей о времени и месте проведения» таких встреч. Однако частота встреч не оговаривается. Будет ли это иметь какую-то роль при получении разрешения на них, непонятно.

Петербургский законопроект, ожидающий подписи губернатора, является калькой с московского. А думский законопроект ничем по сути не отличается от двух вышеупомянутых. С точки зрения теории разделения властей, такое законодательство кажется полным нонсенсом. Получается, что представители одной ветви власти могут контролировать текущую деятельность представителей другой ветви власти. Причем в административном порядке. Это как если бы даже чисто формально регламент работы Думы писался бы в администрации президента и оттуда же чисто формально был в Думу спущен. А приговоры судов редактировались бы, к примеру, в Совете Думы. Еще более удивительной кажется послушность самих депутатов в принятии подобных самоограничений, о которых, спроси их какой въедливый избиратель на импровизированной встрече, даже не знаешь, кажется, что ответить, чтобы не краснеть. Они, получается, добровольно отдают часть своих прав на усмотрение чиновникам.

В Мосгордуме закон был принят при лишь трех голосах против, и сейчас эти оппозиционеры будут пытаться оспорить закон в суде, вплоть до Конституционного, и затем в Страсбурге. В Петербурге против проголосовало больше — 11, при 38 за. Нет никаких сомнений, что в Государственной Думе закон, внесенный депутатом от «Единой России», получит уверенное большинство. Легальные возможности для неразрешенных властями массовых акций были существенно ограничены в последние годы. Даже одиночный пикет теперь может грозить наказанием вплоть до уголовного. Чему живой пример — единственный пока осужденный по статье «За многократные нарушения» закона о митингах небезызвестный Ильдар Дадин. На днях Конституционный суд подтвердил, в частности, законность уголовного наказания за многократное, то есть более трех раз за 180 дней, нарушение закона о порядке проведения митингов.

Впрочем, исторический опыт нашей страны показывает, что сами по себе такие запреты действуют как эффективный предохранитель против расползания протестов или против того, чтобы они становились эдакой «карнавальной политической модой», лишь в пору, когда на самом деле массовый запрос на протестные действия отсутствует или невелик. Потому что если вдруг по каким-то причинам, которые сейчас действительно не просматриваются, такой спрос возникнет именно на массовом уровне, то никто уже и не вспомнит ни о каких согласованиях. Что же касается иных форм массовых акций, то одновременно с протестантами против уготованной судьбы Исаакия в том же Петербурге с участием другого депутата, правда, уже Госдумы, по фамилии Милонов, прошел «крестный ход». В поддержку передачи собора РПЦ. Крестные ходы, слава богу, пока никто запрещать не собирается.

Рекомендуем:

  • Фотоистории