16+
Понедельник, 27 марта 2017
  • BRENT $ 50.73 / ₽ 2886
  • RTS1124.66
15 марта 2017, 17:31 ПолитикаКонфликты

Конец европейской истории Турции? Отношения Анкары и ЕС еще больше обострились

Лента новостей

Конфликт между Нидерландами и Турцией разрастается: турецкие власти готовы пересмотреть миграционное соглашение с ЕС. Ранее звучали и другие угрозы. Не оторваны ли эти заявления от реальности?

Министр Турции по делам ЕС Омер Челик.
Министр Турции по делам ЕС Омер Челик. Фото: Umit Bektas/Reuters

Турция пригрозила ЕС пересмотром миграционного соглашения. Анкара поставила под вопрос будущее сделки, которая позволяет Евросоюзу возвращать в Турцию нелегальных мигрантов в обмен на легальных беженцев-сирийцев из Турции. С таким заявлением накануне выступил турецкий министр по делам ЕС Омер Челик, сообщает Reuters.

Миграционное соглашение также подразумевает усиленный контроль за потоком нелегальной миграции со стороны Турции, в ответ на что Евросоюз должен был ускорить рассмотрение возможности введения безвизового режима для турецких граждан.

Согласно заявлению Челика, Турция выполнила свою часть соглашения, но страны-участницы ЕС своих слов не сдержали, что вынуждает Анкару к пересмотру сделки. Насколько серьезны такие угрозы, и в чем причины внезапного обострения отношений Турции и ЕС?

Миграционному соглашению Анкары и Брюсселя 20 марта исполнится год. Документ был подписан на фоне худшего миграционного кризиса Европы со времен Второй мировой войны. По итогам 2015 года в Европу прибыло более миллиона мигрантов, но после вступления в силу миграционной сделки их число сократилось почти на порядок. Теперь же Турция угрожает «пересмотреть» соглашение. Это угроза ради торга или все-таки заявление о намерениях?

Максим Братерский профессор Высшей школы экономики «Мне кажется, что все перешло к заявлениям о намерениях, потому что это уже все на фоне скандалов последних дней, когда в Голландии турецкого министра чуть ли не арестовали, не дали ему выступить. К тому же, фашистами друг друга обзывают, а Эрдогана в Европе — уже диктатором. Мне кажется, рассорились они капитально. Чего хотела Анкара? Она хотела трех вещей. Первое — безвизового режима. Второе — она хотела денег, поскольку в Турции чуть ли не миллион мигрантов. Это все тяжело содержать. И третье — она хотела вообще признания ее разных других интересов в торгово-экономических областях. Европа не то, чтобы гарантировала ей все это, но денег вроде бы давали, хотя меньше, чем хотела Анкара. Насчет визового режима говорили, что «посмотрим-посмотрим, может быть чего-то» и решим. Насчет других прочих интересов говорили, что давайте продолжать диалог. То есть вроде шло к тому, что какое-то взаимопонимание будет, но вот последние полгода все рухнуло».

С другой стороны, обострение произошло не на пустом месте. В середине апреля в Турции произойдет историческое событие — референдум о переходе от парламентской к президентской республике, успех которого может значительно расширить полномочия Реджепа Эрдогана. Поэтому резкие внешнеполитические заявления Анкары, например, о пересмотре миграционного соглашения или о введении санкций в отношении Нидерландов следует воспринимать во внутриполитическом контексте, полагает председатель «Платформы диалога России и Турции» Ахмед Ахмедов.

Ахмед Ахмедов председатель «Платформы диалога России и Турции» «На самом деле, в экономическом плане никакие операции, касающиеся кармана, Турция не делает. Она и не будет делать, потому что они очень деньги любят. Какие могут быть санкции? Турция может поставить Голландию, скажет: «Забирайте свои 50 млрд евро, что вы вложили в нашу экономику обратно?» Или скажет: «Мы не будем у вас принимать ваших туристов?» Поэтому несерьезно все это. Это только идет игра на публику перед референдумом 16 апреля, в котором любым путем даже мертвые должны из могил встать и проголосовать. А на самом деле в экономическом плане по отношению ни к какой европейской стране эти меры просто не могут быть, потому что это бьет по ним же, понимаете? По их же экономике. Что они скажут немцам: «Уберите ваши фабрики Mercedes или BMW отсюда?» Так что ли? На них тысячи, десятки тысяч турецких людей работает. Куда они денутся? Поэтому это всего-навсего предвыборная эйфория».

Делать предварительные прогнозы о преимуществе сторонников или противников расширения президентских полномочий в Турции практически невозможно — в отличие от выборов в США или Европе, в Турции проводится не так много опросов, а соцслужбы зачастую аффилированы с политическими силами. Проведенные в последние недели исследования показывают диаметрально противоположные уровни поддержки предлагаемых реформ — от почти 60% «за» до почти 60% «против». Турецкий референдум о переходе к президентской республике назначен на 16 апреля.

Рекомендуем:

Фотоистории

Актуальные темы: