16+
Пятница, 25 мая 2018
  • BRENT $ 76.27 / ₽ 4750
  • RTS1169.93
23 марта 2017, 12:55 Право

«Чудесные» совпадения в «деле о строительстве резиденции Путина». Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Дело об особо крупных хищениях бюджетных денег при строительстве различных гособъектов обрастает все новыми подробностями и фамилиями. Речь идет о миллиардах рублей

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Арестован директор Федерального государственного унитарного предприятия «Атэкс» Федеральной службы охраны (ФСО) Андрей Каминов. Вместе с ним по делу о многомиллиардном мошенничестве проходят еще пять фигурантов. Следствие подозревает их в хищении в особо крупном размере бюджетных средств, выделенных на строительство различных гособъектов. Речь идет о миллиардах рублей. Как трактовать процессы в силовых структурах — в комментарии Георгия Бовта.

Дело Каминова уже получило название «дела о строительстве резиденции Путина», а именно «Объекта № 53» в Ново-Огареве. Злоупотребления, типичные для практики российского строительства с фиктивным подрядами и завышением стоимости работ, вскрылись во всей красе. Специфика разве что в том, что махинациями занималась структура, входящая в Федеральную службу охраны.

В свою очередь, на фигурантов данного дела вышли в ходе расследования против крупного петербургского предпринимателя Дмитрия Михальченко, неприятности которого начались с обвинения, кажущегося экзотическим, — в контрабанде элитного алкоголя. Но это стало лишь поводом для более широкого расследования, как Аль Капоне в свое время посадили за неуплату налогов. На самом деле речь шла о крупных хищениях в Минкультуры при реставрации исторических объектов, исполнителем по которым выступала известная в узких кругах фирма «Балтстрой», связанная в том числе с Михальченко. Она реставрировала самые известные культурные памятники страны.

По этому делу уже арестован начальник инвестиционного департамента Минкульта, который, возможно, тут всего лишь мелкая сошка. При этом Михальченко, в структурах которого ранее работал — вот же чудесное совпадение — ныне арестованный Каминов, проходящий и по делу Минкульта, возможно, стал крупным предпринимателем всего лишь потому, что ему повезло с партнером. Им был Николай Негодов, в 1990-е годы работавший в ФСБ по Петербургу и Ленобласти. Тогда же — и это еще одно чудесное совпадение — там трудился и бывший глава ФСО Евгений Муров, тихо и вполне почетно удаленный с этого поста в прошлом году.

ФГУП «Атэкс» было передано в ведение ФСО решением правительства в 2008 году. Со стороны такое решение напоминает известную присказку про «что охраняем, то и имеем»: тут мы охраняем первых лиц страны, а тут мы еще «немножко шьем», точнее, строим. Конечно, можно задать вопрос: как вы думаете, насколько беспристрастно отношение разных контролирующих органов к хозяйственной структуре внутри столь мощного ведомства, как ФСО? Но этот вопрос будет риторическим. Вот все и переплелось: ФСО, ФГУП при ФСО, «жирные» подряды на реставрацию от министерства культуры, таможня в порту Усть-Луга, через который идет элитный алкоголь — и не только он, конечно. Это все лишь верхушка большого айсберга, который называется «экономика силовых структур».

Само настоящее и связанные с ним дела стали раскручиваться лишь после того, как произошли определенные подвижки в высшей кадровой номенклатуре руководства ряда силовых ведомств, причем сказываются, очевидно, и трения между разными структурами и группировками внутри них за право «рулить» финансовыми потоками. Силовики стали врастать в российскую экономику еще в 1990-х. Сегодня они превратились в самую мощную теневую олигархию страны. Рано или поздно эти процессы должны были обнаружиться и в структуре, занимающейся охраной первых лиц государства.

Это не первый арест в структурах ФСО: под стражей и следствием находится генерал ФСО Геннадий Лопырев, бывший руководитель подразделения службы на Северном Кавказе. Насколько можно понять из публикаций в прессе, он фактически торговал разрешениями на то или иное использование вверенной ФСО под контроль территории, то есть в том числе торговал безопасностью президента. После его ареста в законодательство были внесены поправки, запрещающие сотрудникам силовых структур делать записи в соцсетях и заниматься предпринимательством. Первое делает жизнь работников этих ведомств еще менее подконтрольной обществу, а второе, увы, никак не отменяет такую практику, как «крышевание» силовиками бизнеса, которое гораздо доходнее, чем охрана первых лиц государства.

Рекомендуем:

  • Фотоистории