16+
Вторник, 23 января 2018
  • BRENT $ 69.39 / ₽ 3915
  • RTS1288.02
12 апреля 2017, 00:09 ПолитикаПерсоны

Новая страшилка французских выборов

Лента новостей

Новые хитросплетения французской предвыборной гонки. На авансцену выходит Жан-Люк Меланшон. Кто он, и что обещает французским избирателям?

Кандидат в президенты Франции от «Левой партии» Жан-Люк Меланшон провел предвыборный митинг в Париже.
Кандидат в президенты Франции от «Левой партии» Жан-Люк Меланшон провел предвыборный митинг в Париже. Фото: Panoramic/Zuma\TASS

Рост доходности французских десятилетних гособлигаций, отмеченный в начале недели, большинство экспертов рынка связывают со страхами, появившимися у инвесторов, когда результаты воскресного опроса показали, что ультралевый кандидат Жан-Люк Меланшон приблизился к своим конкурентам. Число намеревающихся голосовать за него в первом туре составило уже больше 18%. То есть он обогнал Франсуа Фийона, про которого не так уж давно считали, что он почти, наверняка, станет президентом Французской республики.

Итак, ситуация всего чуть более, чем за две недели до первого тура французских президентских выборах стала напоминать на забег на ипподроме, когда фаворитов целых четыре, с очень близкими шансами. Франсуа Фийон — 18%, Жан-Люк Меленшон — 18,5, Марин Ле Пен и Эмманюэль Макрон — поровну по 24%. Далеко позади оказался пятый претендент — кандидат от социалистов Бенуа Амон с его 8%. Он словно символ грядущего провала социалистов.

Существует точка зрения, что Меланшон набирает проценты за счет своей популистской левацкой программы. Она выдержана в классическом стиле «Мир — хижинам, война — дворцам». Действительно, Меланшон говорит о радикальном повышении и так не столь уж маленькой минимальной зарплаты, которая во Франции составляет почти полторы тысячи евро в месяц, и фактически фискальной войне с олигархами. Но ведь, с другой стороны, и социалист Амон предлагает тоже радикальные экономические меры в похожем ключе — выплаты ежемесячного «универсального дохода» в 750 евро для всех французов, доход которых не превышает 2 800. Кстати, во вполне левацком духе, в том, что касается социальной политики, выдержана и программа и у националистки Марин Ле Пен.

Поэтому вряд ли именно обещание «коврижек» для электората является ключевым фактором. Тем более что нельзя сказать, что так уж много французов падки на заведомо сомнительные, с экономический точки зрения, популистские обещания кандидатов. Они понимают, что возможно в современном мире, а что — нет. В чем же дело?

Скорее, речь идет о том, что при наличии ограниченного 10-15% так называемого ядерного электората у каждого из кандидатов, то есть того ядра, которое будет за них голосовать при любом раскладе, большая часть французов глубоко разочарована классической политикой. Причем такие кандидаты, как даже, казалось бы, вполне даже радикальная Марин Ле Пен воспринимается многими избирателями, особенно молодыми, как вполне даже традиционный политик, не такой уж и чуждый существующей системы.

Череда скандалов с Франсуа Фийоном, который строил свою кампанию на тезисе своей кристальной честности, а потом оказался замешан в скандалы о финансовых нарушениях, вызвала не только резкое падение его рейтингов, но и усиление отвращения к любым политикам. Как говорится, осадочек остался. Тем более что махинации эти были связаны не с финансированием политической деятельности, что политикам общественное мнение обычно более-менее прощает (как это когда-то было с Жаком Шираком), а с примитивным личным обогащением.

Меланшона пытались обвинить в излишней пророссийскости, а кое-кто даже высказывал подозрения, а нет ли в его кампании «кремлевского следа», как в случае в Марин Ле Пен, которая, как известно, не только получала сомнительное финансирование из российских банков, но даже недавно ездила в Москву, где ее принимал Владимир Путин? Но при всей сегодняшней настороженности французского общества по отношению к России, особенно на фоне сирийской кампании, это не помешало Меланшону, который всегда высказывался за российские бомбежки Сирии, резко увеличить свой рейтинг.

Все это значит, что, наблюдая совершенно неожиданные загогулины французской предвыборной кампании, мы являемся свидетелями прообраза перманентного политического кризиса, в условиях которого почти наверняка обречена жить Французская республика в ближайшие годы.
Сейчас некоторые политологи говорят, рассуждая о том, как будет проходить второй тур, мы словно забыли о первом. Но тут можно напомнить об еще одной важной вещи, которую тоже словно забыли.

Вслед за президентскими выборами во Франции пройдут выборы парламентские. Традиционно на них избиратели давали кредит доверия новому президенту и выбирали парламент, который позволял — как минимум на первых порах — реализовывать его программу.

Но хорошо. Предположим, что выборы все же пройдут по остающемуся до сих пор самым вероятным сценарию и президентом станет Эмманюэль Макрон. Кто станет его большинством в парламенте? Социалисты, находящиеся в состоянии глубочайшего кризиса? Но он вроде как не особо и социалист… Даже устойчивую коалицию в его поддержку сейчас трудно представить. И приблизительно то же самое можно сказать об остальных кандидатах-фаворитах.

Рекомендуем:

  • Фотоистории