16+
Пятница, 16 ноября 2018
  • BRENT $ 66.55 / ₽ 4386
  • RTS1131.13
12 мая 2017, 11:04 Финансы
В фокусе: Индекс риска

Иск на 66 млрд: «Транснефть» судится со Сбербанком

Лента новостей

Сбербанк ранее сообщил, что сумма оспариваемой сделки составляет 66 млрд рублей. Суд отклонил несколько ходатайств истца и ответчика об истребовании доказательств. Почему валютное хеджирование принесло компании значительные потери, как можно доказать в суде их недействительность?

Фото: depositphotos.com

Арбитражный суд рассмотрит иск «Транснефти» к Сбербанку на 66 млрд. Компания требует признать недействительной сделку с производными инструментами, которая стала убыточной из-за девальвации рубля 2014 года.

«Транснефть» хотела защититься от неблагоприятных последствий, связанных с возможным обесценением доллара, говорится в отчете компании за 2014 год, поэтому заключила опционные сделки на сумму 2,7 млрд долларов. Откуда же тогда возникли гигантские убытки? Дело в комбинации сложных инструментов. Половина этой сделки — покупка пут-опционов — принесла бы большую прибыль в случае падения курса доллара и риск, то есть потенциальный убыток по ней был ограничен определенной суммой. Но вторая половина — продажа колл-опционов — должна была принести прибыль на падающем либо даже неподвижном рынке, но таила неограниченный риск (по данным Finanz, корпорация покупала опционы пут и продавала опционы колл на доллар).

В случае роста доллара убыток по этой сделке может расти бесконечно. Почему «Транснефть» боялась ослабления американской валюты? Объясняет начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максим Осадчий:

Максим ОсадчийМаксим Осадчий начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования «Транснефть» выступает в качестве экспортера, для нее очень невыгодно падение курса доллара. И она застраховалась от этого риска. Но при этом, если происходил резкий рост курса доллара, она бы несла убытки. Эта ситуация и реализовалась в ходе, как вы помните, декабрьского кризиса 2014 года».

Сбербанк был инициатором заключения с «Транснефтью» договора о производных финансовых инструментах, банк не предупредил обо всех рисках, из-за этого компания понесла убыток — об этом заявил первый вице-президент компании Максим Гришанин в апреле, его цитировали «Ведомости». По данным издания, представитель Сбербанка на это заявил, что «Транснефть» на регулярной основе и в течение длительного времени заключала аналогичные сделки с ведущими участниками финансового рынка. В каком случае суд может признать такую сделку недействительной?

Павел Увяткин управляющий директор инвесткомпании «Капитал-регионы» «Не хотелось бы, чтобы подобная ситуация стала прецедентной практикой по работе с финансовыми инструментами на рынке, поскольку открытие любой хеджевой позиции подразумевает под собой обязательные затраты, и не факт, что она будет закрыта с прибылью. Поэтому, как правило, менеджмент компании, тем более крупной, которая принимает подобные решения, осознает риски и в обязательном порядке уведомляется либо банком, либо инвестиционной компанией о наличии таких рисков. Наверное, единственный критерий, по которому суд может признать сделку недействительной, если не были соблюдены формальные требования по оформлению сделок надлежащим образом в рамках законодательства».

Крупнейшие российские корпорации потеряли в 2014 году на деривативах не менее 290 млрд рублей, из них 122 млрд недосчиталась «Роснефть», 75 млрд — «Транснефть», посчитали «Ведомости». Но есть и те, кто заработал на таких инструментах. Совладелец «Русснефти» Михаил Гуцериев в конце 2014 года заключил сделку хеджирования цен на нефть со Сбербанком по прямой рекомендации президента этого банка Германа Грефа, об этом ранее писало Reuters со ссылкой на источник в нефтяной отрасли. В итоге бизнесмен заработал сотни миллионов долларов. По данным агентства, именно сделка со Сбербанком позволила Гуцериеву думать о покупке активов во время кризиса нефтяной отрасли. Защита от риска — это тоже риск, который может принести как прибыль, так и убыток.

Это не первый подобный иск к Сбербанку. Ранее прокуратура Москвы в интересах Росимущества подала схожее заявление — о признании ничтожности сделки поставочного валютного опциона с барьерным условием. Соответчик — производитель самолетов «Сухой». По данным «Ведомостей» Сбербанк по такой сделке должен списать со счета «Сухого» более 13 млрд рублей до 2018 года. Росимущество является косвенным бенефициаром «Сухого».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию