16+
Вторник, 27 июня 2017
  • BRENT $ 45.98 / ₽ 2702
  • RTS992.84

Каталог персон

Все персоны
Максим Осадчий

Максим Осадчий

начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования

Начальник аналитического управления Банка Корпоративного Финансирования. До 2009 года — аналитик компании «АК Корпоративные финансы». В 2006—2008 годах — аналитик группы «Антанта Капитал».

Седьмой по популярности фондовый аналитик 2007 года по версии «ИнвестГУРУ» и «Медиалогии». 8-е место в рейтинге «Лучшие фондовые аналитики 2006 года по банковскому сектору» от «РБК.Рейтинг». 10-е место в рейтинге «Лучшие фондовые аналитики 2007 года по стратегии» по версии «РБК.Рейтинг».

Окончил физфак МГУ и РЭШ.

Мнение к материалу от 3 февраля 2016 года:
«ЦБ за «стрижку депозитов»: вклады физлиц могут пустить на спасение банков»
«От 100 млн и выше. Мы все помним историю с http://www.bfm.ru/news/302019 «Моим банком» Глеба Фетисова. У него в VIP-вкладчиках пресса нашла советника президента Сергея Глазьева и Никиту Михалкова. Когда речь идет о выборе между ликвидацией банка, между отзывом лицензии и санацией, если речь идет о ликвидации или об отзыве лицензии, то в этом случае может достаться тому же VIP-вкладчику только 1,4 млн — это страховое возмещение АСВ. По сути, ничего. А если речь идет о санации, то в этом случае вроде бы доставались все 100%, с процентами, все отлично, но за чей счет? Банкет в этом случае происходил за счет государства, то есть за счет налогоплательщиков, нас с вами. И вопрос — какое отношение мы имеем к этому банку, почему кредиторы банка должны получать свои деньги назад из проблемного банка за наш счет? Казалось бы, такие рассуждения — вроде бы все хорошо, то есть должны, пусть страдают богатые. Но на самом деле это палка о двух концах. А второй конец очень простой: раньше люди богатые, состоятельные, рассчитывали на то, что если банк системно значимый, человек надеялся — там точно не отзовут лицензию, и можно спокойно хранить крупные суммы. Теперь этого не будет, это спокойствие исчезло. Что будут делать богатые люди со своими деньгами? То есть они теперь знают, что прятать деньги уже некуда в России. Надо нести в крупный госбанк или в зарубежный. Отсюда мы делаем вывод, что эта внешне красивая инициатива приведет к одному неприятному последствию — к оттоку денег VIP-вкладчиков за рубеж. Второе: аппетит приходит во время еды. Возникает ведь зазор между суммой 1,4 млн рублей (страховое возмещение АСВ) и 100 млн. И я думаю, что в условиях дефицита бюджета, этот зазор будет сведен к нулю, как было на Кипре. Там страховое возмещение — 100 тысяч евро, и у всех остальных постригли слегка, такая «кипрская стрижка». Все просто: денег в бюджете нет, а санация — это очень дорогое удовольствие. Пример — «Мособлбанк», там вкладов официально было около 20 млрд рублей перед отправлением этого банка на санацию. А обошлась эта санация банка... Ну, уже вот в «Мособлбанке» последний раз была сумма займов АСВ, которые на самом деле пришли из Центрального банка, то есть, по существу, из наших карманов, 160 млрд рублей. Вот сравним: 20 млрд рублей и 160 млрд. То есть 20 млрд — это отзыв лицензии, а 160 млрд рублей — это санация. В восемь раз дороже санация обходится, как видите».
Мнение к материалу от 29 января 2016 года:
«Минфин допустил изъятие вкладов ради спасения банков»
«Тот вариант, который сейчас используется в условиях санации bail out — это спасение за счет государства, то есть когда кредиторов не обижают. И вот вариант, когда их частично обижают — bail in, то есть это ни вашим, ни нашим. Меньшая нагрузка ложится на бюджет, частично финансируют спасение банка по существу сами кредиторы, в том числе и вкладчики. Сумма кредитов, которую они предоставили «плохому» банку, вот эти кредиты будут трансформированы или в акции банка, которые, поскольку «плохой» банк, вряд ли что-то будут стоить. Может быть, в перспективе, когда-нибудь, они обрастут ценой, но в моменте они будут стоить нуль, или же субординированные кредиты, которые представляют собой замороженный долг, то есть ранее пяти лет нельзя потребовать от банка вернуть деньги назад. Конечно, это нововведение весьма неприятно для кредиторов банка, в том числе и для вкладчиков, но что поделаешь, кризис есть кризис. Массовые отзывы лицензий, огромное количество банков на санации»
Мнение к материалу от 7 апреля 2016 года:
«Снижение ставок: ипотека становится доступнее»
«Кроме снижения процентных ставок по ипотеке надо принимать во внимание и более важный фактор — цену недвижимости. Все-таки есть такое впечатление, что сейчас наблюдается некоторый перелом тренда снижения цены недвижимости, так что она пошла вверх и в рублях, и в долларах. Пока это довольно слабое движение, мы вновь возвращаемся к уровню 2500 долларов или 170 тысяч рублей за квадратный метр. Так что как бы так не получилось, что будем ждать снижения процентных ставок. А существенного снижения я пока не ожидаю именно в силу того, что как раз основной момент завязан на эту программу, и там максимальная ставка 12%. Вот к ней мы движемся. С одной стороны, будем ждать у моря погоды, более низких процентных ставок, а могут подрасти, скорректироваться цены на недвижимость».

Фотоистории