16+
Суббота, 23 июня 2018
  • BRENT $ 75.53 / ₽ 4751
  • RTS1125.41
16 мая 2017, 11:27 Политика

Вирус WannaCry и первые рыдания мировой кибервойны. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Российские власти объявили, что ущерб от атаки невелик; тем не менее в числе пострадавших оказались компьютеры силовых ведомств, в том числе МВД и СК

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Уже несколько дней компьютеры всего мира находятся под действием хакерской атаки, оказавшейся самой масштабной за всю историю. 15 мая вирусом WannaCry были уже заражены, по разным оценкам, от 200 тысяч до миллиона компьютеров в не менее чем 150 странах. Как минимум 40 тысяч компьютеров пострадали только в Китае. Атакованы как компьютеры частных лиц, так и коммерческих структур и госорганизаций, включая спецслужбы.

Вирус, блокируя файлы в компьютерах, работающих на операционной системе Windows старой версии, требует выкуп за их разблокировку. Причем платить надо в биткоинах. Какую политику в области кибер-безопасности должна выработать Россия, чтобы блокировать либо минимизировать ущерб от таких атак в будущем? Об этом в комментарии Георгия Бовта.

Что касается ущерба от вируса для России, Владимир Путин уже сказал: он невелик. Учитывая меньшую степень зависимости нашей страны от разветвленных компьютерных сетей, чем какой-нибудь Японии, такое возможно. В то же время обращает на себя внимание, что в числе пострадавших оказались и компьютеры российских силовых структур, включая МВД и Следственный комитет, а возможно, чьи-то еще, про которые нам не рассказывают. Притом что во всех этих структурах давно между ними и внешним миром сооружены мощные firewalls.

Символично, что атака произошла спустя лишь несколько дней после появления «Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы». Одним из главных средств от всех возможных киберугроз прописана, по сути, изоляция информационного и компьютерного пространства страны, еодаваемая в том числе как усиленный переход на отечественный софт. Хотя, если посмотреть на куда дальше продвинувшийся по части суверенизации Интернета и софта Китай, сразу видно, что это ему в данном случае никак не помогло. В связи с чем можно предположить, что усиленное внедрение под впечатлением от WannaCry известного «пакета Яровой» окажется неэффективным в защите от подобных угроз, зато станет отвлечением сил и средств на то, что называется «подготовкой к прошлой войне».

Российский президент, кстати, еще подчеркнул, что источник нынешней кибератаки — никакие не русские хакеры, которыми разве что детей на Западе не пугают, а спецслужбы США. И тут он, как ни крути, прав. Уже появились сообщения о том, что данная атака имела источником происхождения утечку соответствующей секретной информации Агентства национальной безопасности США, которое само стало жертвой хакеров. И пока в Америке не стихает истерика по поводу русских взломщиков американской демократии, продукт кибертехнологий, рожденный, вероятно, в лабораториях американских спецслужб, занимается вымогательством биткоинов по всему миру.

Это еще раз подтверждает известный принцип. После того, как какое-либо оружие изобретается в секретной военной лаборатории по заказу официального правительства для борьбы за мир во всем мире, становится лишь вопросом времени, когда к этому оружию начнут подбираться террористы или оно окажется у них в руках. Железный закон любой гонки вооружений — ядерной, биологической, химической. Теперь вот кибервооружений. Согласно тому же закону, через какой-то период неуправляемой гонки все заинтересованные официальные стороны должны начать переговоры. Во-первых, чтобы договориться о правилах игры в новой сфере вооружений. Во-вторых, чтобы ограничить гонку в этой сфере, поставив под запрет для начала самые вредоносные виды оружия и методы войны. В-третьих, чтобы предпринять совместные усилия для того, чтобы опасное оружие не попало в руки террористов, став бесконтрольным. Именно по таким направлениям были в свое время начаты и достигли определенного результата переговоры об ограничении гонки вооружений, контроля за распространением, сокращении или уничтожении биологического, химического и ядерного оружия. Пора говорить о кибероружии, распространение и использование которого, по сути, никак не регулируется на международном уровне. Еще в 2016 году Россия такие переговоры начать предлагала. Если бы они были начаты, возможно, темы русских хакеров сейчас бы в Америке не было на первых полосах газет, а она с них не сходит.

На фоне нынешней вирусной атаки еще более очевидной должна стать мысль о том, что именно вопросы кибербезопасности могли бы стать одной из главных тем возможной будущей встречи президентов России и США, во всяком случае — предметом межгосударственных переговоров. Если, конечно, тема русских хакеров в обозримом будущем уже не доведет президентство Трампа до такой степени, что ему будет совсем не до встреч с Путиным. Кстати, дословный перевод названия вируса «WannaСry» — «хочется кричать» или, скорее, «хочется плакать». И вопрос уже не в том, кто от кибервойны заплачет сильнее, а в том, когда все зарыдают в голос.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию