16+
Вторник, 17 октября 2017
  • BRENT $ 57.97 / ₽ 3329
  • RTS1150.31
30 мая 2017, 11:04 Общество

Эстетические разногласия с полицией. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Широкий резонанс в последние недели получили два события, связанные с действиями силовиков: обыски у режиссера Кирилла Серебренникова и задержание девятилетнего мальчика на Арбате

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Общественность продолжает обсуждать инцидент на московском Арбате с задержанием девятилетнего мальчика, декламировавшего Шекспира. Сцену грубого обращения с ребенком не первый день обсуждают в соцсетях. К делу подключилась уполномоченная по правам детей Анна Кузнецова. Она заявила, что у надзорных ведомств нет претензий к семье мальчика по части условий проживания и воспитания. И даже пресс-секретарь президента Владимира Путина Дмитрий Песков упомянул этот эпизод, сказав, что президент знает о нем, хотя разбирательство в этом деле — прерогатива не Кремля, а правоохранительных органов. Как воспринимать такие дискуссии в обществе? Об этом рассуждает Георгий Бовт.

Сразу два громких события поставили в центр обсуждения общества вопрос о правомерности действий силовиков не столько по сути, сколько по форме. Сначала к известному режиссеру Кириллу Серебренникову — в театр и еще по 15 адресам — ворвались автоматчики в масках для обысков, притом, что расследование дела о растрате бюджетных средств ведется уже два года. Почему именно теперь понадобился обыск с такой помпой? Есть ли острая необходимость в аресте бухгалтера и гендиректора в деле с ущербом в 1,2 млн рублей? А в «масках-шоу» у человека, проходящего лишь свидетелем? Да еще без судебного постановления ввиду необычайной срочности. Половина театральной Москвы поставлена на дыбы. Люди, которые обычно выступают доверенными лицами Путина на его выборах, теперь пишут ему взволнованные петиции. Это все было зачем?

То же самое с мальчиком, который, когда его стали «винтить» и сажать в патрульную машину: поднял крик, который, наверное, был слышен аж у Кремля. Взволновавшаяся мачеха бросилась его отбивать, и теперь ей грозит арест за «неповиновение законным действиям». В самой полиции настаивают, что действия были именно законными. А вдруг он попрошайничал? А если он еще и беспризорник? Вспоминается фраза-мем из советского фильма: «А если бы он вез патроны?» Почему нельзя было разобраться без заламывания рук и задержания малолетнего на месте? Не говоря о том, что налицо явная избирательность в применении правил полицейскими. Девятилетний чтец Шекспира ведь явно не последний попрошайка — настоящий или мнимый — на улицах города. Если уличные выступления всерьез считать попрошайничеством, а их запрет не считать полицейщиной и стремлением зачистить город от всего живого до состояния армейского плаца. На улицах и в метро полно профессиональных как раз попрошаек, притом использующих детей и животных без чтения Шекспира. Их почему-то никто не трогает. «Может, они отстегивают?» — думает иной гражданин.

Адепты родной полицейщины в любом ее проявлении находят много аргументов в оправдание действий силовиков. О режиссере: мол, нечего всяким либералам делать исключение. Об инциденте на Арбате: да в Америке женщину, набросившуюся на полицейских, как минимум успокоили бы электрошокером, а то и вовсе застрелили. Аргумент насчет того, что «у них негров убивают», тут в самый раз. Полиция в США в последнее время сильно оскандалилась по этой части. Но есть и другая сторона Америки и ее полиции. Можно и ее взять за пример. Есть подчеркнутая вежливость по отношению к гражданам. Есть готовность помочь. К примеру, любой дорожный полицейский в Штатах, заметив пробку, тут же начнет ее разруливать, помогая водителям и пешеходам. В ситуации, аналогичной случаю на Арбате, патруль сделал бы все, чтобы разобраться на месте, причем без «батальных сцен». Если ребенок был без надзора или делал что-то предосудительное, опекунам потом вчинили бы иск или штраф, но без выкручивания рук на глазах у прохожих. Эти люди не представляли никакой опасности ни для кого.

После всех скандалов с убийствами невиновных афроамериканцев уровень доверия к американской полиции в конце прошлого года составил 56%. По данным, которые приводит само МВД России, в целом по стране «уровень уверенности российских граждан в защищенности своих личных и имущественных интересов от преступных посягательств составил 38,6%». Причем в 2016 году этот показатель улучшился, он вообще рос в последние годы — сделано ведь немало. Однако над манерами, как видим, все же надо еще поработать. Лучше — под контролем общества.

О действенном парламентском контроле за силовыми структурами говорить в нашей стране, увы, пока не приходится. На помощь приходит гласность. Любой ролик или скандал могут оказаться в Интернете, и последуют реакция и разбирательства. Потому что прозвучит ключевая фраза: «Путин знает о мальчике».

Рекомендуем:

  • Фотоистории