16+
Пятница, 23 июня 2017
  • BRENT $ 45.81 / ₽ 2730
  • RTS977.14
16 июня 2017, 19:25 Право

За участие в митинге Навального школьника отправили под домашний арест

Лента новостей

Ближайшие два месяца одиннадцатиклассник Михаил Г. проведет на съемной квартире. Так решил Басманный суд Москвы. По версии следствия, юноша брызнул в лицо полицейскому из газового баллончика

Несанкционированная акция в Москве, 12 июня 2017.
Несанкционированная акция в Москве, 12 июня 2017. Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Басманный суд Москвы в пятницу поместил под домашний арест ученика 11-го класса физико-математического лицея №1451 Михаила Г. Ему предъявлено обвинение в применении насилия к сотруднику полиции (ч.1 ст. 318 У РФ) во время несанкционированного шествия оппозиции «Требуем ответов», которое прошло на Тверской улице в День России 12 июня. Согласно материалам дела, юноша распылил из баллончика слезоточивый газ в лицо сотруднику ОМОНа.

На заседании защита просила ограничиться подпиской о невыезде, а судья Евгения Николаева даже поставила вопрос о возможности избрания альтернативной меры пресечения — присмотра за несовершеннолетним. Однако доводы следствия перевесили.

Рассмотреть ходатайство следствия об избрании подростку меры пресечения суд планировал еще 14 июня, однако тогда слушание было отложено на 48 часов для того, чтобы следователь представил дополнительные материалы в обоснование домашнего ареста. Доставленный в пятницу на заседание суда 17-летний обвиняемый — худой, светловолосый молодой человек — хранил молчание. За столом рядом с защитниками находилась его мать Ольга Торяник, которая является законным представителем несовершеннолетнего.

Участие в митингах Навального

Просьбу о домашнем аресте следователь СКР Алексей Северилов мотивировал тем, что обвиняемому известны лица, которые дали «изобличающие его показания». «Оставаясь на свободе, он может оказать на них воздействие, склонив к отказу от показаний или изменению показаний», — заявил он. Также сыщик передал суду некую справку от начальника ОВД «Даниловский», который негативно отзывался о парне, проживающем на вверенной ему территории. Следователь утверждал, что мать задержанного не осуществляет «должный контроль» за сыном, который успел поучаствовать уже в двух митингах Алексея Навального — 26 марта и 12 июня.

Также он дал понять, что регистрация в Москве у юноши поддельная, так как его не вспомнил один из собственников квартиры на Зеленом проспекте, где Михаил и его мать обзавелись временной пропиской. Следователь добавил, что если фигуранта не арестовать, его мать может вывезти сына в Санкт-Петербург, где они ранее проживали.

Уголовное дело в отношении 17-летнего Михаила Г. было возбуждено после того, как он принял участие в антикоррупционном шествии оппозиции «Требуем ответов», которое прошло в День России 12 июня. Оно было согласовано властями лишь на проспекте Сахарова. Однако Алексей Навальный позвал людей в центр города, на Тверскую улицу, где собрались 4,5 тысячи человек, 150 из них были задержаны. В основном это были подростки. Большинство из них отпустили. Что же касается Михаила, то его задержали на следующий день. Юноше предъявили обвинение в применение в отношении полицейского насилия, не опасного для жизни и здоровья (часть 1-я статьи 318 УК РФ ). По версии следствия, подросток брызнул в лицо газовым баллончиком сотруднику 2-го оперативного полка ОМОН Роману Лукьянчуку. Тот получил ожог роговицы. Свою вину юноша не признал и от дачи показаний отказался, воспользовавшись статьей 51 Конституции, которая дает право не свидетельствовать против себя.

Впрочем, как утверждал следователь, причастность Михаила к противоправному деянию подтверждается показаниями потерпевшего, коллеги полицейского — свидетеля Емельяненко, а также видеозаписью событий на Тверской. Алексей Северилов попросил отправить подростка под домашний арест в его съемной квартире на Хавской улице, в районе станции метро «Шаболовская».

Против этого выступили защитники обвиняемого Салман Джафаров и Сергей Бадамшин. Они требовали ходатайство следствия отклонить. Адвокаты назвали голословными доводы следствия, обратив внимание суда на то, что начальник ОВД даже не знал подростка. «Однако он подписывает непонятно, что, и непонятно, на каких основаниях. У него хотя бы хватило совести не назвать это характеристикой», — возмущался Сергей Бадамшин.

Он передал судье характеристику из лицея № 1451 на ученика 11 «Б» класса Михаила Г. Из нее следовало, что юноша «легко идет на контакт», адекватен, сопереживает другим людям, интересуется гуманитарными дисциплинами, коммуникабелен и исполнителен, а также успевает по всем предметам. «Обращаю внимание на материалы из школы. Это социальный институт, который лучше всех знает моего подзащитного», — выступал защитник. Он отметил, что парень в настоящее время сдает ЕГЭ и уже пропустил два экзамена.

«Мы все люди взрослые и понимаем, что 11-й класс, это то время, когда решается судьба человека на ближайшее десятилетие. От реализации поставленных задач по учебе и поступлению в вуз зависит его дальнейшая судьба», — убеждал суд Сергей Бадамшин и призывал его «не ломать человеку жизнь».

Он и его коллега просили отклонить ходатайство следствия о домашнем аресте, считая, что подписка о невыезде будет достаточной мерой пресечения.

Также они были не против «присмотра за несовершеннолетним» (статья 105 УПК). Адвокат Салман Джафаров отверг довод о тяжести обвинения. Он указал, что вменяемая его подзащитному статья предусматривает наказание не только в виде лишения свободы на срок до 5 лет, но также штраф.

Опровергая аргумент о фиктивной регистрации подростка и его мамы в Москве, защитники рассказали, что временную регистрацию в столичном районе Новогиреево на Зеленом проспекте оформлял глава семейства Гусейновых, которые являются собственником жилья. «Именно отец ходил с матерью Михаила в МФЦ. Это семья кавказцев, где все решает отец. Поэтому его сын и не видел Михаила», — объяснил Сергей Бадамшин положение дел.

Разносторонний подросток

Отвечая на вопросы судьи о том, как она занималась воспитанием сына, мать подростка Ольга Торяник рассказала, что уже на протяжении 15 лет живет «между двумя городами»: Санкт-Петербургом и Москвой. По ее словам, в столицу она перевезла сына два года назад. Здесь в районе Лосиного острова она купила квартиру, однако дом пока не достроен, и ей с сыном приходится снимать жилье. С отцом ребенка она в разводе.

Учась в физико-математическом лицее № 1451, Михаил занимался углубленным изучением английского языка и экономики, ходил на подготовительные курсы в Высшую школу экономики, участвовал в различных олимпиадах, увлекался горными лыжами и шахматами. Женщина сообщила, что является православной верующей и до определенного возраста сын разделял ее духовную жизнь, также ходил в церковь. «У меня достойный заработок, свой бизнес, и ребенок всем обеспечен, — уверяла женщина, которая владеет фирмой по оказанию консалтинговых услуг. — Мы постоянно посещаем театры, ходим на выставки, в том числе современного искусства, обсуждаем литературу. Смотрим вместе фильмы, много времени проводим в деревне, помогаем родственникам выращивать животных».

Мать обвиняемого добавила, что направляла сына на психологические тренинги, для того чтобы тот занимался вопросом самоидентификации. Она была в курсе того, что мальчик интересовался политикой. «То, что он Навальным интересуется, конечно, я знала. Но то, что он на митинги ходит, я не знала», — призналась Ольга Торяник. Как и адвокаты, она просила отпустить сына под подписку о невыезде. «Я согласен с защитником», — поддержал ее сын. Больше он не произнес ни слова.

За одной партой с обвиняемым

Представитель прокуратуры встал на сторону следствия. Он заявил, что «домашний арест более целесообразен», а подписка не будет способствовать интересам следствия. Пробыв в совещательной комнате около часа, судья Евгения Николаева согласилась с доводами СК. Она отправила Михаила Г. под домашний арест в съемной квартире на Хавской улице на два месяца — до 13 августа.

По решению суда юноша сможет ходить в школу. При этом ему запрещено общаться «с третьими лицами» за исключением близких родственников, защитников по уголовному делу, следователей и педагогических работников, участвующих в его обучении по программе среднего образования. Адвокаты остались недовольны решением суда и уже подали на него апелляцию.

По словам Сергея Бадамшина, несмотря на то, что его подзащитному разрешили общаться со школьными педагогами, непонятно, сможет ли он контактировать с другими работниками учебного заведения, например охранниками и администрацией школы. Также пока неясно, как сотрудники ФСИН будут контролировать пребывание Михаила в школе. «Возможно, это будет как в советском фильме «Большая перемена», когда сотрудник милиции приходил в класс и сидел с героем фильма Ганжой за одной партой. Думаю, сотрудникам ФСИН предстоит то же самое — повышение общеобразовательного уровня», — предположил Сергей Бадамшин. Адвокат считает, что фактически суд ограничил его подзащитного в получении высшего образования, так как не прописал в своем решении возможность общения Михаила с работниками вузов, лишив обвиняемого возможности сдать документы для поступления в институт.

Рекомендуем:

Фотоистории

Актуальные темы: