16+
Четверг, 24 мая 2018
  • BRENT $ 78.81 / ₽ 4845
  • RTS1175.92
23 июня 2017, 06:45 ПолитикаКонфликты

Смягчат ли США санкции против России? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Республиканское большинство в Палате представителей США неожиданно затормозило прохождение законопроекта, в котором оговорены новые санкции против России. Как это может повлиять на их окончательное принятие или непринятие?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Дональд Трамп обвинил администрацию Обамы в том, что та не предприняла никаких мер, чтобы прекратить «вмешательство России в выборы», если таковое вмешательство в виде хакерских атак имело место. Между тем республиканское большинство в Палате представителей неожиданно затормозило прохождение законопроекта номер 722 о санкциях против Ирана, с поправкой номер 232, в которой оговорены новые санкции и против России.

Законопроект о новых санкциях против России Сенат принял 97 голосами против двух. И вдруг нижняя палата закапризничала. Означает ли это, что там не хотят идти на новые «экономические репрессии против Москвы»? Неужто завернут обратно? Или за этим стоит некая хитрая игра самой администрации? И тогда верна версия газеты The New York Times, написавшей, что, мол, Белый дом лоббирует смягчение законопроекта. Да и госсекретарь Рекс Тиллерсон заявил на днях, что принятые в столь жесткой форме новые санкции связывают руки администрации по налаживанию диалога с Москвой по хотя бы ограниченному кругу проблем. В свою очередь, Москва дала понять, что Тиллерсон не лукавит. Так оно и будет. Россия опять вышла из протокола взаимодействия с США во избежание военных инцидентов в Сирии. В последний момент были отменены — и тоже по инициативе российской стороны — консультации на уровне замминистров иностранных дел по выработке путей решения острых двусторонних проблем, о чем была достигнута договоренность в ходе визита Тиллерсона в Москву в апреле. В Петербург должен был для этого приехать Томас Шэннон, третий человек в Госдепе, в том числе для того, чтобы обсудить возможность снятия ареста с российской дипломатической собственности под Вашингтоном, наложенный Обамой в декабре. От России должен был участвовать замминистра Сергей Рябков. Но что толку обсуждать возвращение дач, если в сенатском варианте билля президент теперь снять арест без согласия в той или иной форме Конгресса не может.

Газета The New York Times, давно вставшая на тропу войны против Трампа, решила тут выступить провокатором, написав, что администрация, мол, за спиной американского народа лоббирует смягчение пакета санкций в Палате представителей. Хотя формально речь идет, прежде всего, о том, что некоторые конгрессмены почувствовали покушение на свои конституционные права. Ведь по Конституции США все меры, касающиеся денежных доходов и расходов казны, должны инициироваться в виде законопроектов только Палатой представителей. А в поправке 232 предусмотрены определенные расходы. Демократы тут же подняли шум: дескать, Белый дом юлит и пробует санкции размыть. Администрация действительно сетовала, что закон слишком «не гибкий» и не оставляет ей свободы рук в переговорах с Россией. С трудом удалось заменить одно слово — вместо «должен» написать «может». Это относительно возможностей президента вводить те или иные ограничительные меры.

Разногласия между Палатой представителей и Сенатом, по сути, предложенного законодательства не стоит преувеличивать. Сейчас повторяется история 2014 года, когда пакет санкций против России тоже инициировал Сенат. И Палата представителей тогда тоже возразила — мол, не ваше это «сенаторское дело» — и внесла собственный вариант законопроекта, совершенно идентичный сенаторскому. Он был принят в тот же день. Так может произойти и на сей раз. Просто в Америке — что у нас не всегда все понимают — очень трепетно относятся к соблюдению формальностей, процедур. Особенно когда дело касается законов.

Интрига может состоять разве что в том, что в ходе неких закулисных контактов между Белым домом и конгрессовскими республиканцами администрация может пытаться убедить нижнюю палату потянуть с голосованием до того момента, когда Трамп и Путин встретятся в рамках саммита «Большой двадцатки» в Германии в июле. Это может быть сделано с тем, чтобы эта встреча не проходила в условиях, когда администрация уже должна будет определяться — подписывать ли законопроект или налагать вето, которое, впрочем, скорее всего, будет преодолено Конгрессом. Ну а после встречи пакет санкций с большой вероятностью будет принят. Если только на встрече вдруг не случится некоего сенсационного прорыва, которым пока совсем не пахнет.

Рекомендуем:

  • Фотоистории