16+
Пятница, 25 мая 2018
  • BRENT $ 78.86 / ₽ 4858
  • RTS1173.63
28 июня 2017, 12:00 Общество

«Короли помойки»: под Балашихой, как на Сицилии. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Россия осталась в каменном веке, если говорить о проблеме переработки мусора. Свалка в Балашихе — прямое тому подтверждение. Как решать проблему, непонятно. Что касается самого бизнеса, все еще сложнее: один из владельцев умер (но все еще числится хозяином), нашлись офшоры на Сейшелах

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

После экстренного закрытия свалки в подмосковной Балашихе, которое произошло по личному указанию Владимира Путина, глава городского округа Евгений Жирков написал заявление об уходе. На полигон «Кучино» поступало до 90% бытовых отходов со всей Москвы. Как будет теперь решаться проблема переработки мусора, что вскрылось в связи с историей балашихинской свалки? Об этом в комментарии Георгия Бовта.

Свалка в Балашихе — это, можно сказать, «кривое зеркало» нынешней российской экономики. Управляло ею некое ЗАО «Заготовитель», с которым договор был заключен аж до 2019 года и которое понесет теперь все расходы. Сильно ли оно обеднеет? Не думаю. Владеют им два мало кому известных бизнесмена, один из которых умер еще в 2009 году, но продолжает владеть долей, а также четыре офшора на экологически, заметим, чистых Сейшелах, где не принято раскрывать своих бенефициаров. То есть московский мусор утилизовал непонятно кто, и это никого не смущало.

С 2010 года по 2015 год официальная выручка «Заготовителя» упала с 390 млн рублей в год до 19 млн, притом, что, принимая только официально 600 тысяч тонн мусора и еще неизвестно сколько неофициально, ЗАО «Заготовитель» должно было бы зарабатывать минимум 60 млн рублей и с них платить налоги. Тысяча рублей за тонну — это средняя цена утилизации мусора по стране. Однако суды против «Заготовителя» местная ФНС успешно проиграла, а муниципальные власти покорно отступились в этой явно неравной битве за налоги. Как вы думаете, почему?

Также власти — и федеральные, и местные — делая периодически вид, что они как-то реагируют на жалобы окрестных жителей, меры реагирования ограничивали, по сути, тем, что мягко журили «королей помойки», пока не вмешался Путин. Лицензию на управление этой свалкой, как и всех других легальных в стране, выдал Росприроднадзор. Причем он, собирающийся сейчас эту самую лицензию спешно и гневно отзывать, сам же и обновил ее не далее как осенью 2016 года. В 2015 году небезызвестный подмосковный застройщик, группа компаний «Мортон», продала тут последние дома с видом на помойку, и их приняли, нимало не смутившись, в эксплуатацию. О чем думали покупатели квартир из тех, которые покупали их сами, а не получали от государства — это отдельный вопрос. Ответ на него, видимо, отсылает к глубинным струнам души нашего обывателя, привыкшего жить в окружении помойки. «Однушка» в тех местах стоит, кстати, не менее 3,5 млн рублей.

На полигон под Балашихой свозили 90% муниципального мусора Москвы. Теперь его придется распихивать по другим полигонам, которые и так переполнены. Готового решения на момент отдачи Путиным жесткого приказа не было никакого, однако так совпало, что одновременно с закрытием по высочайшему повелению помойки одна из компаний, принадлежащих госкорпорации, как нетрудно догадаться, «Ростех», выиграла тендер на строительство в Подмосковье четырех мусоросжигательных заводов. Уже не первый год экологи протестуют против такой формы утилизации мусора, но сейчас им придется с этим смириться. Решение президента стало, таким образом, своего рода пиар-акцией для новых форм переработки мусора, которые новые разве что для нашей страны. Реально перерабатывают в России лишь 10% всего мусора: 3% сжигают, 7% подвергают вторичной переработке. Не менее 50 млн тонн ежегодно вывозится на свалки и полигоны, ведь каждый взрослый россиянин в год производит почти полтонны мусора. Для сравнения: вторичная переработка в США составляет 40%, в ЕС — 60%. Чтобы нам достичь хотя бы уровня в 30-40%, надо инвестировать в промышленную утилизацию более 40 млрд евро.

Мы в части переработки мусора находимся, образно говоря, в каменном веке, и есть сильные подозрения, что консервации этого положения способствует чудовищная коррупция вокруг этого грязного в буквальном смысле бизнеса. Потому что если кто-то попробует убедить меня в том, что в Балашихе не было такой тотальной коррупции, уходящей концами не только на уровень руководства района, но и области, а также на федеральный уровень, то я лично в это не поверю ни на секунду. В некоторых странах мира на утилизации мусора твердо сидит мафия. В этом плане мы, видимо, шагаем как раз в ногу с такими странами, по крайней мере, в ногу с Сицилией с ее «коза нострой».

Рекомендуем:

  • Фотоистории