16+
Пятница, 21 июля 2017
  • BRENT $ 49.31 / ₽ 2906
  • RTS1038.54
8 июля 2017, 06:27 Общество

Историк Мединский — любитель или профессионал?

Лента новостей

Нарушений нет. Мединский — ученый. Диссертационный совет Белгородского университета подтвердил его научную степень. А что думают эксперты, можно ли считать министра культуры профессиональным историком или любителем?

Министр культуры РФ Владимир Мединский.
Министр культуры РФ Владимир Мединский. Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

В Белгородском университете признали состоявшейся работу министра культуры Владимира Мединского. «За» проголосовали 19 членов совета из 22. В то же время один из членов диссовета счел диссертацию Мединского лишь «занимательным чтением». Мединский не присутствовал, сказал, что у него командировка в Китай.

Мнения оппонентов расходятся, но обе стороны уверены, что пересмотра результатов не будет. Владимир Мединский защитил докторскую по истории шесть лет назад. Сообщество «Диссернет» говорит, что в работе плагиата нет, но она ненаучна. Сам Мединский опубликовал статью, в которой отверг претензии экспертов и заявил, что «достоверного прошлого не существует».

Рой Медведев советский и российский историк «Я не знаю содержание его диссертации. Я слышал претензии, но мне трудно их оценить. Он, наверно, не вел такой серьезной научной работы. Это все-таки должна экспертная комиссия разбираться. Я историк XX века и российской истории. Я XV и XIV века литературу даже не знаю. Это очень трудная тема. Если он не кончал исторический факультет, то он не является историком-профессионалом. Но и историк-любитель тоже может достигнуть научного уровня. Я, например, историк — не профессионал, я кончал философский факультет. Поэтому факультет журналистики, даже литературные навыки, это навыки писания, но серьезных знаний по истории он не дает. Методика работы в архивах, методика сбора материала — это МГИМО не дает, но он может освоить, не такая трудная профессия историка все-таки. Если он взялся за такую трудную тему о XV и XIV веках, то у него, наверно, должны быть для этого достаточные основания».

Решение, скорее, все-таки политическое, считает историк Николай Сванидзе.

Николай СванидзеНиколай Сванидзе тележурналист, историк «Решение робкое очень. Дело не в том, что там жажда крови министра Мединского или нет. Я не читал его диссертацию, но нужно было все-таки какие-то конкретные вещи говорить: имеет диссертация министра Мединского отношение к науке, или она не имеет отношение к науке? Потому что то, что он говорил о том, что что-то в интересах Родины, не в интересах Родины, но кто устанавливает интересы Родины, не сам ли господин Мединский? И потом, к науке какое это все имеет отношение? А те или иные диссертации по физике тоже должны оцениваться, с точки зрения интересов Родины, или по математике? Но все-таки есть такие понятия — «наука», «научная истина», «правда факта» — если это имело место в диссертации, тогда это научная диссертация. Если это треп патриотический, тогда это не научная диссертация. Я не видел, чтобы совет как-то по этому поводу высказался. Поэтому решение было принято политическое, предсказуемое, очень робкое. Я воздержусь от оценок, я не читал его диссертацию. Основные претензии к ней видел. Если эти претензии справедливы, что это не историческая диссертация, не научная работа. Вопрос в том, насколько они справедливы, вот это должен был установить совет, на мой взгляд, он это не установил и принял просто политическое решение. Если бы было дано указание не считать это научной работой и лишить степени, сказали бы «да» и встали по стойке смирно. Такого указания дано не было, в результате, поскольку речь идет о министре, то было принято такое решение, какое было принято».

Это недостойные ученого сообщества разбирательства, министра культуры надо оценивать по его делам на нынешней должности, считает доктор исторических наук, профессор, завкафедрой всеобщей истории РГГУ Наталья Басовская.

Наталья Басовская доктор исторических наук, профессор, завкафедрой всеобщей истории РГГУ «Суета вокруг этой диссертации — какая-то недостойная история, которая вносит только, когда вокруг утвержденных диссертаций все это начинается, разброд, шатание в ряды профессуры, что глубоко вредно. Что касается самой диссертации, то предъявлять претензии можно к оппонентам, ведущей организации и Высшей аттестационной комиссии, они утвердили, что же теперь будоражить этих злосчастных профессоров? Мне даже кажется какой-то политикой, очень недостойной высшей школы. А что касается самой диссертации, я ее не читала, читать не собираюсь, это не моя профессия, это не мой профиль, но эти «судороги» коснулись нашего университета, у нас была подобная история, достаточно других настоящих забот. Сама эта история недостаточно интересна. Хотите, считайте его доктором наук, хотите — не считайте, считайте публицистом. Важно то, что он делает для культуры. Вот, что надо оценивать. А так, давайте еще разберемся с какими-нибудь женами, родственниками — все это недостойно интеллектуальной профессорской, университетской среды. А судить его давайте по его действиям на его основном поприще, немыслимо сложном».

Диссертацию министра ранее направляли в диссертационные советы Уральского федерального университета и МГУ имени Ломоносова, однако там она так и не была рассмотрена по существу.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    Актуальные темы: