16+
Вторник, 26 сентября 2017
  • BRENT $ 58.18 / ₽ 3366
  • RTS1127.26
8 июля 2017, 16:30 Стиль жизниКультура

Ушел Гранин. Что останется в народной памяти?

Лента новостей

Сегодня Россия простилась со знаменитым писателем. Его произведения всегда пользовались успехом. Как говорят литераторы, Гранин всегда был «брендом». Однако в школьной программе изучение его творчества не значится как обязательное

Во время церемонии прощания с писателем Даниилом Граниным в Таврическом дворце.
Во время церемонии прощания с писателем Даниилом Граниным в Таврическом дворце. Фото: Петр Ковалев/ТАСС

Россия сегодня простилась с Даниилом Граниным. Панихида проходила в Таврическом дворце Санкт-Петербурга. Писатель скончался 4 июля на 99-м году жизни. Проводить в последний путь писателя пришло около 500 человек.

Елена Кузнецова корреспондент интернет-газеты «Фонтанка.ру» «Это были как обычные горожане, так и VIP-персоны, чиновники и деятели культуры. Приехала глава Совета Федерации Валентина Матвиенко, министр культуры Владимир Мединский, губернатор Петербурга Георгий Полтавченко, глава Эрмитажа Михаил Пиотровский, актер Олег Басилашвили и многие другие. Преимущественно, конечно, люди среднего возраста, 50-ти и 60-ти лет. К моему удивлению, были и молодые люди. Например, я пообщалась со школьницей, с 15-летней девушкой, которая читала Гранина, причем, не одно его произведение. Как она рассказала о Гранине, ей рассказала бабушка, и она его прочитала и даже немножко полюбила. Валентина Матвиенко сказала, что в 2003 году, принимая решение о том, баллотироваться ли ей на пост губернатора, она первым делом посоветовалась с Даниилом Граниным. Они общались в кафе на Петроградской стороне, это был, действительно, первый человек, который узнал о ее размышлениях. Кроме того, Георгий Полтавченко отметил, что в последнее время правительство города принимало ряд решений, учитывая мнение Даниила Александровича. В частности, Гранин был автором идеи арки в честь Победы, которая недавно была воздвигнута в Красном селе. Президент прислал телеграмму соболезнования родным и близким, но от администрации президента никого не было. Белоколонный зал Таврического дворца, где проходила церемония, был синими и красными ленточками разделен на две половины. В одной половине сидели на стульях VIP-персоны, а в другой половине стояли обычные люди и журналисты. Каждый мог подойти и попрощаться с Граниным. После того как прозвучали все речи, люди стояли от входа в Таврический дворец. Их было, действительно, много».

Пришел проститься с Даниилом Граниным и публицист, общественный деятель и старый друг писателя Борис Вишневский.

Борис Вишневский публицист, общественный деятель и старый друг писателя «Самое сильное и самое неприятное мое впечатление — это не только присутствие, но и выступление там министра культуры господина Мединского. Человека с отрицательной репутацией. Человек, который несколько лет назад публично обвинял Даниила Гранина во вранье, когда Гранин в очередной раз напомнил о том, как во время блокады товарищ Жданов и его подручные, мягко говоря, не голодали, и как в столовых Смольного давались ромовые бабы и прочие прелести. Вот этот человек, не извинившись, кстати, тогда перед Граниным, хотя я лично к нему обращался и требовал принесения извинений, сегодня имел наглость не только приехать на прощание, но еще и выступить с речью о том, какой замечательный Гранин, как мы будем хранить о нем память, он наша совесть и наше все. Меня просто затрясло в этот момент, и думаю, что не только меня. Но присутствовать, ладно, фиг с тобой, но выступать — вот это, на мой взгляд, такой очень знаковый момент церемонии. На мой взгляд, совершенно вообще замечательно выступал Олег Валерианович Басилашвили, вспоминавший, как он каждый раз ждал лета, чтобы они встретились в этом стареньком домике Гранина в Комарово у него, вести очередную неспешную беседу. Я в этом домике тоже был не один раз. Я не могу сказать, что зал Таврического дворца был заполнен, но очень много людей пришло. Очень многие хотели проститься с Даниилом Александровичем. А, кстати, вот почему-то там охрана Таврического дворца, тоже меня это возмутило, но это я узнал уже потом, отказалась часть журналистов с фотоаппаратами почему-то пропускать внутрь, заявляя, что нужна какая-то отдельная аккредитация. Какая аккредитация на похороны, на открытое прощание, на гражданскую панихиду?»

Гранина называли образцом нравственности, символом и совестью Северной столицы. Гранин — знаменитый писатель, киносценарист, общественный деятель и ветеран Великой Отечественной войны. Business FM поговорила о нем также с литераторами и учителями и позвонила в книжные магазины.

Вряд ли книжные магазины стоит упрекать в том, что они выставили столы с книгами Даниила Гранина. Интерес к его творчеству сейчас вырос, и ничего удивительного и необычного в этом нет. Впрочем, он был и раньше, рассказали нам в одной из сетей:

— Да, есть Даниил Гранин, конечно. «Мой лейтенант», «Причуды памяти», «Возвращение» — сборник рассказов. У нас тут прямо выкладка целая есть, выложена прямо в 12 зале на втором этаже.
— Разбирают вообще?
— Покупают периодически, да. «Причуды памяти» сегодня привезли очень много в суперобложке.

В другом сетевом магазине редакции тоже сообщили о большом ассортименте. На вопрос о популярности у читателей ответить затруднились:

— Даниил Гранин...
— Да-да-да.
— 53 позиции по этому автору.
— А вообще часто Гранина спрашивают?
— Ну, у нас много операторов, так что я не показатель, если у меня не спрашивают, это не значит, что он непопулярный.

Business FM посмотрела список обязательной литературы в одном из московских лицеев. Из второй половины XX века — лишь Шаламов, Солженицын и Шукшин. В списке для внеклассного чтения имен, конечно, больше. Но конкретно в этой школе Гранина нет. В других есть — по желанию старшеклассникам предлагают прочитать роман «Зубр». Вопрос о включении того или иного автора в программу — глубоко дискуссионный и очень деликатный. Нового автора по масштабу таланта обязательно будут сравнивать с признанными гениями и спорить до хрипоты. Нужно ли это?

Алексей Олейников детский писатель и учитель литературы «У меня довольно двойственное вообще мнение касательно обязательных списков как таковых. То, что все это профанация, по большому счету, ибо обязательного списка мы единого для всей страны составить не сможем, потому что кому-то арбузец, а кому-то — свиной хрящик. Список же дополнительной литературы для изучения, конечно, да, безусловно, он вполне достойный большой писатель. Я, честно говоря, Гранина довольно мало видел даже в списках изучения, честно сказать, да, я видел всего пару раз в списках литературы Гранина».

Но дело не только в школьных списках и книжных полках. Иногда появляется ощущение, что послевоенная литература ушла далеко и совсем не обещает вернуться. А ведь она была и владела умами поколений, и если не приблизила распад Союза, то стала его отражением. Но кто, кроме филологов, сейчас помнит, что такое деревенская проза? А как быть с поэтом Николаем Рубцовым? Останется ли в памяти народной что-то кроме строчек из популярной песни на его стихи «Я буду долго гнать велосипед»? Да и эти строки, наверное, не все уже помнят…

Валерий Попов председатель Союза писателей Санкт-Петербурга «Удивительно быстро как-то и бесплодно идет история. Вычеркивается все. Это несправедливо, надо все-таки вносить равновесие, но поскольку этим не занимается никто, поэтому все как-то сейчас ужасно запутанно, и не найти истины. Но вот Гранин как-то сумел всегда быть брендом. Некоторые его критикуют, но вот то, что он брендом был всегда, это, безусловно. И всегда спрашивают в магазинах его. Это факт».

Еще один русский писатель второй половины XX века, чьи произведения покупают и читают — Сергей Довлатов — в своей книге «Ремесло» описал встречу с Даниилом Граниным. Классик литературы Гранин объясняет начинающему писателю Довлатову, что его рассказы не для печати и дает совет: «Есть такая щель между совестью и подлостью. В эту щель необходимо проникнуть». Фраза говорит о многом. В СССР Даниил Гранин был официально признанным, но далеко не всех из таких писателей называют «образцом нравственности», а еще символом и совестью Петербурга. И недаром в 1980-х годах потрясением для читателей стала его «Блокадная книга» в соавторстве с Алесем Адамовичем. Кстати, о памяти. Оператор одного из книжных магазинов снисходительно объяснил Business FM, что Гранин не писал эту книгу. Видимо, база в компьютере не показала ему всех авторов.

Рекомендуем:

  • Фотоистории