16+
Суббота, 22 июля 2017
  • BRENT $ 47.93 / ₽ 2845
  • RTS1024.89
14 июля 2017, 14:00 Компании

Константин Симонов о ситуации с Siemens: «Скандал оказался громче, чем, наверное, ожидалось»

Лента новостей

«Вы же понимаете прекрасно, что Siemens вполне может малым и пожертвовать, а Россия, к сожалению, пока — это малое», — отметил гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности, комментируя новости о задержании руководителя «Силовых машин» и возможном выходе Siemens из совместного предприятия

Оборудование в порту Феодосии.
Оборудование в порту Феодосии. Фото: Reuters

Обновлено 15:15

Siemens рассматривает идею выйти из активов в России. Это связано со скандалом вокруг поставок турбин концерна в Крым. Речь идет о компаниях «Сименс технологии газовых турбин» и «Интеравтоматика», сообщает бизнес-издание Wirtschaftswoche со ссылкой на источники.

Возможность выхода из этих совместных предприятий (СП) якобы изучает глава немецкого концерна Джо Кезер. В Siemens не подтвердили, но и не опровергли прямым текстом это сообщение. «Мы говорили, что мы рассмотрим дальнейшие последствия. Поэтому дальнейшие спекуляции я не могу комментировать», — сказал РИА Новости пресс-секретарь концерна Филипп Энч, добавив, что содержащиеся в публикации высказывания являются «интерпретацией автора статьи».

«Сименс технологии газовых турбин» — это совместное предприятие Siemens и «Силовых машин», где 65% принадлежит немецкой компании. Это СП изготовило и поставило турбины для проекта строительства станции на Тамани в России, которые затем, по неофициальной информации, были переправлены в Крым. «Интеравтоматика», в которой Siemens принадлежит 46%, по данным СМИ, участвует в монтаже и в вводе в эксплуатацию турбин, поставленных в Крым в обход санкций ЕС.

Ранее стало известно, что немецкий концерн подал иск в Московский арбитражный суд к дочке «Ростеха», компании «Технопромэкспорт». Она — заказчик строительства двух крымских электростанций.

Мог ли Siemens рассматривать возможность выхода из российских активов, или это только спекуляции СМИ? Business FM обсудила это с гендиректором Фонда национальной энергетической безопасности Константином Симоновым. С ним беседовала Диана Лесничая.

Константин Симонов: Я думаю, что это вполне возможно. Почему? Потому что давление на компанию может оказаться весьма серьезным. И самое главное, что против нее могут быть применены санкции на тех рынках, которые для Siemens гораздо более важны, чем российский, потому что в качестве основного инструмента за то, что эта байка используется, то, что российский рынок для Siemens интересен. Это действительно так. Но есть и другие рынки, более интересные, например, американский. И так, собственно, санкции же по этому принципу и действуют. Хотите работать с русскими? Работайте, но с нами вы работать не будете. И все. На этом многие истории заканчиваются. Сообщения пошли еще на прошлой неделе, и первая реакция Siemens была достаточно вялая. Мы не знали, не понимали, а потом все резко обострилось. И уже на этой неделе, вы знаете, они пошли в суд. Кто-то что-то им сказал, и они по-настоящему испугались. В этой ситуации, когда речь пойдет, например, об изгнании Siemens американского рынка и, возможно, применении каких-то санкций в Европе, ну, вы же понимаете прекрасно, что Siemens вполне может малым и пожертвовать, а Россия, к сожалению, пока — это малое, по сравнению с тем большим, что Siemens зарабатывает в тех же Соединенных Штатах.
Но если такая угроза все-таки есть, что Россия может сделать сейчас, чтобы все-таки этого не допустить?
Константин Симонов: Вариантов стратегических два. Вариант первый — все это действие по цепочке откатить назад, найти виновных либо в «Силовых машина», либо у «дочки» «Ростеха», сказать: вот, они, значит, паразиты. Там же был пункт в контракте, который запрещал поставлять в Крым эти турбины. Значит, они нарушили, то есть там были конкретные нарушители. Вот их найти, наказать, турбины вернуть. Но минус-то очевиден! Вы же понимаете, электростанции-то не будет в Крыму в нужные сроки. Это раз. Во-вторых, что может быть еще хуже — придется признать, что санкции против нас работают, и важный проект электрификации Крыма и гарантированное обеспечение его электричеством разрушается. Как вы знаете, основная государственная философия — спасибо за санкции, которые помогают нашей промышленности развиваться. И это, может быть, посерьезнее будет эффект, чем неполная энергообеспеченность Крыма собственной генерацией, потому что там, по крайней мере, кабель вовремя проложили, как мы знаем, и, в общем-то, тема с энергоснабжением Крыма не так критична. Тут, может быть со сроками можно было фактически согласиться, но вот с точки зрения интерпретации, конечно, они будут сильно не в нашу пользу. А второй вариант — он тоже понятен. Продолжать строительство этой станции, говорить, что там турбины — это вовсе не те турбины, что мы ничего не знаем. Короче говоря, делать вид, что ничего не происходит. На истерики Siemens не обращать внимания и строительство продолжать. Но только, естественно, вы столкнетесь с тем, что Siemens эти российские проекты покинет, из «Силовых машин» уйдет. Дальше — смотрите ответ на предыдущий вопрос.
Что касается проектов, это же не только «Силовые машины», например, еще и РЖД. Какая судьба тогда их ждет?
Константин Симонов: Такая же судьба и ждет. Я думаю, что пока без партнерства с Siemens говорить о том, что мы самостоятельно способны будем все это вытягивать, у меня оснований нет.
Странная история с гендиректором «Силовых машин» Романом Филипповым. Задержали якобы накануне по подозрению в разглашению гостайны. Официального подтверждения пока нет. Опять же, источники сообщают, что переквалифицируют со статьи о разглашении гостайны на халатность. Что вообще происходит? Есть ли здесь связь как раз вот с этим скандалом?
Константин Симонов: Думаю, что связь очевидна. Об этом говорит и участник, собственно, этой истории господин Филиппов, который, в общем-то, возглавляет «Силовые машины». Во-вторых, то обвинение, которое вроде как ему предъявлено о разглашении гостайны... Для меня нет никаких сомнений, что вчерашняя история с Филипповым абсолютно точно связана с этими турбинами. Вопрос другой — что же произошло? И он тоже довольно любопытный, потому что сначала он задержан был. После проведения допроса — отпущен под подписку о невыезде. Это довольно странно с учетом тех обвинений, которые предъявлены, потому что разглашение гостайны, как вы понимаете, в России довольно серьезное обвинение, и отпускать его под подписку довольно странновато. Я думаю, что начинается поиск виноватых. Скандал оказался громче, чем, наверное, ожидалось, потому что я думаю, когда люди принимали решение о поставке этих турбин в Крым. рассчитывали, что все-таки там как-то удастся проскочить с минимальными имиджевыми потерями. А поскольку за Siemens взялись всерьез, они эту тему сами стали раздувать.
А может быть такое, что как раз, как вы говорите, они пошли по этому первому сценарию, чтобы не раздувалась вся эта история дальше с выходом из российских активов?
Константин Симонов: Но первый сценарий возможен только в одном случае — если вы эти турбины, действительно, вернете в Тамань. Вот и все. А я сильно сомневаюсь, что эти турбины вернутся в Тамань, вот в чем дело. Поэтому вот здесь, если вы имеете в виду, что Филиппова принесут в жертву и Siemens успокоится — нет, не успокоится, потому что еще раз повторяю: судя по реакции Siemens, за него там взялись всерьез. Поэтому мне кажется, что начали уже сейчас наши органы поиск виноватых активно, «Силовые машины» очевидно совершенно входят потенциально в этот список. И, собственно, история с Филипповым это показывает. Уже, видимо, есть поручение срочно найти, кто же виноват. Нашли Филиппова, но судя по тому, что его быстро выпустили, я так понимаю, что кто-то за него вступился и попросил более тщательно провести это расследование, потому что такое ощущение, что Филиппова схватили, чтобы быстрее выполнить приказ. Кто-то стукнул кулаком по столу и сказал: ну, ищите виноватых, кто это допустил!
Что вообще значит — «принесут в жертву»?
Константин Симонов: Просто я говорю о том, что если мы хотим все-таки, чтобы Siemens страну не покинул, арестом Филиппова, ну, его пока не арестовывает никто, или предъявлением обвинения здесь не ограничится. Если мы хотим сохранить Siemens, турбины надо возвращать в Тамань, а этого, я думаю, делать пока никто не собирается.
По истории с Филипповым какое развитие теоретически может быть?
Константин Симонов: Я думаю, поскольку его отпустили, это уже для него знак. Тут все будет зависеть от того, какая группировка окажется сильнее. Я вижу, что есть желание его назначить виноватым за эту историю. Но я вижу также, что судя по всему, акционеры «Силовых машин» за него готовы вступиться и биться до конца. Значит, нужно будет переводить стрелки на какие-то другие компании. Возможно, на «дочку» «Ростеха». Так что посмотрим.

Как освещается эта история в самой Германии? Можно ли говорить о громком скандале? Отвечает немецкий политолог Александр Рар: «Я бы не сказал, что здесь то и дело все немецкие СМИ обсуждали бы сейчас скандал вокруг Siemens. Мне кажется, если смотреть со стороны, Siemens превентивно начал эту тему сам поднимать, чтобы иметь преимущества интерпретации всего этого. Чтобы интерпретация того, что произошло и новость шли бы от Siemens, а не от других источников, которые бы таким образом компанию поставили под какое-то политическое давление. Конечно, (об этом сообщила очень серьезная газета), которая читается в первую очередь промышленными кругами, экономическими кругами Германии. Она хорошо цитируемая, она одна, я бы сказал, из двух главных газет, из которых можно черпать международные экономические новости. Так что они ничего же там не перевирали, они написали так, как есть. Я думаю, что получили тоже достаточную информацию, ответ приходил из самой компании Siemens».

В пятницу глава «Силовых машин» Роман Филиппов вышел на работу. Он «находится на рабочем месте и исполняет свои обязанности», — сказал ТАСС представитель компании. На предприятии отказались комментировать его задержание и допрос.

В свою очередь, «Интерфакс» со ссылкой на источники сообщает, что процессуального статуса у Филиппова пока нет, а дело, в рамках которого его допрашивали, могут переквалифицировать на более мягкую статью «халатность» вместо «разглашения гостайны». Официального подтверждения информации о допросе главы «Силовых машин» на момент публикации заметки не поступало.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    Актуальные темы: