16+
Четверг, 23 ноября 2017
  • BRENT $ 63.31 / ₽ 3702
  • RTS1158.25
21 июля 2017, 10:40 Компании

Павел Салин: России сделали последнее предупреждение

Лента новостей

Siemens заявила, что турбины оказались в Крыму незаконно, поставки прекратятся. Компания выходит из совместного предприятия «Интеравтоматика». По кому ударит такое решение? Чем это грозит России?

Фото: Петр Ковалев/ТАСС

Обновлено 15:27

Siemens прекращает поставки генерирующего оборудования российским компаниям, которые подконтрольны государству. Концерн утверждает, что все четыре парогазовые турбины, изготовленные для Краснодарского края, были незаконно поставлены в Крым.

Как говорится в заявлении, Siemens продолжит уголовное преследование должностных лиц компании-клиента, ответственных за перемещение турбин, а также судебный процесс, призванный предотвратить поставки нового оборудования в Крым. Siemens предлагает выкупить турбины и аннулировать контракт на поставку. Ранее в июле «дочка» Ростеха, компания «Технопромэкспорт», сообщила, что приобрела четыре турбины для крымских электростанций на вторичном рынке.

Кроме того, Siemens выходит из совместного предприятия «Интеравтоматика», которое, по данным Reuters, было одним из подрядчиков перевозки турбин на полуостров. По данным информации, «Интеравтоматика», где Siemens принадлежит 46%, а остальное — «Ростеху» и АО «ВТИ», также осуществляет монтаж турбин в Крыму. Предприятие также инициировало процесс прекращения действия лицензионного соглашения с российскими компаниями в области поставки оборудования для электростанций с комбинированным циклом.

Позже ТАСС со ссылкой на представителя концерна сообщило, что Siemens приостанавливает поставки российским клиентам лишь по тем контрактам, которые касаются энергооборудования. При этом речи об уходе Siemens с российского рынка не идет. В свою очередь, «Интерфакс» со ссылкой на представителя Siemens отмечает, что концерн пока не определил список подконтрольных России компаний, с которыми будут приостановлены контракты.

Насколько серьезными будут последствия этих решений для России? О каких поставках идет речь? Business FM обсудила это с заместителем руководителя экономического департамента Института энергетики и финансов Сергеем Кондратьевым: «Точно, наверное, неизвестно, потому что во многом это коммерческая информация. Надо сказать, что Siemens приостанавливает работу в таком более узком сегменте — это именно газовые турбины, то есть их поставки. И в этом плане, на самом деле, этот рынок сейчас в России не очень большой, сейчас в строительстве находится не так много новых энергоблоков. Первый убыток может быть связан с тем, что Siemens заявила: она планирует выкупить эти четыре турбины. Они стоят порядка 167 млн евро и, соответственно, дальше надо будет заниматься их ремаркетингом. Причем, это может быть достаточно сложный процесс, если там уже поменяли автоматику. Соответственно, их надо будет приводить в заводское состояние. Второе — это, конечно же, репутационные потери, потому что вообще заявление о приостановке поставок заставит компании задуматься, что такая ситуация может повториться в будущем. И, соответственно, возможно, при заключении контракта в будущем это будет влиять на выбор поставщика. Если мы говорим именно про крымскую энергосистему, то здесь замена достаточно сложна, потому что «Ростех» вел переговоры с иранскими компаниями о поставке турбин, которые производятся тоже по лицензии Siemens в Иране, и они отказались от этих поставок, испугавшись режима санкций. В этом плане заменить турбины Siemens для крымской энергосистемы, может быть, будет не очень легко без существенного изменения проекта. Например, пересмотр в пользу строительства электростанций меньшей мощности, с энергоблоками меньшей мощности, их переориентации на турбины, которые производит «Ростех» самостоятельно по собственным технологиям. Но опять, это займет достаточно много времени и приведет к определенным убыткам для «Ростеха», потому что потребуется уже изменять в существенной степени реализованный проект. Если говорить о российском рынке в целом, то у нас есть достаточно много других производителей, в том числе, европейских — есть тот же Alstom. Есть производители из Восточной Азии, начиная от японских, корейских, которые здесь могут быть привлечены к поставкам на российский рынок. Учитывая, что, на самом деле, сейчас у нас нет острой потребности в масштабном строительстве мощностей, у нас есть избыток мощности, возможности для маневра достаточно существенны».

Минэнерго, несмотря на ситуацию с Siemens, не меняет планы по запуску ТЭС в Крыму. Об этом заявил в интервью РИА Новости замминистра энергетики Андрей Черезов. «Срок установлен — это I квартал 2018 года. Ничего не меняется. Оборудование, которое установлено, произведено в Крыму. Наша основная задача — чтобы в I квартале 2018 года станции начали вырабатывать генерацию. Другого плана нет», — сказал Черезов.

Ситуация с Siemens негативно сказывается на отношениях российского и немецкого бизнеса, заявил агентству председатель правления Российско-Германской внешнеторговой палаты Маттиас Шепп. «Доверительным отношениям немецкого бизнеса с российскими партнерами был нанесен серьезный урон, последствия которого пока сложно оценить», — сказал он.

Радиостанция также обсудила ситуацию с директором центра политологических исследований Финансового университета Павлом Салиным. С ним беседовал Игорь Ломакин.

Ждали неделю этого решения, и вот оно случилось. Почему так долго думали в Siemens?
Павел Салин: У нас популярна поговорка «Русские долго запрягают, но быстро ездят», а на Западе не только запрягают, но и долго разгоняются, потому что нужно согласовывать различного рода интересы — корпоративные, непубличные и прочее. Но, когда западная машина начинает набирать обороты, ее очень трудно остановить, в том числе, и тем, кто ее запустил.
Мы получили сейчас по полной?
Павел Салин: Нет, еще не получили. Мы просто приходим к пониманию того, что можем получить. Мне наша нынешняя ситуация напоминает ситуацию весны 2014 года, когда сразу после присоединения Крыма на Западе заговорили о санкциях. Потом быстро в режиме ручного управления был введен режим персональных санкций. У нас элиты успокоились, даже стали над этим шутить: если попал в санкционный пакет — значит, патриот. А потом были секторальные санкции. Это через несколько месяцев, потому что нужно было согласовать на Западе все интересы и все прочее. И даже секторальные санкции сразу не начали применяться, но вот видим, что сейчас начинают. Я думаю, почему Siemens сегодня об этом заявил. Вчера был сигнал очень негативный для всего западного бизнеса, который продолжает сохранять отношения с Россией — это штраф для ExxonMobil. Многие российские комментаторы делали акцент на том, что 2 млн долларов для Exxon, конечно, просто смех. Но лиха беда начало, что называется. Здесь опять такая же ситуация, как сначала с персональными санкциями, а потом с санкциями системными. И руководство Siemens, видимо, этот сигнал считало и пошло уже на достаточно серьезные меры. То, что сегодня с утра было заявлено, грозит компании достаточно серьезными убытками, но, видимо, там все просчитали.
А чем это грозит нам?
Павел Салин: Россия в той части, в которой она может быть конкурентоспособна и на мировом рынке, и в той части, которая облегчает функционирование экономики внутри страны, то есть энергетической, будет не то, чтобы лишена западных технологий, но ей будет существенно затруднен доступ. В первую очередь, в области энергетики. А сами мы производить за 15 лет нефтяного бума по большому счету разучились, привыкли покупать все на Западе. Это грозит тем, на что рассчитывали авторы санкционных пакетов тогда, в 2014 году — растущим технологическим отставанием России.
Конкретно, что касается судьбы четырех турбин, которые Siemens предлагает выкупить и контракт аннулировать. Москва на это пойдет?
Павел Салин: А что Москве остается? Если она скажет, что мы просто не отдадим эти турбины, это будет не очень хороший сигнал всему западному бизнесу. О чем вчера тоже многие комментаторы говорили, а вообще сходились на том, что без западных технологий мы здесь не обойдемся — только некоторые говорили, что вообще не обойдемся, а другие, что по обходным каналам их получим, скорее всего, это и будет сделано. Без помощи Siemens мы эти турбины не запустим, поэтому Россия будет вынуждена действовать так, как предлагает Siemens. Дмитрий Песков уже несколько раз подчеркивал, и последний раз это произошло буквально вчера, в районе полудня, что турбины имеют российское происхождение.
Можно ли ожидать полного ухода Siemens из России?
Павел Салин: Пока нет. Это последнее предупреждение, то есть Запад демонстрирует серьезность своих намерений, и Siemens вчера прочитала этот сигнал. Но у Siemens помимо электроэнергетических проектов есть еще намерения участвовать в транспортных проектах, то есть по всему профилю деятельности компании ожидать ее ухода не стоит. Но для России это наиболее с технологической точки зрения болезненно, как раз отставание в энергетическом секторе. Здесь, конечно, точка невозврата может быть уже пройдена.

Власти Крыма не комментируют ситуацию с возможными поставками турбин Siemens. Этот вопрос не находится в компетенции республиканских властей, заявил министр топлива и энергетики полуострова Вадим Белик.

В Кремле также не дают оценок ситуации. Как заявил журналистам перед началом ежедневной телефонной конференции пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, он не будет комментировать эту тему. Несмотря на это, один из иностранных журналистов все же задал вопрос о турбинах. Песков на него не ответил.

В ПАО «Интер РАО» заявили, что не нуждаются в оборудовании Siemens. В «Газпром энергохолдинге», который ранее планировал закупать оборудование Siemens для строительства Грозненской ТЭС, не стали комментировать данную информацию. В «РусГидро», которое сотрудничает с Siemens, пока не ответили на запрос «Интерфакса». ТАСС со ссылкой на представителя «Технопромэкспорта» сообщает, что обслуживание турбин в Крыму будет осуществляться силами российских специалистов и подрядчиков.

Рекомендуем:

  • Фотоистории