16+
Пятница, 25 мая 2018
  • BRENT $ 76.32 / ₽ 4753
  • RTS1169.93
28 июля 2017, 01:10 Политика

Плана «Б» не было ни у кого. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Владимир Путин резко отозвался о новых санкциях в отношении России, но какими будут ответные меры, не сказал. Москва все еще надеется на перемены в лучшую сторону?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Находясь в Финляндии с официальным визитом, президент Владимир Путин весьма резко отозвался о находящемся на рассмотрении Конгресса США законопроекте о новых санкциях против России. Охарактеризовав это как попытку использовать свои геополитические преимущества в конкурентной борьбе «с отягчающими обстоятельствами и с особым цинизмом». И хотя он воздержался от конкретизации ответных мер, предложив дождаться окончательного варианта законопроекта, однако дал понять, что ответ будет жестким.«Мы, как вы знаете, ведем себя очень сдержанно, терпеливо, но в какой-то момент нам придется отвечать, невозможно бесконечно терпеть какое-то хамство в отношении нашей страны», подчеркнул Путин. Означает ли это, что в Москве еще надеются на какие-то перемены в данной ситуации в самый последний момент, и каков может быть ответ?

Говоря о готовящихся в Конгрессе антироссийских санкциях, Путин не зря упомянул свою знаменитую резкую речь на Мюнхенской конференции по безопасности 2007 года, когда он говорил, что Москва никогда не примет принцип трансграничности применения американского законодательства, который в данном случае предусматривает наказание европейских компаний, осмелившихся сотрудничать с Россией в обход американского закона. Хотя тут, помимо трансатлантического союзничества, которое у нас многие упрощенно понимают как «пляски под дудку дяди Сэма», речь и о чистой прагматике: Америка для Европы в разы более важный экономический партнер, нежели Россия.

Путин, в свою очередь, заранее дал понять, что Россия к конфронтации с США готова. Пока трудно сказать, во что именно выльются ответные меры, однако первое, что напрашивается — это арест американской дипломатической собственности и высылка дипломатов в ответ на аналогичные действия США в декабре. Тогда Москва воздержалась от симметричных мер, хотя в то время они были бы восприняты Вашингтоном менее болезненно, чем это будет сейчас. Такие действия — свидетельство того, сколь велики были в России ожидания улучшений отношений с Америкой при Трампе, хотя нынешний законопроект об ужесточении санкций уже тогда лежал в Конгрессе. Однако считалось, что с законодательной властью, где в обеих палатах большинство у партии президента, Трамп уж как-нибудь справится. Недооценка роли Конгресса в политике США — это традиционная ошибка многих российских политиков. Мол, мало ли какие там «бредни» придумают оголтелые русофобы и ненавистники Путина сенаторы Джон Маккейн и Линдси Грэм, закоперщики данного билля.

Однако в надеждах на нечто вроде «перезагрузки» с Америкой Москва была не одинока. В Европе тоже в основном исходили из этого сценария. И большинство прогнозов по срокам ослабления санкций выделяли именно лето 2017 года. К тому времени уже какой-то прогресс должен был, как многие ожидали, проявиться с выполнением «Минских соглашений» по Украине. А усталость Европы от непоследовательности реформаторской политики Киева должна была обрести новое качество. В конце концов, всяким принципам есть конкретная экономическая цена, думали многие. И это сейчас немецкий Siemens делает возмущенное выражение юридического лица: мол, как же так, что его турбины попали в Крым, хотя не должны были ехать дальше Тамани?! Однако в момент заключения контракта, во-первых, должной бдительности проявлено немцами не было. Вопреки публикациям в прессе о том, что в России, заключая контракт, намеревались поставлять газогенераторные турбины именно в Крым. Siemens если это не знал наверняка, то не мог не догадываться, но предпочел не уточнять. В Германии тоже ждали, что санкции будут ослаблены. Во-вторых, турбины Siemens — это наполовину российское локализованное производство, что делает нынешние протесты германского концерна еще более искусственными. Они явно рассчитаны на то, чтобы убедить Америку в своей «невинности» и избежать штрафных санкций за поставки в Крым согласно все тому же принципу трансграничности американских законов.

Да и администрация Трампа, согласно явно провокационному «сливу» примерно месяц назад газеты The New York Times, всерьез прорабатывала вариант возврата арестованной российской дипломатической собственности. Но план был сорван, в том числе активизацией «ястребов» в Конгрессе, которым никакое пророссийское лобби не противостояло. В отличие от лобби проевропейского, которому как раз удалось соответствующий законопроект смягчить в части санкционных мер против европейских компаний: таковые меры могут быть приняты лишь по усмотрению президента США и «по согласованию» с европейскими союзниками.

Так или иначе, сегодня и Кремль, и американский Белый дом вынуждены на ходу прорабатывать свои планы «Б», которых заготовлено не было. А когда планы прорабатывают на ходу и в досаде, то редко когда получается не наломать дров.

Рекомендуем:

  • Фотоистории