16+
Вторник, 21 августа 2018
  • BRENT $ 72.27 / ₽ 4869
  • RTS1061.58
3 августа 2017, 17:08 Право

«Прострелить коленку, загрузить в багажник и отвезти в лес». Подробности дела инвалида Мамаева

Лента новостей

Потерпевший Дмитрий Попков на заседании Мосгорсуда рассказал о «методах», которые использовали друзья Антона Мамаева. Инвалиду, осужденному на 4,5 года, заменили реальный срок штрафом

Инвалид-колясочник Антон Мамаев, осужденный на 4,5 года лишения свободы за вооруженный разбой, во время слушания по проверке законности приговора в Мосгорсуде, 3 августа 2017.
Инвалид-колясочник Антон Мамаев, осужденный на 4,5 года лишения свободы за вооруженный разбой, во время слушания по проверке законности приговора в Мосгорсуде, 3 августа 2017. Фото: Артем Коротаев/ТАСС

Мосгорсуд 3 августа смягчил приговор инвалиду-колясочнику Антону Мамаеву, осужденному на 4,5 года лишения свободы за организацию вооруженного разбоя. Реальный срок ему заменили на штраф в 200 тысяч рублей. При этом наказание осужденному вместе с ним Василию Сероштанову вышестоящий суд оставил в силе: ему придется отправиться в колонию на три года.

«Я разочарован, потому что, на мой взгляд, единственно законным решением было бы оправдание. Будем биться дальше, так это нельзя оставлять», — заявил после окончания слушания Антон Мамаев. Мать его товарища покинула суд в слезах.

В зал суда 28-летний Антон Мамаев въехал на инвалидном кресле, которое везла его невеста. Он сообщил, что имеет высшее экономическое образование, работает гендиректором ООО «Маяк», не женат, но у него есть трехлетняя дочь. На процесс также приехали двое потерпевших — 39-летний Дмитрий Малов и 40-летний Дмитрий Попков. Они заняли место за гособвинителем.

Второй фигурант дела, 27-летний Василий Сероштанов, участвовал в слушании по видеосвязи, установленной между судом и СИЗО. Он тоже оказался не женат, а на вопрос о том, чем занимался до ареста, ответил, что «помогал человеку передвигаться».

Зал заполнили многочисленные родственники и друзья фигурантов. Для тех, кому не хватило мест, в соседнем помещении организовали телетрансляцию. Репортеры нескольких телеканалов попросили разрешить им снимать процесс, но против этого категорически выступили потерпевшие. В итоге судьи разрешили публично показать лишь оглашение окончательного решения по делу.

За что посадили Антона Мамаева

В апелляционных жалобах адвокаты Мамаева и Сероштанова утверждали, что вина их подзащитных доказана не была. По версии следствия, вечером 3 сентября 2016 года Антон Мамаев вместе с Василием Сероштановым, который фактически выполнял роль его сиделки, приехали в автосервис, который находится на территории гаражно-строительного кооператива в районе Дмитровского шоссе. Там работали двое приятелей — Дмитрий Малов и Дмитрий Попков. Мамаев, которого сопровождали еще как минимум двое друзей, потребовал отдать ему мотороллер, а для убедительности один из его приятелей направил на оппонентов пистолет. Дмитрию Малову пришлось отдать документы и ключи на техническое средство стоимостью 160 тысяч рублей, а позже поехать и переоформить мопед на Мамаева. Поскольку никого, кроме Сероштанова, из его друзей найти не удалось, в деле они фигурировали как неустановленные лица.

Тимирязевский суд Москвы 30 июня 2017 года приговорил инвалида первой группы Антона Мамаева к четырем с половиной годам лишения свободы, признав его виновным в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст. 162 УК РФ). Сероштанов получил три года лишения свободы. После оглашения приговора подсудимых, находившихся под подпиской о невыезде, взяли под стражу в зале суда. Но уже через три недели, 19 июля, Тимирязевский суд освободил Мамаева под подписку о невыезде из-за тяжелого заболевания, которое было подтверждено заключением врачей 20-й горбольницы.

На заседании Мосгорсуда адвокат Мамаева Андрей Орлов указал, что, даже если поверить версии следствия, его клиент не должен отвечать за действия неустановленного лица, применившего предмет, используемый в качестве оружия. «Потерпевшие утверждают, что позади Малова находилось неустановленное лицо, у которого якобы было оружие, но потерпевшие не знают, боевое или небоевое. Возможно, это вообще был муляж», — сказал защитник.

По ходатайству защиты судьи Мосгорсуда изучили видеозапись разговора Мамаева с потерпевшими. Ранее она попала в СМИ и была названа «сценой вымогательства». Защитник указал, что запись «визуально не содержит признаков разбоя». «Так как на ней нет звуковой дорожки, она не может подтверждать угрозы со стороны моего подзащитного и того, что потерпевшие слышали щелчки затвора пистолета», — убеждал адвокат. Он отметил, что на записи «никто никого не бьет, никто ни в кого не стреляет», а про оружие потерпевшие заявили вообще лишь через полтора месяца после обращения в полицию. «Вина (Мамаева) абсолютно не доказана. Я не думаю, что парализованный инвалид на кого-то мог напасть», — сказал адвокат.

Несложившееся сотрудничество

Однако потерпевшие описали совершенно другую картину. Они рассказали, что познакомились с Мамаевым и его приятелями в середине лета, а до этого те несколько раз приезжали на территорию ГСК в поисках некоего Михаила Носкова. «Носков ранее работал в журнале «Форсаж», а у нас — дворником», — пояснил Попков. По словам потерпевшего, Носков пообещал Мамаеву и его друзьям организовать на пляже фестиваль наподобие «Автоэкзотики», однако что-то пошло не так.

Однажды Носков прибежал в гаражи с разбитым лицом, переночевал там и исчез, а вскоре потерпевшие сами познакомились при очень непростых обстоятельствах с Мамаевым и его друзьями, которые как раз заталкивали председателя ГСК Набыкова в багажник машины, «чтобы везти в лес». Мамаев с друзьями требовали, чтобы председатель нашел Михаила Носкова. Тогда Дмитрию Попкову удалось убедить их отпустить Набыкова. «Я пообещал, что найду Михаила. Это было часов в одиннадцать ночи», — пояснил он.

Попков рассказал, что 3 сентября 2016 года Мамаев с компанией своих друзей вновь приехал в кооператив и обвинил его в том, что он не выполнил обещания найти Носкова, который остался им должен. «Они обещали прострелить коленку, загрузить в багажник и отвезти в лес», — описал потерпевший события 3 сентября. Он добавил, что на видеозапись попала лишь часть часовой беседы с Мамаевым и его друзьями.

Рассказ потерпевшего подтвердил и Дмитрий Малов. По его словам, основные угрозы звучали в адрес Попкова, Малову же предложили альтернативу. «Мне сказали: если хочешь, чтобы с другом все было нормально, надо отдать мотороллер», — рассказал он. Потерпевший отметил, что серьезно воспринял угрозы и решил не рисковать. «Место у нас тихое, уголок дальний. Бог его знает, не хотелось этого проверять. Мне предложили вариант, я сделал выбор. Опасаясь за жизнь и здоровье, я с подачи Мамаева отдал в руки Сероштанова ключи и мопед», — сказал Малов. После этого он рассказал, как оформлял договор купли-продажи транспортного средства на Мамаева.

В Тимирязевском суде Антон Мамаев и Василий Сероштанов отказались давать показания, сославшись на 51-ю статью Конституции РФ, которая дает право не свидетельствовать против себя. В четверг за Мамаева тоже в основном говорил его адвокат. По версии защиты, осужденный взялся помочь Малову продать мотороллер, чтобы впоследствии заработать на перепродаже. Он забрал мотороллер у владельца, чтобы показать его специалисту. Обращение бывшего собственника транспортного средства в полицию защитник Мамаева объяснил тем, что тот остался недоволен полученной от продажи суммой.

«Прошу приговор отменить, а моего подзащитного оправдать. Оснований для этого более чем достаточно», — обратился к судьям адвокат Андрей Орлов. Он также добавил, что его подзащитный страдает спинальной атрофией мышц — недугом, включенным в перечень тяжелых заболеваний, с которыми содержание под стражей запрещено.

Предвзятое отношение

Сам Антон Мамаев был немногословен. «Могу однозначно сказать, что никакого преступления я не совершал», — заявил он. Осужденный опроверг доводы потерпевших о том, что он приехал на территорию гаражно-строительного кооператива в поисках Михаила Носкова, который был ему должен. «Долг был отдан. Он (Носков) на несколько дней пропал, но потом объявился, и потерпевшие знали, что у нас вопрос решен», — сказал он. Он обвинил своих оппонентов в том, что их позиция на процессе «все время менялась», а также посетовал, что на суде к нему было «предвзятое отношение». «Прокурор меня в перерыве оскорбил», — сказал Мамаев.

Он назвал случившееся «страшным сном». «Иногда я не понимаю, за что мне дали 4,5 года стражи, за преступление, которое я не совершал», — сказал Мамаев. Он уверял, что вел «совершенно другой образ жизни»: воспитывал дочь, помогал детским домам и «никуда не лез». «Я надеюсь на справедливое решение и на то, что вернусь к прежней жизни, хотя это вряд ли возможно после того, что я испытал», — заключил фигурант.

Впрочем, потерпевшие стояли на своем. Они не жаждали крови и не требовали, чтобы инвалида отправили в колонию, но утверждали, что тот совершил преступление, за которое «нужно ответить». Дмитрий Малов на вопрос суда о том, что он просит, ответил туманно. «Я ничего не прошу, просто выражаю свое мнение по поводу услышанного», — сказал он. Его поддержал и Дмитрий Попков, который сказал: его товарища запугали до такой степени, что он даже боялся писать заявление в полицию.

На стороне потерпевших выступила прокуратура, причем если раньше гособвинение подавало апелляционное представление с просьбой вернуть дело на новое рассмотрение, то в Мосгорсуде прокуратура от этой идеи отказалась и попросила заменить Мамаеву реальный срок в 4,5 года на условный с испытательным сроком в течение пяти лет, а приговор в отношении Сероштанова оставить без изменений.

Доказанная вина

Прокурор Александр Маков пришел к выводу о доказанности вины фигурантов, которая, по его словам, была подтверждена совокупностью доказательств. Среди них он назвал показания свидетелей и наличие телесных повреждений у одного из потерпевших. «Мамаев и Сероштанов, бесспорно, виновны в инкриминируемых преступлениях, а защита не представила ни одного доказательства, что подсудимые невиновны», — сказал гособвинитель. Он добавил, что показания потерпевших были последовательными, а физическое состояние Мамаева не помешало ему «совершить циничное преступление» — вступить в предварительный сговор с соучастниками, приехать в ГСК и угрожать.

Гособвинитель отметил, что Мамаев с друзьями не раз бывал в кооперативе и угрожал находившимся там людям. Об этом рассказал свидетель — председатель ГСК Небыков. По его словам, во время одного из визитов один спутник Мамаева взял молоток, а второй — аппарат для нарезки продуктов. «Мамаев 16 сентября вновь стал угрожать потерпевшим, что их «покалечат и убьют», в тот день избили Малова. Разве так совершаются гражданские сделки, сделка купли-продажи?» — задал гособвинитель риторический вопрос.

Выйдя из совещательной комнаты, судьи вынесли постановление — изменить категорию статьи 162 УК (разбой), по которой Мамаев был осужден, с тяжкой на средней тяжести. Также с учетом состояния здоровья ему назначили наказание ниже низшего предела. Именно это позволило приговорить Мамаева к штрафу. Наказание Сероштанова судьи оставили без изменений.

После окончания процесса Антон Мамаев продолжал утверждать, что ни в чем не виноват. «Вы видели этих потерпевших, их телосложение?» — спрашивал он. По его словам, «два таких богатыря» могли защитить себя даже от десяти человек. Потерпевшие покинули суд без комментариев.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию