16+
Вторник, 25 сентября 2018
  • BRENT $ 81.84 / ₽ 5383
  • RTS1165.08
2 ноября 2017, 17:09 Право

Почему прокуратура хочет забрать у полковника Захарченко 9 млрд и квартиры

Лента новостей

Скандально известный полковник Дмитрий Захарченко и его родные могут лишиться роскошных квартир и машин. В Генпрокуратуре Business FM рассказали, почему потребовали через суд обратить имущество обвиняемого и его родственников в доход государства

Дмитрий Захарченко.
Дмитрий Захарченко. Фото: Кирилл Зыков/АГН «Москва»

В Никулинском суде Москвы 2 ноября прошла досудебная подготовка по иску Генпрокуратуры к полковнику МВД Дмитрию Захарченко. Ведомство просит обратить в доход государства более 9 млрд рублей, а также имущество родных и знакомых фигуранта громкого коррупционного дела — деньги и более десяти квартир в престижных районах столицы, машино-места и три дорогих иномарки. Рассмотрение иска по существу назначили на 10 ноября.

Адвокат Дмитрия Захарченко Александр Горбатенко уже заявил Business FM, что расценивает этот иск как способ давления на своего подзащитного. По его мнению, попытка отнять имущество родных его клиента, которое было куплено до совершения инкриминируемых ему преступлений, незаконна.

Как удалось выяснить радиостанции, соответчиками Дмитрия Захарченко являются его отец, мать, сводная сестра, бывшая супруга и друзья — всего девять человек. Именно на них, как считают правоохранители, «полковник всех времен и народов» оформил имущество: 11 квартир, машино-места, а также три иномарки бизнес-класса — два Mercedes-Benz и один Porsche Cayenne. Все это, а также валюту на сумму около 8,5 млрд рублей Генпрокуратура просит изъять и обратить в доход государства.

Нетрудовые доходы

О том, на каком основании и почему Генпрокуратура намерена забрать собственность обвиняемого и его родных, Business FM рассказал заместитель начальника управления по надзору за расследованием особо важных дел Сергей Бочкарев. По его словам, иск прокуратуры основан на статье 17 федерального закона № 230 «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих госдолжности, и иных лиц их доходам» (принят 3 декабря 2012 года), а также статье 8 закона «О противодействии коррупции». Первая регулируют порядок принудительного изъятия в доход государства имущества чиновников и членов их семей, законность происхождения которого не подтверждена. Вторая обязывает госслужащих предоставлять сведения о доходах. В соответствии со статьей 17, прокуроры имеют право обратиться в суд с просьбой обратить в доход РФ имущество госслужащих и его родных в случае, если те не смогут подтвердить их покупку на законные доходы.

«Оба нормативных акта требуют от каждого госслужащего, в том числе от Захарченко как высокопоставленного должностного лица МВД, жить на законные источники дохода и надлежаще их декларировать, — сказал прокурор радиостанции. — Иные доходы закон требует расценивать как незаконные и изымать в доход государства». Он отметил, что поводом для предъявления иска послужили обнаружившиеся в ходе прокурорского надзора и работы следствия и оперативных служб сведения о наличии «у ответчика Захарченко астрономического объема имущества, который явным образом не соразмерен его совокупному доходу и доходам иных соответчиков, на которых зарегистрировано имущество».

«Генпрокуратура полагает, что все это имущество принадлежит Захарченко и получено им на деньги из незаконных источников. Мы привлекаем других соответчиков, поскольку Захарченко стремился скрыть факт принадлежности собственности ему и поэтому регистрировал имущество на близких ему лиц», — подчеркнул Бочкарев. Он добавил, что друзья и родные полковника не смогли подтвердить приобретение имущества на легальные доходы.

«Способ давления»

Поданный иск Business FM также прокомментировал адвокат Дмитрия Захарченко Александр Горбатенко. «Я считаю, что на примере Захарченко обкатывается система отбора имущества у любого лица под лозунгом борьбы с коррупцией», — сказал он. Защитник утверждает, что сам Захарченко «никакого имущества не имеет» и «никакими деньгами не владел». По его словам, прокуратура хочет изъять имущество в том числе у людей, которых его клиент даже не знает.

Адвокат считает, что Генпрокуратура произвольно трактует закон, а в отношении Захарченко имеет место «избирательное право». «Если такое происходит, то надеяться на справедливость у нас оснований нет. Но, тем не менее, мы будем делать все возможное, чтобы донести свою позицию до суда», — сказал он.

Защитник назвал иск Генпрокуратуры «способом оказания давления на Захарченко». «Раньше, при сталинских репрессиях, людей другими способами принуждали давать показания, но сейчас времена изменились, используются более современные и способы, — сказал Горбатенко. — По существу Дмитрию предлагают сделать нищими людей, которые заработали это имущество. Под сурдинку уголовного дела его хотят просто отнять».

Адвокат отметил, что родные Захарченко, которые проходят по делу ответчиками, купили квартиры гораздо раньше инкриминируемого полковнику периода преступной деятельности. «Как это так? Это говорит о том, что здравый смысл в этом деле отсутствует и здесь действуют другие законы и принципы», — негодует защитник. Он добавил, что имущество, на которое претендуют прокуроры, в частности, включает в себя 170-метровую квартиру в ЖК «Имперский дом» на Якиманке, которую дочери Захарченко Ульяне подарил ее дедушка, отец Дмитрия Виктор Захарченко, арестованный по другому делу.

Помимо средств в различной валюте на общую сумму около 8,5 млрд рублей, которые следователи нашли в квартире сводной сестры полковника на Ломоносовском проспекте, прокуратура просит изъять в доход государства деньги, найденные при обысках в доме его матери и отца. Адвокат подчеркивает, что вмененный Захарченко преступный доход гораздо меньше суммы, которую прокуратура хочет обратить в казну.

Стоит отметить, что в прошлом году уже был прецедент: Южно-Сахалинский городской суд изъял в доход государства имущество обвиняемого в коррупции экс-губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина, его бывшей супруги и сына на сумму свыше 1,1 млрд рублей на аналогичных основаниях. Это решение вступило в силу.

Председатель коллегии адвокатов «Миронов, Кудрявцев и партнеры» Иван Миронов, представлявший интересы родных Хорошавина, считает, что правоохранители используют 230-й федеральный закон как «репрессивную дубину в отношении тех, кого надо раскулачить». «Сам по себе закон идеален, но почти всегда он применяется уже после возбуждения уголовного дела. Если бы он действительно работал, то у нас половина парламента пошла бы на паперть», — считает юрист.

Адвокат отмечает, что закон довольно суров. «Например, если в течение отчетного периода приобретены акции, доли, недвижимость, транспортные средства на сумму, которая превышает официальный доход, то они подлежат изъятию в доход государства без возбуждения уголовного дела, а по заявлению прокурора. Это правильная и нужная мера. Но закон не работает, он работает только вкупе с уголовными делами, когда нужно конфисковать имущество в отношении тех, кого надо», — отмечает Миронов.

По его словам, по закону изъять имущество можно лишь у самого госслужащего, а также его супруга или супруги или несовершеннолетних детей. Родители и бывшие «вторые половины» в список не попадают. Однако закон применяют фактически в отношении всех, кого заподозрят в причастности к легализации незаконных доходов, говорит юрист.

Миронов добавил, что по закону обратить в доход государства можно лишь недвижимость, транспортные средства, акции и доли. При этом закон не распространяется на деньги или ювелирные украшения. «Но правоприменительная практика спокойно обходит эти законодательные дефекты, тем самым фактически нарушая закон и изымая в казну все подряд», — отмечает адвокат.

Желание «поставить точку»

Управляющий партнер адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» Федор Трусов согласен с защитниками фигурантов двух громких дел, но лишь отчасти. «Я не могу совсем согласиться с тем, что в данном случае имеет место давление на Дмитрия Захарченко. Здесь явно, что денежные средства не его. С другой стороны, я согласен с адвокатами, например защитниками Хорошавина, в том, что изымать средства в доход государства до приговора суда преждевременно», — сказал он.

Трусов напоминает, что по конституции никто не может быть признан виновным до приговора суда. У адвоката есть догадки, почему прокуратура не стала ждать. По мнению Трусова, иск ведомства к Захарченко преследует цель не дать реальным владельцам миллионов, найденных в квартире его сестры, придумать историю, которая помогла бы их легализовать. «В Интернете уже «гуляет» интернет-мем про выигрыш Захарченко в казино. Это, конечно, шутка, но с небольшой долей правды. Почему бы не попробовать создать такое казино или «найти» умершую богатую бабушку? Я вполне допускаю, что некие лица могу попытаться придумать способ и формат легализации найденных денег, и в Генпрокуратуре преследуют цель не дать время на это, а поставить точку в данном вопросе», — сказал эксперт.

До ареста бывший начальник Управления «Т» Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России Дмитрий Захарченко жил в элитном комплексе Barkli Plaza на Пречистенской набережной. Там прописан его отец. Пятиэтажный дом на 12 квартир расположен на берегу Москвы-реки, в 300 метрах от храма Христа Спасителя. Стоимость этого жилья оценивается в 400 млн руб. Район, где расположен дом, из-за стоимости квартир часто называют «Золотой милей».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию