16+
Среда, 26 сентября 2018
  • BRENT $ 81.81 / ₽ 5390
  • RTS1169.04
7 ноября 2017, 18:08 Право

Домашнему аресту бывшему замглавы ФСИН суд предпочел СИЗО

Лента новостей

Бывший замдиректора ФСИН Олег Коршунов останется в СИЗО еще на три месяца, до 13 февраля 2018 года. Так решил суд. Доводы обвиняемого о том, что президент подписал рапорт о его отставке и он не сможет давить на свидетелей, не помогли

Олег Коршунов.
Олег Коршунов. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Басманный суд Москвы сегодня оставил еще на три месяца в СИЗО бывшего замглавы ФСИН, экс-руководителя контрактной службы тюремного ведомства Олега Коршунова, обвиняемого в растрате 160 млн рублей. Ходатайство защиты о его переводе под домашний арест было отклонено.

На рассмотрение ходатайства СК о продлении срока ареста 54-летнего Олега Коршунова доставили из «Лефортово» ближе к обеду. Одетый в зимние сапоги-угги и толстовку фигурант, несмотря на неформальный внешний вид, отвечал на вопросы судьи Евгении Николаевой по-военному четко. Когда та спросила, есть ли у него хронические заболевания, сообщил, что болен сахарным диабетом второго типа и гипертонической болезнью. «На иждивении кто-то есть?» — поинтересовалась судья. «Так точно. Мать, 82-й год пошел ей», — отрапортовал обвиняемый.

Защитники фигуранта просили отложить слушание, ссылаясь на то, что следствие менее чем за сутки уведомило адвоката Коршунова Александра Линникова о дате заседания, а про адвоката Сергея Старовойтова и вовсе забыло. Однако переносить процесс не стали.

Доказательства вины

Просьбу о дальнейшем нахождении Коршунова в СИЗО следователь обосновала стандартными доводами о том, что, оказавшись на свободе, фигурант может скрыться или оказать давление на свидетелей. «Коршунов может скоординировать свои действия с соучастниками преступления, угрожать свидетелям и иным участникам судопроизводства, а также создать ложные доказательства своей невиновности», — сказала она, отметив, что сбор доказательств еще продолжается.

Представитель СК также сообщила, что причастность обвиняемого к инкриминируемому преступлению подтверждается показаниями трех свидетелей, заключением судебно-экономической экспертизы, а также результатами выемок и обысков. Она просила оставить обвиняемого в СИЗО до 13 февраля 2015 года.

Ходатайство СКР поддержал и прокурор. Он отметил, что следствию необходимо получить ответы на свои запросы из различных организаций. «Заболеваниями, которые бы препятствовали содержанию под стражей, обвиняемый не страдает», — добавил он.

Адвокат: «Мой подзащитный может все»

В свою очередь, защитники Коршунова заявили, что «доказательная база следователей не выдерживает никакой критики». Так, Александр Линников обратил внимание суда на то, что, говоря о причастности его подзащитного к растрате, следователь назвала фамилии других свидетелей, на показания которых СК ссылался еще во время ареста. Среди них был предшественник Коршунова на посту замдиректора тюремного ведомства Александр Сапожников. Адвокат отметил, что теперь следствие приводит другие имена, но и эти люди вовсе не свидетельствуют против его подзащитного.

«Зачем ему угрожать свидетелям, которые против него ничего не показывают и не могут показать?» — задал юрист риторический вопрос. «Мой подзащитный может все что угодно, даже покончить жизнь самоубийством. Но эти доводы должны чем-то подтверждаться!» — упирал на бездоказательность аргументов следствия второй защитник Коршунова Сергей Старовойтов.

Адвокаты убеждали суд, что, если их клиента освободить, тот не сможет сбежать, так как еще в ходе обыска у него изъяли общегражданский и зарубежный паспорта, а сам Коршунов был настолько публичной личностью, что скрыться и остаться неузнанным будет невозможно.

Увольнение по собственному желанию

Адвокаты попросили отклонить ходатайство следствия и перевести их подзащитного под домашний арест в четырехкомнатную квартиру в столичном районе Выхино-Жулебино, где до своего ареста 14 сентября Коршунов проживал вместе с престарелой матерью, семьей дочери и двухгодовалой внучкой.

Сам Олег Коршунов также просил надеть на него электронный браслет. «Домашний арест — это тоже изоляция от общества», — сказал он и объяснил, почему не сможет давить на свидетелей, воспользовавшись своей должностью. «Этот аргумент является ничтожным, так как 3 октября указом Путина я был освобожден от занимаемой должности, соответственно, я не могу продолжить «заниматься преступной деятельностью, координировать действия соучастников, так как я там больше не работаю», — сказал бывший замдиректора ФСИН. Коршунов добавил, что, когда его задержали, он был в отпуске, у него имелось разрешение на выезд за границу, но он так им и не воспользовался. Защитники обвиняемого позже рассказали Business FM, что их подзащитный решил вернуться на работу в коммерцию и рассматривал ряд предложений о работе.

Их подзащитный был не согласен с тем, что свидетели дали показания против него. «Я прошу зачитать их показания. О чем они говорили? О том, что они где-то когда-то слышали имя Олег? Извините, но это не имеет отношения к тому, что мне инкриминируется!» — возмутился подследственный. В завершение он посетовал на то, что в «Лефоротово» ему хоть и дают лекарства от диабета, но снижению уровня сахара это не помогло. Как не способствовал этому и «диетический стол», который ему организовали.

Изучив доводы сторон, судья Евгения Николаева пришла к выводу, что у следствия имеются достаточные основания полагать, что Коршунов причастен к растрате. В решении суда говорилось, что фигурант обвиняется в совершении общественно-опасного деяния в сфере экономики. Судья не увидела в деле волоките и констатировала, что срок ареста, запрошенный СК, является «обоснованным и разумным».

Хищения во ФСИН

По аналогичному сценарию прошло рассмотрение ходатайства о продлении срока ареста предпринимательницы Марины Дюковой. Она также просила о переводе ее под домашний арест, но суд оставил ее в СИЗО до 13 февраля.

Следствие считает, что чиновник «вступил в преступный сговор» с Мариной Дюковой и обеспечил подконтрольной ей фирме — ООО «Энергоресурс» — заключение в 2015-2016 гг. госконтрактов на поставку сахара-песка и бензина для колоний по завышенным ценам. В первом случае за поставленный в учреждения ФСИН товар из бюджета переплатили «не менее 51,6 млн рублей», а во втором — свыше 100 млн рублей. Общую сумму ущерба от действий Коршунова и его предполагаемых соучастников следствие оценивает более чем в 160 млн рублей. Вместе с ними по делу также проходят начальник отдела автобронетехники, плавсредств и ГСМ ФСИН Алексей Данилов и заместитель главного финансиста ФСИН Светлана Алексеева. Им, как и Марине Дюковой, вменяется пособничество в растрате (ч. 5 ст. 33 ч. 4 ст. 160 УК РФ). Фигуранты вину отрицают.

Коршунов — далеко не первый высокопоставленный руководитель ФСИН, которому пришлось изучать вверенную ему систему «изнутри». 6 ноября Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга заключил под стражу бывшего заместителя директора ФСИН Николая Баринова. Его заподозрили в получении взяток при строительстве крупнейшего в Европе следственного изолятора «Кресты-2». А 14 июня Замоскворецкий суд Москвы приговорил к восьми годам колонии бывшего главу ФСИН Александра Реймера. Он получил срок за мошенничество на 1,3 млрд рублей при закупке электронных браслетов.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию