16+
Среда, 22 ноября 2017
  • BRENT $ 63.15 / ₽ 3715
  • RTS1155.34
9 ноября 2017, 20:33 Компании

Сможет ли «Роснефть» распутать «курдский клубок»

Лента новостей

Недавно флагман российской энергетической промышленности начал работать в Иракском Курдистане. Работа в этом регионе связана с высокими рисками и противодействием других глобальных игроков нефтяного рынка. Обзор по материалам программы «Нефть» на Business FM

Фото: Роснефть

Как известно, у «Роснефти» обширные планы по освоению курдских нефтегазовых месторождений. Компания уже заключила соглашение об эксплуатации экспортного нефтепровода Курдистана, у российской корпорации в этом проекте 60%, остальное принадлежит региональному правительству. Есть и планы по строительству газопровода из Иракского Курдистана, по которому топливо пойдет в Турцию, а в перспективе и в Южную Европу.

Преимущества всех этих проектов несомненны — доступ к большим ресурсам углеводородов и выгодные условия работы в регионе с высокими рисками. Но эти же риски и осложняют работу в Иракском Курдистане, и связаны они, прежде всего, с недовольными соседями, говорят эксперты.

Сергей ХестановСергей Хестанов советник по макроэкономике генерального директора брокерского дома «Открытие-брокер» «Огромная сложность развития любых проектов в Курдистане связана с неопределенностью его политического статуса. С одной стороны, курды — это, наверное, крупнейший в настоящий момент на планете Земля народ, не обладающий своим собственным государством. С другой стороны, любые инициативы в направлении повышения степени автономности этого района натыкаются на огромное противодействие со стороны всех региональных игроков. Будь то Турция, Иран, Ирак или другие страны. Поэтому в ближайшее время ждать политического разрешения этой проблемы оснований нет».

Итак, с чем конкретно придется столкнуться российским нефтяникам при работе в Иракском Курдистане? Прежде всего, это противодействие Багдада, который уже потребовал, чтобы вся работа в этом регионе, любые сделки по транспортировке и продаже углеводородов шли только через центральное правительство страны. Хотя по действующей конституции Ирака автономия обладает расширенными полномочиями. Сейчас, особенно после референдума о независимости, контроль ужесточился. Второй противник — это Турция, которая занимает жесткую позицию в отношении соседнего региона. Впрочем, это тот случай, когда экономика может оказаться важнее политики.

Александр Швед эксперт Центрального диспетчерского управления ТЭК «Будет развиваться нефтегазовая промышленность Иракского Курдистана. А развитие нефтегазовой промышленности Иракского Курдистана для Турции на самом деле выгодно, поскольку Турция вполне может получать прибыль от транзита той же нефти из Иракского Курдистана. Турции чисто географически близко покупать из Иракского Курдистана углеводороды. Поэтому те заявления, которые делает Реджеп Эрдоган — это по факту чистая политика. Если смотреть на экономику, то Турция заинтересована в развитии нефтегазовой промышленности Иракского Курдистана, и в этом смысле появление российского инвестора для Турции может пойти в плюс».

Если же Турция будет противодействовать на деле, то она дискредитирует себя как транзитер. Страна не получит ни курдской, ни иракской нефти. В случае перекрытия курдской трубы все нефтяные потоки Ирака пойдут через Басру и окажутся под контролем Ирана, что очень ему выгодно. Однако невыгодно американцам. Иракский Курдистан, как мы помним, проект США, в который они много вложили. И вообще, Ирак — это особенная страна для американцев. Но они против того, чтобы в автономии работала Россия.

Здесь целый клубок, проникнутый противоречивыми интересами. При этом американские компании сейчас уходят из Курдистана, так как для развития этого региона нужно потратить много усилий, в первую очередь связанных с геологоразведкой, которая осложняется полувоенным положением. Но есть и другой момент. Сворачивание проектов в Курдистане выгодно отразится на нефтяных ценах, что подтолкнет сланцевую экспансию Штатов. А уход с рынка курдского сырья — шанс на то, чтобы заместить его американской нефтью. Но есть на Ближнем Востоке и союзники, которые заинтересованы в работе России в автономии. Кроме того, нельзя забывать и о позиции самих курдов, говорит Александр Швед.

По словам эксперта, российские компании — максимально приоритетны для Иракского Курдистана, поскольку они готовы платить деньги и готовы ждать. Американские же компании не готовы ждать. Для арабских компаний выходить на Иракский Курдистан — это значит ввязываться в политику, признавать де-факто независимость Иракского Курдистана, а на это они пойти не могут.

«Я даже не удивлюсь, что в Иракском Курдистане могут появиться израильские компании, поскольку Израиль и Иракский Кудристан достаточно дружны, Израиль поддерживает независимость Иракского Курдистана. И в этом смысле для израильского бизнеса вполне возможно выходить на Иракский Курдистан и почему бы не в сотрудничестве с той же самой «Роснефтью». В этом плане арабские компании, прежде всего, по политическим причинам не составят конкуренцию «Роснефти».

Другие арабские страны, хоть и не могут работать в Курдистане, но действуют по принципу: «ни себе, ни другим». И у этого есть вполне понятное экономическое обоснование: конкуренция. С Ирана относительно недавно сняли санкции, и сейчас Исламская Республика спешит наверстать упущенное, расширяя географию поставок нефти. Точно также не заинтересована в продвижении курдского сырья и другая нефтедобывающая держава — Саудовская Аравия. Но эксперты замечают, что работа «Роснефти» в автономии подкреплена интересами других мощных игроков. Ведь бизнес российской госкорпорации уже давно стал транснациональным.

Каринэ ГеворгянКаринэ Геворгян политолог, востоковед «Роснефть» — это зарегистрированная в России компания, но кроме всего прочего, это и транснациональная компания. Она имеет очень серьезные договоры и связи глубокого характера с самыми разными крупными международными компаниями. Поэтому говорить о том, что «Роснефть» совсем в одиночку, как российская государственная компания, под эгидой государства проводящая государственную политику России, действует в этом макрорегионе — я бы не стала. Нужно учитывать и эти особенности. Это первое. Второе — достаточно устойчивая и спокойная позиция «Роснефти» свидетельствует, что реально те региональные игроки, что еще удерживают кое-как свои интересы в регионе — их положение слабеет. Я думаю, что отсюда эта уверенность Игоря Сечина, который, фигурально выражаясь, почти пожал плечом, когда ему сказали о последствиях референдума».

Аналитики сходятся во мнении, что курдские проекты российских нефтяников — это, конечно, большой вызов. Но сложная игра стоит свеч. Если спасовать и уйти из этого региона, то нишу тут же займут другие игроки. Та же Турция, которая на словах хоть и против развития углеводородной промышленности Иракского Курдистана, но на деле вполне может сменить риторику и сама развернуть весьма выгодное для себя сотрудничество. Впрочем, судя по уверенным и последовательным действиям «Роснефти», Россия не собирается отдавать конкурентам нефтегазовые проекты в Иракском Курдистане.

Рекомендуем:

  • Фотоистории