16+
Среда, 22 ноября 2017
  • BRENT $ 63.12 / ₽ 3715
  • RTS1155.15
13 ноября 2017, 05:56 ПолитикаКонфликты

Война слов и разогрев нефтяных цен. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Ситуация на Ближнем Востоке накаляется. Чем закончится конфликт Ирана и Саудовской Аравии и как это повлияет на нефтяные цены?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Иран отверг обвинения Бахрейна в том, что это он стоял за недавним подрывом газопровода недалеко от столицы этого государства. Это уже не первое обвинение со стороны монархий Персидского залива Ирана в том, что он якобы спонсирует террористов в регионе.

Ранее Саудовская Аравия обвинила проиранские силы, а именно движение «Хезболла» в организации запуска баллистической ракеты со стороны шиитских повстанцев-хауситов, против которых Саудовская Аравия ведет военные действия с весны 2015 года в Йемене.

Ракета была перехвачена непосредственно над столицей королевства Эр-Риядом. Саудиты также призвали к введению новых санкций против Ирана. Отношения между Саудовской Аравией и Ираном обострились в последние недели до такой степени, что некоторые наблюдатели заговорили о возможности нового военного конфликта в районе Большого Ближнего Востока. Возможен ли он? Об этом — в комментарии политолога Георгия Бовта.

На днях Саудовская Аравия и Бахрейн призвали своих граждан срочно покинуть территорию Ливана и воздержаться от новых посещений этой страны. Это случилось сразу после драматической отставки премьера ливанского правительства Саада Харири, которая произошла в форме его телевизионного обращения во время неожиданного приезда в Саудовскую Аравию, причем непосредственно из столицы королевства.

В своем обращении Харири заявил, что поддерживаемое Ираном движение «Хезболла» фактически создало в Ливане «государство в государстве», заменив им официальные органы власти. Харири фактически бежал из Бейрута накануне, внезапно прервав совместную трапезу с министром культуры Франции Франсуазой Ниссен, находившейся в тот момент с визитом в стране, после чего и обнаружился в Эр-Рияде.

Возросшая активность Ирана в регионе в последнее время сильно беспокоит его традиционных геополитических соперников. Саудовская Аравия уже много месяцев находится фактически в состоянии прокси-войны с шиитским Ираном в Йемене, где Иран поддерживает сражающихся против вторгшихся войск суннитского королевства шиитских повстанцев-хауситов.

Ранее Тегеран фактически бросил вызов официальному Багдаду, поддержав попытку курдов на севере страны отделиться вместе с богатыми нефтяными месторождениями, которые они на тот момент контролировали.

Также суннитские монархии Персидского залива сильно беспокоит то, что Иран намерен закрепиться, в том числе создав военную базу, на территории Сирии, после того как поддерживаемые «Хезболлой», «Стражами Исламской революции» и Россией войска режима Асада окончательно возьмут верх над исламистской оппозицией.

Сирия тем самым станет фактически мостом переброски сил и средств набравшей силу «Хезболле» в Ливане. Иран уже сейчас через территорию Сирии получил выход к порту в Тартусе, минуя переполненный военными кораблями недружественных государств Персидский залив. При этом закрепление Ирана в Сирии также неприемлемо и для Израиля, а стало быть, и для США.

Антииранская риторика, раздающаяся в эти дни из столицы Саудовской Аравии, может, конечно, быть частью своеобразной «игры престолов», которую затеял наследный принц, молодой и амбициозный Мухаммед ибн Салман. Под предлогом широкомасштабной борьбы с коррупцией арестованы десятки влиятельнейших людей королевства, включая с дюжину принцев. Под угрозой ареста активы на десятки миллиардов долларов.

Администрация Трампа фактически уже выразила поддержку нынешнему политическому курсу Эр-Рияда, заявив, что все делается правильно. Очевидно, Вашингтон был бы не против, чтобы Саудовская Аравия поучаствовала в усилении давления на Тегеран, что является частью нового внешнеполитического курса Дональда Трампа.

Он не скрывает, что хотел бы пересмотреть условия «ядерной сделки» с Ираном, заключенной при Обаме. В то же время саудовцы, если они трезво оценивают свои силы и ситуацию в целом, вряд ли пойдут на открытое военное столкновение с Ираном и даже с его марионетками в лице «Хезболлы».

Военные действия, которые саудовские войска ведут с весны 2015 года против хауситов, показывают далеко не блестящую боеспособность королевских войск. Скорее, саудиты, обостряя антииранскую риторику, рассчитывают добиться более решительных действий со стороны США, и прежде всего в плане ужесточения антииранских санкций.

Объективно тут встает вопрос и о том, какую позицию займет в этом разгорающемся — пока дипломатическом — конфликте Россия. Возможно, в ходе недавнего визита в Москву король Саудовской Аравии Салман проводил определенный зондаж на эту тему. Однако его результаты вряд ли станут достоянием широкой общественности до тех пор, пока мы не увидим, как дальше будет развиваться конфликт между Эр-Риядом и Тегераном. В чем мы можем быть уверены в большей мере, так это в том, что пока данный конфликт никак не способствуют снижению мировых цен на нефть.

Рекомендуем:

  • Фотоистории