16+
Четверг, 18 января 2018
  • BRENT $ 69.34 / ₽ 3935
  • RTS1264.70
27 ноября 2017, 17:59 Право

Улюкаев рассказал о подарках, «странном» поведении и «обмане» Сечина

Лента новостей

Для руководителя «Роснефти» «было нормой делового этикета» делать подарки, заявил экс-министр в суде, опровергнув обвинение в получении взятки в 2 млн долларов. По его словам, Сечин и раньше дарил ему презенты, а в последний раз Улюкаев решил, что он принес ему вино

Алексей Улюкаев у здания Замоскворецкого суда в Москве, 27 ноября 2017.
Алексей Улюкаев у здания Замоскворецкого суда в Москве, 27 ноября 2017. Фото: Sergei Karpukhin/Reuters

Экс-глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев в понедельник, 27 ноября, дал показания в Замоскворецком суде Москвы. Он отверг обвинение в получении взятки в 2 млн долларов от руководителя «Роснефти» Игоря Сечина за выдачу вверенным ему ведомством положительного заключения, которое позволило компании купить 50,08 % акций «Башнефти». «Я никогда нигде не требовал денег и не угрожал Сечину. Это надуманное предположение», — заявил подсудимый.

Алексей Улюкаев появился в зале суда ровно в 11 часов утра. Заметив на нем черную куртку, журналисты не преминули это упомянуть: 14 ноября прошлого года министр приехал на встречу с Игорем Сечиным и получил портфель с 2 млн долларов в одном пиджаке. Тогда его визави проявлял «заботу» о министре, волнуясь, что тот ходит без верхней одежды. «Год назад (куртки) не было, а теперь есть», — объяснил репортерам Улюкаев. Подсудимый, который много читает, на этот раз был без электронной книги, но поделился своими литературными предпочтениями. «Робинзон Крузо» — лучшая книга», — сказал он.

После того как выяснилось, что главный свидетель обвинения Игорь Сечин в четвертый раз не пришел на процесс (на этот раз он оказался в командировке в Риме, обсуждая проект бурения в Черном море), стало очевидным, что за этим последует допрос подсудимого. Однако сначала адвокаты Улюкаева подали ходатайство о возвращении дела прокурору. Они утверждали, что обвинительное заключение не конкретно, а в материалах дела указаны разное время и место преступления. Аналогичное ходатайство защитники уже заявляли в начале процесса, 16 августа. Тогда судья сочла его преждевременным. Но и теперь Лариса Семенова не нашла оснований для доследования, а просьбу защиты отклонила.

После этого место на свидетельской трибуне занял Алексей Улюкаев. Он выступал три часа. Подсудимый говорил очень тихо, его было плохо слышно. Свою речь он подготовил заранее и впоследствии передал суду в письменном виде.

«Надуманное предположение»

«Я никогда нигде не требовал денег и не угрожал Сечину. Это надуманное предположение», — обозначил подсудимый свою позицию. Улюкаев рассказал, как в прошлом году участвовал в подготовке продажи акций «Башнефти». Подсудимый не скрывал, что был против участия «Роснефти» в приватизации, поскольку компания хоть и не напрямую, но через «Роснефтегаз» контролируется государством. Свою точку зрения он высказал в интервью СМИ, добавив, что «был не одинок в своем мнении».

По словам экс-министра, среди тех, кто высказывал аналогичное мнение, были первые вице-премьеры Игорь Шувалов и Аркадий Дворкович, министр энергетики Александр Новак, а также помощник президента Дмитрий Песков. Однако в законе не оказалось прямого запрета, и он вынужден был уступить. В итоге именно «Роснефть» в декабре 2016 года купила 50,08% акций «Башнефти», заплатив почти 330 млрд рублей.

После этого вопросы подсудимому задавал защитник подсудимого Тимофей Гриднев. «Обвинение говорит, что вы не только потребовали деньги, но и угрожали Сечину препятствовать в заключении других сделок. Вы подтверждаете это?» — спросил он. Улюкаев ответил, что никогда этого не делал. Он сказал, что даже при желании не мог бы выполнить подобную угрозу, ведь «Роснефть» работает в области энергетики, что не является компетенцией Минэкономразвития. Подготовка любого заключения стала бы выходом за пределы компетенции министерства. «Очевидна ложность обвинения Сечина», — заявил подсудимый.

Элитное вино

Улюкаев рассказал, что впервые лично обсудил с Сечиным тему участия «Роснефти» в приватизации «Башнефти» в середине октября 2016 года во время поездки на саммит глав государств БРИКС в Гоа. Он подошел к главе «Роснефти» в перерыве между совещаниями, когда тот играл в бильярд с главой банка ВТБ Андреем Костиным. Сечин похвалил Улюкаева и его сотрудников, предложив «проделывать дырочку» в лацкане пиджака и намекая на то, что тот может получить госнаграду за приватизацию «Башнефти». Также он обещал Улюкаеву угостить его вином, которое тот «в жизни не пробовал». По словам подсудимого, сама беседа был очень короткой и заняла не больше двух минут. Собеседники договорились обсудить ситуацию позже в Москве.

Следующая встреча Улюкаева и Сечина состоялась уже в день задержания министра 14 ноября 2016 года. Подсудимый подчеркнул, что именно глава «Роснефти» первый позвонил ему и предложил приехать к нему в офис, чтобы «показать компанию» и обсудить «неисполненное поручение по Гоа». Улюкаев согласился. По словам министра, он решил, что фраза «неисполненное поручение» означала поручение президента о приватизации 19,5% акций самой «Роснефти». Эта тема поднималась на саммите в Индии.

Далее Улюкаев рассказал, как подъехал в офис «Роснефти» к 17:00, и поделился деталями необычного, на его взгляд, поведения Сечина: тот лично встретил министра на улице и вместо того, чтобы повести внутрь, быстро извинился за то, что затянул «исполнение поручения». «Так, пока туда-сюда, собрали объем. Ну, можешь считать задание выполненным», — сказал он.

После этого Сечин предложил забрать стоявшую на снегу сумку и «пойти попить чаю». На ходу он дал Улюкаеву ключ от портфеля, в котором, как решил чиновник, было обещанное ему ранее вино. «Помня упоминание угостить меня вином, которое я никогда в жизни не попробовал, я думал, что в сумке находятся элитные, качественные спиртные напитки. По весу я подумал, что это бутылки с вином», — сказал фигурант.

Улюкаев пояснил, что слово «объем» означало средства, которые требовались «Роснефти» для выкупа 19,5% акций у «Роснефтегаза». Для этого нужно было ни много ни мало более 10 млрд евро. После того как сумка перекочевала в багажник автомобиля министра, собеседники пошли пить чай, а на прощание Сечин подарил Улюкаеву корзинку с колбасой. Министр сел в машину и отправился обратно в министерство, но на выезде из «Роснефти» его автомобиль блокировали сотрудники ФСБ.

Подарки в виде часов и моделей буровых вышек

«Когда уже мне сказали, что я задержан, то разрешили сделать один звонок. Я позвонил жене и попросил найти мне адвоката», — сказал подсудимый. Он пожаловался на нарушение прав. По словам экс-министра, ему не разъяснили права, принудительно взяли смывы с рук и допросили без адвоката. «Мне не предложили даже адвоката по назначению, хотя следователь знал, что я просил супругу мне его найти», — сказал он.

Улюкаев сообщил, что в офисе «Роснефти» передвигался под контролем сотрудника ФСБ, даже когда ему потребовалось посетить уборную. «Когда из сумки извлекли купюры в полиэтиленовых пакетах, я понял, что настойчивые просьбы Сечина приехать и задержание — все это заранее спланированная акция, провокация», — заключил Улюкаев.

Отвечая на вопросы прокурора Бориса Непорожного, подсудимый сообщил, что и до задержания глава «Роснефти» делал ему подарки. Два или три раза тот приезжал в министерство и заходил в кабинет с «увесистой сумкой». Там были презенты — часы и масштабные модели буровых вышек. «Для главного исполнительного директора «Роснефти» это было нормой делового этикета», — сказал Алексей Улюкаев. Сам он признался, что никогда ничего Сечину не дарил, а только отправлял открытки. «Отношения с ним были служебные, ровные, официальные и уважительные», — описал экс-министр.

Прокурор Борис Непорожный задавал много вопросов. Так, он хотел знать, часто ли глава «Роснефти» передавал ему 15-килограммовые сумки, а также почему Улюкаев не поблагодарил Сечина за вино. Первый вопрос судья Лариса Семенова сняла, а на второй у подсудимого не нашлось ответа. Он сказал, что «было холодно».

«Оговор» без причины

Усмотрев отличия в показаниях фигуранта в суде и на следствии (защита против этого возражала), гособвинитель настоял на оглашении протокола допроса Алексея Улюкаева 29 июня 2016 года. Тогда подследственный заявил, что не стал открывать и проверять содержимое сумки, так как счел это «неделикатным», тем более что портфель был закрыт на замок.

Тогда Улюкаев заметил еще одну необычную деталь в поведении Сечина. «Мне показалось странным, что он не приглашает меня в кабинет, ЦДУ (центрального диспетчерского управления), а принимает в маленькой комнате, где мы пили чай», — сказал министр.

Обвиняемый подчеркнул, что не искал встреч с главой «Роснефти» и именно тот спровоцировал его приезд в офис «с помощью обмана». «Если бы я знал, что в сумке, я бы отказался ее брать. Сечин сделал все быстро, не дав мне заметить провокационность его действий», — сказал фигурант. При этом вопрос о том, какие у Сечина были основания для оговора, остался без ответа. «Сечин лжесвидетельствует, а я говорю правду. У меня нет этому объяснений», — сказал на следствии Улюкаев.

Процесс продолжится 28 ноября. На стадии дополнений прокуратура планирует допросить эксперта, проводившего психолого-лингвистическую экспертизу разговоров Сечина и Улюкаева. Ожидается, что после этого в процессе объявят перерыв для подготовки сторон к заключительному этапу процесса — прениям. В ходе них прокуратура озвучит наказание, которое читает справедливым для подсудимого. Затем Алексей Улюкаев скажет последнее слово, и суд удалится на вынесение приговора.

Что же касается Игоря Сечина, то он через своего адвоката письмом известил суд, что не против оглашения показаний, который давал на следствии, а «больше ему добавить нечего». Однако их так и не стали озвучивать: обвинение об этом не просило, как, впрочем, и защита.

Рекомендуем:

  • Фотоистории