16+
Воскресенье, 24 июня 2018
  • BRENT $ 75.53 / ₽ 4751
  • RTS1125.41
14 декабря 2017, 04:54 Политика

Что скажет Путин? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

В четверг состоится Большая пресс-конференция Владимира Путина. Какие вопросы могут задать журналисты и какие из них окажутся самыми острыми?

Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Накануне очередной ежегодной Большой пресс-конференции Владимира Путина его пресс-секретарь Дмитрий Песков заявил, что в этом году мероприятие пройдет в «традиционном объеме» и будет «достаточно исчерпывающим». Он добавил, что запас времени, которым располагает президент, достаточен. Чем же может быть отмечено общение Путина с журналистами в этом году? Комментирует Георгий Бовт.

Обычно накануне каждой Большой пресс-конференции Путина масс-медиа вспоминают предыдущие его выступления. В плане того, на сколько вопросов он ответил и сколько по времени это заняло. Самая короткая его Большая пресс-конференция состоялась в 2001 году, она длилась немногим более полутора часов. Рекорд поставлен в 2008 году — 4 часа 40 минут. В 2016 году Путин уложился в 3:50.

Нынешнее общение с прессой будет восприниматься как полуофициальное начало его избирательной кампании. Поэтому все, что Путин скажет, станет набросками его предвыборной платформы. Не исключено, что перед тем, как начать отвечать на вопросы, он выступит с коротким или не очень коротким сообщением, которое в этом случае также можно воспринимать как программное, задающее, по крайней мере, тон всей кампании. Условно — мы «осажденная крепость и вокруг нас враги» или мы по-прежнему открыты миру, новациями и модернизации.

За годы пребывания у власти Владимир Путин отлично научился отвечать на любые вопросы или так отвечать, чтобы по сути не отвечать. Его невозможно поставить в тупик даже самым коварно сформулированным вопросом. Если очень постараться, то можно вывести из себя. Но вряд ли такая задача стоит хотя бы перед одним из аккредитованных журналистов. Включая Ксению Собчак, которой наверняка дадут возможность задать свой вопрос, и она, как кандидат на место Путина, постарается придать ему остроту и актуальность.

Впрочем, повторим, для Путина нет острых, в смысле — неудобных — вопросов. Зато всегда есть возможность дать острые ответы. Когда и если он сам сочтет это нужным. Его ответы аналитики уже давно анализируют не только и не столько по тому, что он сказал формально, сколько то, как он сказал, с каким выражением, с какой интонацией, с какими оговорками. По нюансировке его ответов даже на банальные вопросы пытаются угадать будущие важные политические решения.

Если же говорить объективно, то в начале предвыборной кампании многие хотели бы услышать какие-то наметки будущего курса, угадать по отдельным нюансам судьбу будущего правительства, включая премьера. Но вряд ли сейчас время даже для намеков на тему будущего правительства. Что касается экономической, особенно социальной проблематики, то у Путина тут обычно на руках все козырные карты. Он уже не только дал свое первое предвыборное обещание насчет выплаты денежных пособий на первого ребенка, но Дума уже начала оформлять его в закон.

По внешнеполитическим вопросам Путин в последнее время выступал часто. И хотя мировые информагентства непременно выловят из его пресс-конференции то, что будут вовсю цитировать, вряд ли тут стоит ожидать слишком уж больших сенсаций по сути затронутых проблем.

Потенциально самым действительно острым вопросом, касающимся внутриполитической жизни страны, мне кажется, мог бы стать вопрос о том, собирается ли Путин менять Конституцию. Какие-то смутные предложения на сей счет гуляют. Кто-то откровенно говорит о необходимости отмены ограничения правления президента двумя сроками. Кто-то говорит о новой конфигурации власти с введением некого Госсовета. Есть и другие планы и прожекты. Все их объединяет одно: их кроят и предлагают под одного конкретного человека. Было бы любопытно услышать, как этот человек относится ко всему этому. Считает ли, что необходимо уже сейчас задуматься о том, кто будет его преемником и будет ли он или она вообще.

Из других политических вопросов интересно было бы услышать его точку зрения о тех законах по регулированию политической жизни, которые принимались в основном в начале его третьего срока и которые оппозиционеры называют «репрессивными». Они отчасти принимались как реакция на так называемое «болотное» или «белоленточное» движение, воспринятое многими тогда как попытка дестабилизации ситуации в стране. Например, недавно уже звучали предложения отменить или смягчить введенный тогда так называемый «муниципальный фильтр» при выборах глав субъектов федерации, который в текущей политической ситуации, по сути, консервирует монополию господствующей партии, в том числе на региональном уровне.

Впрочем, вовсе не обязательно, что Путин выложит все свои предвыборные карты на стол перед десятками журналистов. Впереди еще его ежегодное послание Федеральному собранию.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию