16+
Четверг, 20 сентября 2018
  • BRENT $ 79.36 / ₽ 5304
  • RTS1134.10
20 февраля 2018, 18:57 Право

За «шестерку» для соучастника убийства Немцова запросили еще два месяца колонии

Лента новостей

К 14 годам заключения прокуратура потребовала добавить еще два месяца колонии для соучастника убийства Бориса Немцова Темирлана Эскерханова. Он оскорбил следователя, назвав его в суде «шестеркой» и «сучонком»

Соучастник убийства Бориса Немцова Темирлан Эскерханов.
Соучастник убийства Бориса Немцова Темирлан Эскерханов. Фото: АГН «Москва»

Еще два месяца лишения свободы потребовала добавить к 14 годам заключения прокуратура для соучастника убийства Бориса Немцова Темирлана Эскерханова, оскорбившего прошлой весной следователя во время процесса в Московском окружном военном суде. «Я не догнал», — отреагировал на выступление гособвинения подсудимый. Приговор ему Басманный суд Москвы огласит 22 февраля.

Ожидалось, что судебное заседание во вторник начнется с прений сторон. Но, поскольку раньше подсудимый жаловался на самочувствие, судья Юлия Сафина решила возобновить судебное следствие и уточнить состояние его здоровья. Эскерханов, который после приговора в военном суде сбрил бороду, принялся жаловаться. Он начал говорить на чеченском, а продолжил на русском языке. Подсудимый сетовал на то, что когда-то ему удалили одну почку, а теперь у него проблемы с давлением, он страдает кровотечением. Однако в СИЗО не назначают операцию. «Я без операции, как животное, кровью истекаю. Я сейчас каждый час давление мерю, оно у меня падает, так как кровотечение не останавливается», — сказал он.

После чего подсудимый поведал суду, что до ареста на его иждивении находилась больная раком мама, жена, семеро детей и двое племянников. «Они — дети моего двоюродного брата. Но у нас двоюродный брат как родной считается. Он так же, как и родной брат, при исполнении погиб», — рассказал подсудимый историю своей семьи. Он уточнил, что растит с семимесячного возраста сына родного брата, оформив над ним опекунство.

«А благотворительностью занимались? Детдомам помогали?» — уточнила данные о личности судья.

«У нас детдомов не бывает в Чечне», — гордо ответил подсудимый. Эскерханов сообщил, что на родине «разводил скотину» и дважды в год на праздники резал ее и раздавал мясо малоимущим.

На скамью подсудимых 37-летний Темирлан Эскерханов угодил во второй раз после случая, который произошел в военном суде на процессе по делу об убийстве оппозиционера Бориса Немцова. На заседании 6 апреля 2017 года для допроса в качестве свидетеля был вызван 27-летний следователь Александр Камашев, входивший в следственную группу. Увидев его, подсудимый стал весьма нелицеприятно высказываться в адрес молодого сотрудника СК.

«Вот, ваша честь, эта шестерка, этот сучонок, начал угрожать моей семье», — попытался он привлечь внимание судьи Юрия Житникова. В ответ тот предупредил фигуранта, чтобы он был более аккуратен в выражениях, так как «может наговорить еще на одну статью». Но подсудимый не унимался, сказав, что ему «все равно», так как он в любом случае «сидит». Поток нецензурной брани иссяк лишь после повторного замечания председательствующего. Уже после того как 13 июля 2017 года Московский окружной военный суд приговорил пятерых соучастников убийства политика к срокам от 11 до 20 лет, Эскерханову инкриминировали новое обвинение: «неуважение к суду, которое выразилось в оскорблении участников судебного разбирательства» (ч. 1-я ст. 297 УК РФ).

Для уточнения обстоятельств случившегося во вторник в Басманный суд был вызван для допроса в качестве свидетеля один из трех гособвинителей Алексей Львович. Он подтвердил, что из уст Эскерханова звучали оскорбления в адрес следователя. Однако прокурор не знал, что вызвало гневную реакцию подсудимого. «При следственных действиях я не присутствовал», — пояснил он.

Отвечая на вопросы адвоката подсудимого Анны Бюрчиевой, гособвинитель признался, что при входе Александра Камашева в зал оживились и другие фигуранты. Впрочем, они, в отличие от Эскерханова, держали себя в руках. «Ропот был, но никаких нецензурных выражений я не слышал», — сказал свидетель.

На вопрос о том, какова была реакция следователя, Львович уточнил: «Его лицо не выражало радости, но он не плакал и не кричал». «По его лицу нельзя было понять, подорван был его авторитет или нет, но он был не рад публичному оскорблению в зале суда», — сделал вывод свидетель и высказал свое мнение о случившемся: «Для меня это было, безусловно, неуважение к суду».

Прения сторон уложились в считаные минуты. Гособвинитель Игорь Сизов заявил о доказанности обвинения, заметив, что Эскерханов имел прямой умысел на неуважение к суду. По его словам, подсудимый «открыто и цинично» оскорбил следователя в присутствии судьи, журналистов, приставов и конвоиров. Однако он совершил преступление небольшой тяжести. К тому же он всегда помогал своей большой семье и племянникам. Это прокурор отнес к смягчающим вину обстоятельствам.

Он предложил назначить Эскерханову в качестве наказания 480 часов обязательных работ. Однако, поскольку Эскерханов уже был осужден по основному делу на 14 лет заключения в колонии строгого режима, Сизов предложил трансформировать обязательные работы в два месяца колонии, добавив их осужденному.

Подсудимый сразу не уловил, что для него запросил гособвинитель. «Я не догнал», — честно признался Эскерханов. После чего его защитница разъяснила ему, что ему просят добавить еще два месяца заключения.

Сама Анна Бюрчиева просила оправдать своего подзащитного. Она не отрицала факт оскорблений. Однако, по ее словам, действия подсудимого были неумышленными. Таким способом ее подзащитный, который плохо владеет русским языком, лишь хотел высказать свою неприязнь к следователю, настаивала она. «Мой подзащитный — очень добрый и порядочный человек. Если бы он не был таким, у него не было бы семьи и так много детей», — сказала адвокат. Она назвала Эскерханова «мужественным и достойным человеком», который отдал многие годы службе в полиции, где трудился в отделе по борьбе с терроризмом, уйдя в запас в звании прапорщика.

Кстати, сам потерпевший в начале процесса признался, что не держит зла на фигуранта. Александр Камашев просил не наказывать Эскерханова строго и даже отозвал заявленный ранее иск о возмещении морального вреда на 100 тысяч рублей.

А Эскерханов сегодня поведал о визитах следователя к нему в СИЗО. Он заявил, что Камашев «первым» начал его оскорблять. «Он сам первый стал оскорблять, говорил: «Пока ты сидишь, твоя семья там». Он начал угрожать. Когда маму вызвали в СК, они ее испугали. Насчет этого никто не хочет разбираться», — посетовал подсудимый.

Он не стал выступать ни в прениях, ни с последним словом. «Аллах предоставит последнее слово», — сказал Эскерханов, лишь попросив суд разрешить ему звонить матери.

Приговор ему судья Юлия Сафина обещала огласить 22 февраля.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию