16+
Вторник, 17 июля 2018
  • BRENT $ 71.87 / ₽ 4480
  • RTS1180.64
7 марта 2018, 12:44 ОбществоМедицина

Минздрав пригрозил срывом поставок обезболивающих из-за Росгвардии, происходящее прокомментировала «Спецсвязь»

Лента новостей

Речь идет о поставках в регионы. Последние распоряжения разоружили «Спецсвязь», которая теперь не сможет перевозить препараты без охраны

Фото: depositphotos.com

Обновлено в 13:08

Минздрав меняет правила перевозки обезболивающих препаратов, чтобы не допустить срыва поставок. Он предлагает разрешить «Спецсвязи», которая занималась транспортировкой наркотических и психотропных веществ, выполнять эту работу без лицензии, передает РБК.

Согласно этим данным, проблема возникла еще в ноябре прошло года, тогда Росгвардия лишила «Спецсвязь» оружия. Сделано это было из-за отсутствия лицензии на охранную деятельность, а получить ее «Спецсвязь» не может, так как является госпредприятием.

Таким образом, ФГУП приостановил перевозку обезболивающих. Одним из вариантов решения проблемы стал договор «Спецсвязи» с охранными структурами самой же Росгвардии. В этом случае, «Спецсвязь» перевозит лекарства, а Росгвардия — охраняет, но из-за такого разделения стоимость доставки в некоторых случаях увеличивается в шесть раз.

Перевозку препаратов и охрану оплачивает Московский эндокринный завод. Его такие условия не устраивают, и стороны продолжают вести переговоры.

Вот что рассказал Business FM представитель «Главного центра специальной связи» Александр Шмаков:

— Мы сейчас работаем в первую очередь с Московским эндокринным заводом по трехстороннему договору. Оплату Эндокринный завод осуществляет как напрямую ФГУП «Охрана», так и нам. Это приводит к существенному увеличению стоимости перевозок.

— Получается, у ФГУП «Охрана» цены выше, чем у вас, когда вы сами охраняли и перевозили?

— Да, конечно. Объясню: потому что мы ранее все медикаменты перевозили на регулярных наших маршрутах. Сейчас, в соответствии с требованиями Росгвардии, мы вынуждены выделять отдельные машины. Плюс сотрудники Росгвардии либо едут и сопровождают наши машины, автомобили.

— Эти регулярные маршруты, раньше как это было?

— У нас существует сеть специальной связи. То есть основным нашим видом деятельности, в котором мы используем боевое стрелковое оружие, [является] доставка секретной корреспонденции, ценных, особо ценных грузов — это драгметаллы, камни и наличные денежные средства. Ранее мы психотропные препараты и наркотические средства возили совместно. Сейчас мы вынуждены разделять вот эти все грузы и выделять отдельные машины.

— Почему сейчас это все происходит, почему Росгвардия ввела такие правила?

— На основании проведенных в ноябре проверок Росгвардии были выписаны такие предписания, что мы незаконно осуществляем деятельность по перевозке наркотических средств с использованием боевого ручного стрелкового оружия.

Минздрав разместил проект об изменениях правил перевозки наркотических и психотропных веществ на портале нормативно-правовых актов. В письме Минздрава Business FM говорится, что документ будет способствовать «предоставлению возможности организациям, имеющим развитую логистическую и охранную инфраструктуру, осуществлять перевозку наркотических средств, психотропных веществ без затрат на дополнительную охрану, которую они могут осуществлять своими силами».

Ситуацию комментирует заместитель генерального директора фармацевтического холдинга STADA CIS Иван Глушков:

— Да, действительно, сейчас тот набор правил, который установлен нормативно-правовыми актами, настолько ограничил возможности дистрибуции сильных обезболивающих по стране, что перевозить их стало просто некому. Вообще такие препараты по стране не поставляются никем. Да, в регионах есть определенные запасы — в каких-то больше, в каких-то меньше. Но, к сожалению, мы с вами понимаем: время, которое должно пройти, чтобы законопроект был рассмотрен и принят, достаточно значительное. Чем больше будет идти это время, тем больше проблем будет возникать.

— Фактически кто сейчас поставляет эти лекарства?

— 100% таких лекарств — это препараты из перечня жизненно важных. Цена на них зафиксирована государством. И, если у тебя в какой-то момент времени оптовая поставка лекарственных препаратов дорожает в разы, за это просто никто не платит. За нее может заплатить и государство, потому что наценка фиксированная, и производитель — опять-таки потому, что никто не будет поставлять в убыток. Клиника может быть частная и может быть и государственная, дело не в этом. Дело в том, что цена лекарственного препарата определяется как цена производителя плюс оптовая наценка. Оптовая наценка фиксированная, оптовая наценка должна покрывать стоимость доставки, она не покрывается.

Минздрав разместил проект об изменениях правил перевозки наркотических и психотропных веществ на портале нормативно-правовых актов. Глава ГБУ НИИ Организации здравоохранения Москвы Давид Мелик-Гусейнов уверен, что дефицита не возникнет:

Давид Мелик-ГусейновДавид Мелик-Гусейнов директор ГБУ НИИ Организации здравоохранения и медицинского менеджмента «Лекарственные препараты наркотические и психотропные во всем мире не отличаются от обычных рецептурных препаратов. Да, у них слегка завышена планка по требованиям хранения и отпуска, все это происходит в жестких условиях, но не настолько жестких, как это происходит в России. В России нужно иметь много лицензий, чтобы ввозить, продавать лекарственные препараты, никто не хочет с этим связываться. Логистический и фармацевтический бизнес готов был как можно быстрее избавиться от такой социальной обязанности, как перевозка наркотических и психотропных прекурсоров, потому что стоимость этих препаратов очень низкая, на этих лекарствах нельзя сделать прибыль. Поэтому у нас сегодня исключительно монопольная система производства и поставок этих медикаментов в субъекты Российской Федерации. Это монополия государственная, она, к сожалению, как некоторые государственные проекты, испытывает определенные сложности в плане менеджмента. Но я не думаю, что население страны оставят без такой социально значимой категории лекарственных препаратов, как наркотические обезболивающие, психотропные и так далее».

Всего в России около 800 тысяч человек, которым назначены наркотические обезболивающие препараты.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию