16+
Четверг, 24 мая 2018
  • BRENT $ 79.54 / ₽ 4878
  • RTS1174.71
20 апреля 2018, 01:08 Право

Роберт Цой через суд вернул права на песни лидера группы «Кино»

Лента новостей

Басманный суд Москвы удовлетворил иск 79-летнего отца исполнителя и признал недействительным договор о передаче исключительных прав на песни его сына, заключенный с компанией Moroz Records

Виктор Цой.
Виктор Цой. Фото: Александр Шогин/ТАСС

Роберт Цой, отец лидера культовой рок-группы «Кино» Виктора Цоя, вернул себе права на песни сына. Басманный суд Москвы признал недействительным договор, заключенный им с ООО «Музыкальное право», которое работает под брендом Moroz Records. Юрист истца утверждала, что стороны не согласовали существенные условия соглашения. Ее оппоненты апеллировали к тому, что это всего лишь предлог.

Как выяснилось на заседании, первоначально в иске 79-летнего Роберта Цоя говорилось, что при заключении в январе 2017 года договора о передаче исключительных прав на песни сына его ввели в заблуждение. Ответчик настаивал, что это не так. Юристы компании даже готовы были привести в суд свидетелей — основателя Moroz Records Сергея Морозова и адвоката, участвовавшего в подготовке и заключении сделки. Они собирались рассказать о том, как стороны два часа обсуждали условия, а затем ударили по рукам, однако судья просьбу о вызове свидетелей отклонила.

Дело в том, что представитель Роберта Цоя в суде сняла данный аргумент и сделала упор на других аспектах. Она заявила, что «стороны не согласовали существенные условия договора: его предмет и территорию действия». «Из текста договора непонятно до сих пор, что это — лицензионный договор или договор отчуждения. Только по этому основанию можно считать, что он недействительный, так как не соответствует требованию законодательства о защите интеллектуальной собственности», — заявила она. Ее процессуальные противники считали, что это не так и все с договором в порядке: это лицензионное соглашение, которое действует на территории всего мира.

Юристы компании-ответчика рассказали, что договор выполнялся на протяжении всего 2017 года. В течение этого времени Роберт Максимович получал отчисления и лишь в декабре направил в Moroz Records претензию. «Тем самым он признал сделку, которая исполнялась», — сказала представитель фирмы. Второй представитель ответчика адвокат Сергей Федяев рассказал, что отношения компании с наследниками Виктора Цоя имеют длительную историю — более десяти лет. На протяжении этого времени с ними периодически заключались договоры на передачу исключительных прав на использование произведений, сказал он. Компания следила за этим и выплачивала родственникам вознаграждение. «Было продуктивное сотрудничество», — отметил он. Адвокат уверял, что заключенный в 2017 году договор был точно таким же, как и все другие, заключенные ранее, но просто в какой-то момент Роберт Цой передумал. Возможно, он решил сотрудничать с другой фирмой, предположил юрист.

«У нас в договоре все существенные условия соблюдены: способы и территория использования, обозначения всех исключительных прав и выплата размера вознаграждения, — сказал Федяев, — Рушить сделку потому, что сейчас просто есть какое-то желание отказаться от этих правоотношений, это просто неправильно».

Такие аргументы не убедили судью Наталью Калинину. На то, чтобы рассмотреть дело, у нее ушло в общей сложности 40 минут. Огласив решение, она встала на сторону истца, признав недействительным договор. При этом судьей была озвучена лишь резолютивная часть решения. Покидая суд, представители компании «Музыкальное право» заявили, что не согласны с ним и обжалуют его в Мосгорсуде. По закону это может быть сделано в течение 30 дней после того, как они получат на руки полный текст решения суда с мотивировочной частью.

Сам основатель и гендиректор Moroz Records Сергей Морозов сказал Business FM, что сотрудничество его фирмы с наследниками Цоя длилось даже не десять, а 25 лет, однако причины разрыва взаимоотношений он не пожелал комментировать. «Вы слышали все доводы ответчика и можете делать выводы», — только и сказал он.

Ранее, в июне 2017 года Басманный суд признал недействительным аналогичный договор «Музыкального права», заключенный с сыном певца Александром Цоем. Ему принадлежит 3/4 доли в творческом наследии артиста, а отцу Роберту Максимовичу — 1/4 доли.

Рекомендуем:

  • Фотоистории