16+
Четверг, 16 августа 2018
  • BRENT $ 71.38 / ₽ 4771
  • RTS1066.51
31 июля 2018, 10:50 ОбществоПроисшествия

Ружье выстрелило: от домашнего насилия трех сестер — к убийству отца. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Москва продолжает обсуждать убийство девушками их отца Михаила Хачатуряна. Они признались в содеянном, 30 июля суд продлил им срок содержания под стражей. Почему произошло преступление и что ему предшествовало?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Останкинский суд Москвы продлил на 72 часа срок задержания трех сестер Хачатурян, обвиняемых в убийстве их отца Михаила. Девушки признали свою вину, но заявили, что отец долгое время избивал их и причинял им моральные страдания. Доведенные до отчаяния после очередных побоев, они нанесли ему не менее 36 ножевых ранений. Соседи семьи называют его местным авторитетом. По их словам, он не спускал глаз с дочерей, а из его окна постоянно доносились крики. Как бороться с такими явлениями, как домашнее насилие? Об этом рассуждает Георгий Бовт

Существуют разные версии произошедшего в московском районе Алтуфьево. По одной — дочери напали на отца, когда он отдыхал в кресле, якобы они заранее договорились об этом. По другой — он в очередной раз избивал и издевался над ними. Так или иначе, эту семью соседи знали давно, и, судя по их рассказам, было уже много случаев, когда вполне могли бы вмешаться правоохранители или хотя бы органы опеки.

В итоге получилось как в дурной притче. Что, бьет? Угрожает, говорите? Ну вот, когда уже убьет, тогда и приходите. Убили, правда, его, а не он, но сути дела это не меняет. К тому же у нас недавно вообще декриминализировали домашнее насилие. Зачем действительно занятым полицейским разбираться в домашних скандалах? Зато приходится разбираться с последствиями.

В семье Хачатурянов жена уже давно сбежала от мужа, не вынеся издевательств и побоев: ни она, ни дочери в полицию не обращались. Возможно, дело в патриархальных нравах семьи, хотя московское Алтуфьево не арабские кварталы Парижа, куда полицейские вообще не суются. Возможно, дело все же в том, что в действенность обращения к правоохранителям просто не верили.

Отец угрожал дочерям, мол, если пойдете в полицию, то там ничего делать все равно не будут, а вам будет только хуже. Садист оказался прозорлив насчет полиции. Однако семья Хачатурян жила не в пустыне: соседи видели, что происходит. Возможно, какие-то сигналы правоохранителям все же поступали, но их игнорировали. Почему-то это не удивляет.

Полиции, судя по всему, этот человек был знаком. По рассказам одного из соседей убитого, мужчина не один год держал в страхе чуть ли не половину жилого дома, угрожая пистолетом соседям при любом удобном случае. При этом все попытки заявить на него в полицию не заканчивались абсолютно ничем. У него на квартире нашли небольшой арсенал холодного и не только оружия. Если имевшееся охотничье ружье было зарегистрировано, то кто и как проверял условия его хранения, кто дал медицинскую справку Михаилу Хачатуряну, про которого известно, что он употреблял наркотики?

В округе он слыл местным авторитетом, типа «мафиози», который, может, кому и поможет решить кое-какие проблемы, однако при этом сам себя откровенно вел так, что ему никакой закон не писан. Теперь соседи говорят, что он занимался темными делишками, но и это никого не заинтересовало. Как и то, на какие средства безработный гражданин сумел за короткий срок купить две квартиры в Москве. Нельзя, видимо, исключать, что местные правоохранители могли быть «в доле» с Михаилом Хачатуряном, промышлявшим какими-то темным делишками. Может, местный участковый теперь расскажет что-то интересное?

В органах опеки семья не стояла на учете. У нас любят описывать ужасы западной ювенальной юстиции, когда садисты-ювеналы детей забирают у родителей, если заметят синяки на теле ребенка в школе или еще какие-то признаки неблагополучия, которые у нас порой не что иное, как норма жизни. Российские органы опеки иногда проявляют неумеренную прыть, когда та или иная семья объявляется неблагополучной не столько за жестокое обращение с детьми, сколько за конфликты с местным начальством. В этом случае раз жалоб от самих Хачатурянов не поступало, то и не возбудился никто.

Конечно, если бы девушки все же обратились в органы опеки, то, возможно, какая-то реакция была бы. Однако есть ли гарантия, что была бы? И что делать в случаях, когда речь идет о патриархальной семье, где не принято выносить сор из избы? Закон молчит на сей счет. Полиция тоже ждет, пока кого-нибудь убьют. Что-то в этой системе явно не так.

Россия на сегодняшний день осталась последней страной в Европе, где государство не защищает от домашнего насилия и оно не признается уголовным преступлением. Любопытно, что в прошлом году такой закон был принят в Армении. За первую половину текущего года число случаев домашнего насилия там сократилось примерно на 15%. В России же оно только растет. Каждые сутки в нашей стране примерно более 35 тысяч женщин подвергаются побоям, и это вовсе не значит, что их любят.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию