16+
Среда, 14 ноября 2018
  • BRENT $ 65.35 / ₽ 4452
  • RTS1100.05
1 августа 2018, 12:19 ОбществоСМИ

Гибель российских журналистов в ЦАР: версии

Лента новостей

Джемаль, Расторгуев и Радченко снимали сюжет о частных военных компаниях. Основная версия —нападение с целью ограбления. Предполагается, что стоять за этим может местная мусульманская группировка

Цветы у Центрального дома журналиста в память об убитых в Центральноафриканской Республике (ЦАР) троих российских журналистах Кирилле Радченко, Александре Расторгуеве и Орхане Джемале.
Цветы у Центрального дома журналиста в память об убитых в Центральноафриканской Республике (ЦАР) троих российских журналистах Кирилле Радченко, Александре Расторгуеве и Орхане Джемале. Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Обновлено в 15:37

Названы предполагаемые виновники гибели российских журналистов Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко в Центральноафриканской Республике. За нападением может стоять местная мусульманская группировка «Селека», сообщает ТАСС со ссылкой на заявление властей ЦАР по радио.

Ранее в администрации местного города Сибю сообщили Associated Press, что погибших «захватили примерно десять человек в тюрбанах, говорившие только по-арабски». Однако, что странно, тот же собеседник заявил, что журналистов расстреляли на месте.

С подозрением к версии о причастности боевиков отнеслись в Human Rights Watch. «Случай является странным, поскольку произошел в безопасном районе, где вооруженные группировки малоактивны. Мы часто ездим по этой дороге с минимальными мерами безопасности», — приводит РИА Новости заявление организации.

О группировке «Селека» рассказывает российский африканист, специалист по Южной Африке Александр Даневич:

— Они являются сторонниками, скажем так, порядка, который близок им по духу, что-то наподобие примитивной формы шариата, но с подложкой из местных книг, африканских представлений об этом. Изначально ими руководили те, кто поддерживал как раз президента. Потом там была достаточно кровавая карусель со сменами режимов, попытками международных организаций урегулировать этот процесс.

— В принципе, они уже были замечены, видимо, неоднократно в совершении каких-то террористических актов.

— Нет, именно не террористические акты, это нужно четко понимать. Это то, как в стране происходит сейчас, скажем так, распределение ролей. То есть идет противостояние, и противостояние это, скорее, напоминает в близких нам терминах гражданскую войну. Это не террористы, это ребята, которые хотят [жить] так, как им хочется. Одна из группировок, которую поддерживают определенные политические круги. Она же за счет их финансируется, она за счет их накапливает какой-то багаж вооружений. Потому что если нет финансовых потоков, с ножами и вилами далеко не уедешь. А там это уже длится шесть лет как минимум.

31 июля в Центральноафриканской Республике погибли журналист Орхан Джемаль, режиссер Александр Расторгуев и оператор Кирилл Радченко. Группа снимала документальный фильм о частных военных компаниях по заказу Центра управления расследованиями Михаила Ходорковского.

Основная версия — журналисты могли стать жертвами нападения с целью ограбления. Известно, что во время нападения съемочная группа находилась без охраны, были ли на журналистах бронежилеты, не сообщается. Нормальная ли это практика для корреспондентов в зонах конфликтов? Комментирует военный журналист Алексей Борзенко:

Алексей Борзенко военный журналист «Что может сделать охрана, допустим, в той же самой Африке? Это должны быть крутые профессионалы — 10-15 человек, два автоматчика. Понимаете, это очень сложный вопрос, и нужно просто исходить из того, что все зависит от обстоятельств в том месте, в каком они оказались. А вообще, конечно, работа военного журналиста непредсказуемая. Могут быть любые ситуации. Бронежилет — это вопрос, да, конечно, журналистов заставляют ходить в бронежилетах. Хотя бронежилет — тоже вещь двоякая. С одной стороны, он спасает от осколков и от пуль в какой-то ситуации, а бывают случаи, когда бронежилет вредит. Когда пуля пробивает передний лист, от заднего отражается и наносит очень серьезные повреждения».

Другие собеседники Business FM из числа военных корреспондентов добавляют, что охрану нанимать довольно дорого, а бронежилеты не спасут от засады и огня из автоматического оружия.

Водителю автомобиля, на котором ехали погибшие россияне, удалось выжить. Кроме того, по информации Центра управления расследованиями, журналисты направлялись на встречу с так называемым фиксером — местным наемным продюсером.

О версиях произошедшего рассуждает военный журналист Роман Сапоньков:

— Я думаю, что самое вероятное — это все-таки, наверное, фиксеры, с кем они ехали на встречу. Потому что водитель сам долгое время считался погибшим, и, судя по всему, он ранен. Хотя, конечно, под подозрением и он, потому что, судя по заявлениям, их стерегли где-то на трассе или на дороге, чтобы именно выследить машину. Тут, конечно, нужна какая-то связка, чтобы либо водитель позвонил и сказал: «Я нахожусь в таком-то месте». Но мне кажется, наиболее вероятно, что могли передать информацию либо с блокпоста, либо какие-то люди, которые в пути их останавливали, видели и таким образом смогли навести на них банду убийц. Либо все-таки если это не разбойное нападение, а какой-то политический подтекст, то там конечно за ними просто могли следить. Поэтому тут в зависимости от того, что все-таки стало причиной этой трагедии.

— Действительно ли аппаратура имеет такую ценность, чтобы таким образом поступать с людьми?

— Вы знаете, нет. Аппаратура, естественно, имеет ценность, ну, сколько может стоить камера — от тысячи долларов до 10 тысяч долларов. Это, конечно приличные деньги, но мне кажется, что это не тот случай, чтобы именно группой лиц подкарауливать, сидеть в засаде, открывать стрельбу сразу на поражение из автоматического оружия. Более вероятно, что охотились за командировочными, это все-таки должна быть приличная сумма по их меркам. У них на руках могло быть несколько тысяч долларов, а может десятка тысяч долларов. Это очень приличные деньги для стран третьего мира, на которые можно жить буквально несколько лет, без преувеличения. Но на самом деле, опять же повторюсь, очень странно, что именно было совершено нападение со стрельбой и сразу же были убиты три человека, и засада. На мой взгляд, если бы их поймали на каком-нибудь рынке, дали по голове, либо даже напали с ножами, вломились бы в гостиницу, это было бы более похоже на разбойное нападение. Конечно, очень странно, что это была засада на трассе, и сразу же была стрельба.

— На ваш взгляд, какую актуальность имеет сюжет о частных военных компаниях (ЧВК) в ЦАР?

— Это очень актуально. И если бы получилось найти информацию и тем более снять что-то, хотя бы показания свидетелей, очевидцев и так далее, это был бы, конечно, колоссальный резонанс, потому что слухи о наличии так называемой ЧВК «Вагнер» на африканском континенте, будь то Египет, Судан или ЦАР, ходят уже последние года два, но никто не смог дать ни единой конкретики, ни единого акта, не говоря уже о каких-то аудио-, видеодоказательствах. Поэтому, конечно, это была бы очень резонансная съемка.

Трагедия в ЦАР могла попасть в поле зрения видеорегистратора. Об этом сообщили в Центре управления расследованиями Ходорковского — именно эта организация спонсировала поездку погибших журналистов в Африку.

По словам руководителя центра Андрея Коняхина, под лобовым стеклом автомобиля был установлен работающий видеорегистратор, но уцелел он или нет неизвестно. В организации добавили, что материалы, отснятые для фильма о деятельности в ЦАР российских ЧВК, россияне отправить коллегам не успели.

Власти ЦАР уже начали расследование, на место трагедии повторно выехала группа криминалистов. Какие следственные действия в таком случае предпринимаются? Есть ли шансы найти преступников? Комментирует полковник запаса ФСБ, бывший глава подразделения КГБ по борьбе с терроризмом Владимир Луценко:

Владимир Луценко полковник запаса ФСБ, бывший глава подразделения КГБ по борьбе с терроризмом «Самое главное — осмотр места преступления. 90% успеха всегда, почему криминалисты выезжают и сутками работают на месте преступления: единственный шанс зацепку какую-то найти — найти любые следы, которые могли бы привести к преступникам. С кем они говорили, кто знал маршрут, вообще что за обстановка в этом районе, где, когда фиксировалось движение банд. Если они хорошо сработают, то шансы есть, конечно, в любом случае. Потом, странное поведение: как это водитель вдруг единственный, который смог сбежать, когда вроде как сообщение — их изрешетили пулями сразу. А так обстановка там тяжелая, правоохранительные органы вряд ли эффективно смогут работать. Террористы там укрепились. Поэтому тут расследовать очень сложно, шансов очень мало. Там совсем другая эпоха, другая планета даже по сравнению с нашими камерами и нашей страной. А в принципе криминалистика для всех одна и та же: надо тщательным образом изучить следы на месте преступления, и они могут вывести куда-то».

По словам официального представителя российского министерства иностранных дел Марии Захаровой, Москва находится на прямой связи с МИД и с МВД ЦАР, делу уделяется особое внимание, оно является приоритетным. Вот что она сказала в интервью «России 24»:

«У погибших россиян не было при себе паспортов. При этом ни они, ни люди, которые их сюда направляли, не сообщали ни в МИД России в Москве, ни нашему посольству непосредственно на месте о факте их присутствия в ЦАР. При себе, когда их обнаружили, у них были редакционные удостоверения различных СМИ, но просроченные. В частности, 2011 года».

Почему журналисты не уведомили российское посольство о своем прибытии в страну? Ответ прост: они не должны были, комментирует руководитель Центра стратегических исследований религии и политики современного мира, член СПЧ при президенте России Максим Шевченко:

Максим ШевченкоМаксим Шевченко руководитель центра стратегических исследований религии и политики современного мира «Они были фрилансерами, они не работали здесь. Каждый фрилансер в зоне боевых действий выкручивается, как может. Задача фрилансера — сделать интересный репортаж, а не отчитываться перед Марией Захаровой о том, какие у них документы. Это их личное дело, куда они ехали. Они не государственные журналисты, и не обязаны следовать инструкции МИД».

Сейчас Центральноафриканской Республикой руководит бывший премьер Фостен-Арканж Туадера, которого считают нейтральной фигурой в ЦАР и человеком, который не связан ни с мусульманскими боевиками, ни с христианскими группировками, пишет ВВС. Именно он обратился к России за помощью в установлении порядка.

В прошлом году Туадера встречался в Сочи с министром Лавровым, а уже в марте этого года Москва официально сообщила о решении оказать ЦАР безвозмездную военную помощь. Это выразилось в отправке в страну около 200 инструкторов.

В марте Agence France Presse написало, что российские инструкторы базируются в 60 километрах от столицы ЦАР — Банги, на территории виллы, ранее принадлежавшей диктатору Жану-Беделю Бокассе. Корреспондент AFP заметил там ряды палаток, а также россиян в военной форме, обучавших солдат ЦАР. Снимать ему запретили. На базе, по подсчетам AFP, работают более 170 российских инструкторов.

В начале июня The Вell писал со ссылкой на собственные источники, что в Центральноафриканской Республике работают инструкторы частной военной компании «Вагнер».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию