16+
Четверг, 15 ноября 2018
  • BRENT $ 66.21 / ₽ 4405
  • RTS1132.17
25 октября 2018, 16:00 Компании

Владимир Кирюхин: «Перекрестное субсидирование в электроэнергетике тормозит промышленный рост»

Лента новостей

Генеральный директор компании En+ Development Владимир Кирюхин рассказал, в чем сущность перекрестного субсидирования в электроэнергетике и к чему приведет дифференциация тарифов

Владимир Кирюхин.
Владимир Кирюхин. Фото: En+ Development

По его мнению, необходимо проводить мероприятия, которые будут стимулировать энергоэффективность.

В последние годы перекрестное субсидирование в электроэнергетике считается насущной проблемой. Есть мнение, что перекрестное субсидирование тормозит развитие электроэнергетики и предприятий.
Владимир Кирюхин: Давайте вспомним, в чем сущность перекрестного субсидирования. Сегодня это метод государственного регулирования тарифов в электроэнергетике, причем он направлен не на повышение экономической эффективности функционирования отрасли, а на решение социальных задач. Вся отрасль функционирует на рыночных принципах, реформа отрасли прошла, но тем не менее государственное регулирование остается. Пример с абстрактными цифрами: себестоимость производства и передачи электроэнергии для промышленных предприятий равняется 4 рублям, соответственно, для населения и предприятий социальной сферы эта цена составляет 8 рублей. Но платят совершенно наоборот. В конечной цене на электроэнергию стоимость услуг по передаче превышает 60%, и, по сути, это оплата за поддержание в работоспособном состоянии всего электросетевого комплекса России, протяженность которого 2,5 млн км, и из них более 80% — это распределительный сетевой комплекс, которым промышленность не пользуется и в идеале не должна за него платить, но на сегодняшний день она платит. Кстати, в Советском Союзе было все наоборот: там все платили по себестоимости. Предприятия платили 2 копейки за кВт/час, а население — 4 копейки, то есть тарифы были экономически обоснованны. Но вот в 90-е годы ситуация кардинально изменилась, и правительство начало ограничивать рост тарифов, а затраты на производство стали расти, соответственно, тарифы не индексировались, и мы пришли к той ситуации, которую сейчас имеем.
Но в 90-е годы это было понятно: если бы задрали тарифы для населения, то, наверное, начались бы бунты.
Владимир Кирюхин: Конечно, я согласен, но тем не менее, когда ситуация в социальном плане стала стабилизироваться, темпы индексации все равно отставали от темпов инфляции и темпов роста всех затрат. Причем я подчеркну, что энергетики от перекрестного субсидирования не страдают: они получают всю свою необходимую валовую выручку. Перекрестное субсидирование — это перераспределение платежей потребителей.
Тогда как решить проблему, кто платить должен?
Владимир Кирюхин: С 2013 года правительство, министерство энергетики и регулирующие органы всерьез озаботились этой проблемой: существует ряд законодательных инициатив, которые связаны с процессом поэтапной ликвидации перекрестного субсидирования. Это дифференциация тарифов ФСК в зависимости от потребления и введение социальной нормы для населения. По моему мнению, дифференциация тарифов для ФСК не приведет ни к какому результату, просто получится перераспределение затрат между крупными промышленными потребителями. Те предложения, которые рассматриваются по внедрению социальной нормы, тоже на сегодняшний день недостаточно проработаны. Здесь нужно посчитать цифры и определить то необходимое количество электроэнергии, которое нужно рядовому домохозяйству, а все, что выше потребляется, нужно оплачивать либо по повышенному тарифу, либо прийти к экономически обоснованному.
Когда заговорили о социальной норме, то население отреагировало болезненно, особенно дачники, у которых нет газа и которые отапливают свои дома электричеством.
Владимир Кирюхин: Да, согласен. Об этом тоже нужно говорить, и решение проблемы должно быть комплексным. При введении дифференцированного тарифа на электроэнергию мы должны стремиться к тому, чтобы ни в коем случае не пострадали социально незащищенные слои населения — им, может быть, нужно еще и снижать эту оплату. Но вполне обеспеченные люди, у которых коттеджи по тысяче метров отапливаются электричеством (потому что для них это точно так же стоит в три раза ниже себестоимости), или те, кто пытается установить у себя оборудование для майнинга, они не должны платить по социальному тарифу. И второй момент: мы должны в любом случае проводить мероприятия, которые будут стимулировать энергоэффективность, в том числе сокращать потребление электроэнергии на отопление. Необходимо решать проблему газификации, и не только для дачных участков: в Сибири у нас есть регионы, которые еще не газифицированы. Необходимо и участие бюджета: ликвидация перекрестного субсидирования в полном объеме за счет региональных бюджетов увеличит расходную часть этих бюджетов всего на 2-4%.
А если денег нет?
Владимир Кирюхин: Могу привести пример Мурманской области, которая обратилась в федеральное правительство с просьбой реализовать трансфер на поддержание на необходимом уровне тарифов на тепло. Мурманская область — это не самый простой по климатическим условиям регион. И для них выделено 3,3 млрд рублей для субсидирования льготных тарифов на тепло для населения. Поэтому вопрос решается, наверное толчок должен быть с федерального уровня. Но регионы тоже не должны приходить и кричать, что у них забирают последнее, а решать эту проблему комплексно. Регионы это понимают тоже: субсидирование низких тарифов в итоге не приведет к желаемому результату. А вот когда мы снимем дополнительную нагрузку с промышленных предприятий, тем самым мы сможем обеспечить рост производства на этих предприятиях, создание дополнительных рабочих мест, дополнительное поступление налогов в бюджеты всех уровней. И тогда уже не будет необходимости обеспечивать население дополнительными субсидиями. Перекрестное субсидирование тормозит промышленный рост. Если снять его со всей промышленности — и с крупных энергоемких предприятий, и со среднего бизнеса — эта мера может привести к росту промышленного производства примерно на 3,5%.
Но в этих же цифрах у нас промышленное производство и растет ежегодно?
Владимир Кирюхин: И теряем столько же: могли бы расти на 7%, а растем на 3,5%. В последние годы темпы промышленного роста значительно отстают от желаемых. И перекрестное субсидирование играет тут не последнюю роль. Перекрестное субсидирование бьет не столько по энергетикам, сколько по крупным промышленным производствам, лишая их возможности развития. При этом мы понимаем, что реальный рост благосостояния населения не может быть обеспечен за счет льгот и субсидий — его может дать только развитие промышленности и рост экономики. В этой связи ликвидация перекрестного субсидирования остается одной из наиболее актуальных проблем в отрасли.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию