16+
Суббота, 22 сентября 2018
  • BRENT $ 78.77 / ₽ 5231
  • RTS1149.53
17 декабря 2009, 10:57 Политика

Инновации в России и других странах БРИК

Лента новостей

Проблема с инновациями в России не только в сырьевом характере экономики, но и в том, что их развитие рассматривается как бюрократическая задача. Мешают также общее недоверие к инновациям, коррупция и бюрократия

Валттери Каартемо. Фото: из личного архива
Валттери Каартемо. Фото: из личного архива

При модернизации экономики в России необходимо международное сотрудничество, а также привлечение софинансирования по линии бизнеса. Об этом во вторник на встрече с членами РАН заявил Дмитрий Медведев. Тема инноваций в России вечная, за 15 лет успехов так и не добились, констатировал президент. Валттери Каартемо (Valtteri Kaartemo), исследователь Панъевропейского института и Школы экономики Турку (Pan-European Institute, Turku School of Economics) убежден: проблема в России не только в сырьевом характере экономики, но и в том, что развитие инновационной среды рассматривается как бюрократическая задача. Инновациям и развитию препятствуют общее недоверие, коррупция и бюрократия, пишет Каартемо в статье «Система инноваций в России в сравнении с другими странами — в центре внимания государства БРИК» (Russian innovation system in international comparison — the BRIC countries in focus).

У других стран БРИК тоже много проблем с развитием инноваций, но Индия и Китай выигрывают благодаря политике «открытых дверей», Бразилия — за счет систематического развития нескольких отраслей на протяжении десятилетий. России, руководство которой так много говорит об инновациях, следует перенимать лучший опыт других стран БРИК, полагает Каартемо. Этот тезис во многом созвучен положениям статьи его соотечественника, Главы Института переходных экономик Банка Финляндии Пекки Сутела (Pekka Sutela) о том, что России, в первую очередь, нужна грамотная имитация чужого успешного опыта. Своими мыслями на эту тему Сутела недавно поделился с читателями BFM.ru.

Теперь мы публикуем перевод статьи Валттери Каартемо. Раздел, касающийся инноваций в России, дан полностью, ситуация в этой сфере в других странах БРИК — тезисами.

Внутренние ресурсы

Представляется, что среди стран БРИК Россия занимает худшие позиции на инновационном фронте. Есть явное разграничение в инновационной сфере между вкладываемыми ресурсами и отдачей, в то время как частный сектор не заинтересован во взаимодействии с научными кругами в госсекторе. Текущие проблемы усугубляются отрицательной демографической динамикой, что приводит к «старению» персонала в сфере исследований и разработок (R&D).

Хорошая новость в том, что российская инновационная среда развивается. Повороту России в более инновационном направлении способствует ряд факторов, в том числе развитие законодательной системы, господдержка региональных ведомств по развитию инноваций, большая доступность финансовых ресурсов (государственные фонды, частные венчурные компании, бизнес-ангелы, рост интереса глобального венчурного капитала к России).

Правительство продвигает инновационную политику на всех уровнях образования и экономики в целом. В частности, президент Медведев неоднократно подчеркивал важность инноваций для экономического развития страны. Тем не менее, весьма показательно, что инновации в реальности не рассматривались как путь к выходу из кризиса, тогда как госрасходы на исследования и разработки были сокращены в 2009 году на 30%. А в других аспектах государственная политика по борьбе с кризисом имела признаки «антиинновационности».

Комиссия по модернизации и технологическому развитию экономики сконцентрировалась на пяти приоритетных направлениях в целях преодоления энергетической зависимости: ядерные технологии, космические и телекоммуникационные технологии, медицина, энергоэффективность, информационные технологии, в том числе создание суперкомпьютеров. Ввиду президентской поддержки сектор нанотехнологий также получает особый статус. Фактически нанотехнологии — одна из самых передовых и перспективных сфер науки в России.

Эти приоритетные сектора довольно далеки от низко - и среднетехнологичного сегментов, где у России, возможно, больше шансов диверсифицировать экономику.

Рынок нанопродуктов также остается очень небольшим, но ожидается, что в следующие два десятилетия эти технологии будут реализованы в самых разных типах продукции. Основа для нанобизнеса в России также вполне реальная, поскольку достаточно высок уровень фундаментальных исследований в ядерной, космической и гражданских отраслях нанотехнологий.

«Роснано» является, вероятно, крупнейшим профильным венчурным фондом в мире и нацеливается на инвестиции только в продукты, создаваемые на базе нанотехнологий в России. Но даже в отношении «Роснано» есть существенные проблемы. Первая в том, что у них существует много правил относительно того, куда можно и нельзя инвестировать, а это не способствует эффективному размещению ресурсов. Инновации не имеют границ, но правила ограничивают зарубежные инвестиции «Роснано». Это противоположно китайскому антикризисному подходу: китайцы всерьез настроились на посткризисный этап, покупая активы за рубежом.

Финансовый кризис мог принести интересные возможности на глобальном рынке и для «Роснано». Это вновь доказывает, что национально-ориентированные подходы России важнее, чем экономические факты. Во-вторых, научное сообщество, похоже, не доверяет «Роснано», поскольку они работают иначе, чем привыкли ученые-исследователи. Это очень осложняет работу «Роснано» в России. В-третьих, российские исследования в сфере нанотехнологий по-прежнему далеки от рыночного спроса, и решения больше нацелены на государственный оборонный сектор, чем на конечных потребителей. И хотя некоторые самые ценные инновации в основе своей опираются на оборонный сектор, например, Интернет и средства GPS, это очень долгий и трудный путь диверсификации экономики.

В ряде других отраслей, таких как кораблестроение, сельскохозяйственная техника, для России тоже могут существовать интересные возможности, чтобы обеспечить инновационное преимущество. На самом деле чиновникам в России следует забыть ложное представление, что инновации эквивалентны высоким технологиям. Разумеется, и эти сектора включают высокотехнологичные составляющие, но ключевой является необходимость инновационных решений. Решение покупателей приобрести тот или иной товар определяет не то, насколько использовались результаты R&D, а способность данного продукта удовлетворять их потребности.

Внешние ресурсы

Авторы Дежина и Пелтола сделали вывод, что «усвоение международного опыта стало важной составляющей государственной инновационной политики» в России. Тем не менее, есть существенные проблемы в отношении самих россиян и российских компаний к международной кооперации. Консервативные инвесторы не готовы к кооперации в России, хотя инноваторы должны ориентироваться на международный уровень. Проблема также в том, что патенты часто действуют только в России, поскольку инновационные продукты не нацелены на мировой рынок. При наличии большого внутреннего рынка, во всяком случае, в отдельных продуктовых категориях, компании не стремятся за рубеж.

Таким образом, есть очевидная необходимость в осознании международного аспекта инновационной системы в России и повышения ее функциональности через налаживание контактов. Новое поколение современной молодежи, ориентированной на международный уровень, может, однако, обеспечить стабильное движение к формированию инновационного общества.

Несмотря на вышеупомянутые сложности, некоторые российские компании вступили в партнерство с иностранными компаниями в самых разных формах (таких, как совместное предприятие, кооперация в сфере исследований, совместные исследовательские проекты), чтобы получить доступ к новейшим технологиям, также как и управленческий и маркетинговый опыт. В то же время российские исследовательские организации очень активно привлекают иностранную поддержку и исследовательские контракты. В дополнение к американским и европейским правительственным и неправительственным программам в поддержку некоммерческой деятельности в сфере исследований и разработок в России, растет число западных компаний, заказывающих российским институтам исследования коммерческого характера. На долю зарубежного финансирования приходится до 10% всего объема расходов на R&D в России. Первостепенные источники иностранного финансирования — ЕС и США, а также некоторые азиатские страны, такие как Китай, Япония, Южная Корея. «Роснано» также осознает необходимость международного сотрудничества, особенно они стремятся сотрудничать с американскими венчурными фондами.

Институциональное развитие не поддерживает сотрудничество с международными партнерами. Например, патентная система не связана с западными системами, и российские компании пока не готовы подавать заявки на международные патенты. Российские компании, однако, могли бы начать сотрудничать с иностранными партнерами, чтобы это помогало им преуспеть на международном рынке. Это может также помочь им привлечь капитал на разработку продукта от национальных и наднациональных фондов. Финансирование также стало доступно в России после создания госфондов, развития сферы бизнес-ангелов и венчурных фондов, но отсутствие сотрудничества и доверия осложняет их работу.

Например, сотрудничество с зарубежными компаниями налицо в секторе сельскохозяйственной техники. John Deere, крупнейшая в мире компания по производству сельхозоборудования, в июле объявила, что за период с 2009 по 2015 годы инвестирует 500 млн долларов в новые совместные проекты и инновационные технологии

Экономические стимулы

Сказывается явная нехватка экономических стимулов, что обусловливает в результате недостаточный уровень инвестиций в экономике. Поскольку никто не инвестирует в Россию, нет и инвестиций в инновации. Это отчасти связано с недостаточной конкуренцией на российском рынке, поскольку внутренних производителей защищает государство. «Роснано» по сути единственный пример инстанции, инвестирующей в новый бизнес. До определенной степени осуществляются инвестиции в традиционные сектора экономики, например, в молочную отрасль, но это, вероятно, не поможет диверсифицировать экономику страны в более широком масштабе.

За последние несколько лет государственные предприятия получили большее влияние, были определенные признаки ренационализации в российской экономике.

Возрастающая роль госпредприятий несет в себе определенные проблемы, поскольку госфинансирование часто вытесняет частные инвестиции. Доступные государственные ресурсы должны подстегивать финансирование в частном секторе, но в России это, по-видимому, не так. Это составляет проблему, поскольку государственные источники в стране доминируют в структуре инвестиций в исследования и разработки. Во время кризиса доля федерального финансирования инноваций еще и выросла. Можно упомянуть еще один известный факт, что госпредприятия не проводят инноваций, и Россия в этом не исключение.

Тогда как рыночный механизм действует в направлении ресурсной зависимости и низкой конкурентоспособности России, государственное вмешательство становится важным средством борьбы с этой проблемой. Проблема в России состоит в том, что развитие инновационной среды рассматривается как бюрократическая задача. Кроме того, инновациям и развитию препятствуют общее недоверие, коррупция и бюрократия.

Специальные экономические зоны являются хорошими примерами мер инновационно-технологической политики как бюрократической задачи. Компании привлекают к вступлению в такую СЭЗ на условиях государственного финансирования, а не ввиду добавленной стоимости, которую в оптимальном случае такие зоны могут обеспечить. В инновационно-технологичных СЭЗ преимущества в основном сконцентрированы в производственной сфере. Снижение стоимости энергии и таможенных расходов, а также выигрыш в налогообложении прибыли едва ли являются реальной помощью для технологичных компаний малого и среднего бизнеса. При этом массовое производство в этих зонах даже запрещено, оно должно быть налажено в другом месте.

Необходимы и технопарки, предлагающие бизнес-услуги, но проблема в том, что такие технопарки с современным уровнем обслуживания часто становятся слишком дорогими для компаний. Решение не в том, чтобы поддерживать поставщиков бизнес-услуг напрямую — и увеличивать государственное участие — но в том, чтобы поддерживать малый бизнес, (давая возможность компаниям) приобретать профессиональные услуги.

Ввиду отсутствия достаточных стимулов, россияне теряют интерес к предпринимательству. Коррупция и бюрократия сильно осложняют его перспективы. Молодые люди понимают, что хорошую идею могут украсть. Вместе с ранее упомянутыми проблемами ренационализации российская экономика в конце концов придет к вопросу: насколько инновационный частный сектор будет в России после кризиса?

Инновации в России в сравнении с другими странами БРИК.

Россия инвестирует в R&D меньше, чем другие страны БРИК. Неразвитость системы инноваций в России часто объясняется историческим наследием и ресурсной базой, обусловливающих доминирование крупных госкомпаний в сырьевом секторе. Но Россия не единственная в своем роде страна, если говорить о социалистическом прошлом, наследии плановой экономики или наличии природных ресурсов. Примечательно, что эти же черты характерны и для других стран БРИК. Поэтому не только Россия сталкивается с большими трудностями в плане перспектив инновационного развития.

Компании в странах БРИК обеспечивают не лучшее поле для инноваций. Стоит отметить высокий уровень бюрократии, сложную систему налогообложения, проблемы, связанные с инновациями в целом. В частности — отсутствие координации, наблюдаемое во всех странах БРИК. Расходы на R&D не являются эффективными, и данные о повышении интенсивности R&D не следует оценивать слишком высоко. Общим для стран БРИК является также наличие существенного контингента ученых. Есть в этих странах и заведения высшего образования мирового класса. Но все же в целом уровень образования является низким, и это сказывается отрицательно.

Также представляется, что общим для всех стран БРИК являются проблемы развития институтов в сфере прав интеллектуальной собственности, корпоративного управления, и доверия. Ошибочное понимание инноваций правительствами проявляется в идеологии стратегических секторов и передовых технологий, которая возникает в обсуждениях во всех странах БРИК.

Эти сектора часто не имеют отношения к успешному опыту прошлого.
Но инновации не эквивалентны высоким технологиям. Кажется странным, что практически все страны БРИК повторяют мантру ИКТ (информационно-коммуникационные технологии) вслед за более развитыми экономиками, в которых ИКТ принесли процветание и определили рост уровня жизни.

Но что касается России, возможно, страна оказывается в более выигрышной позиции в качестве производителя сельхозоборудования или мебели. И инновации следует направлять в соответствии с этим.

К примеру, Бразилия демонстрировала успехи в авиаотрасли, сельском и лесном хозяйстве, которые систематически развивались в течение десятилетий. Индия смогла создать огромные инновационные компании, которые вышли на мировой уровень. Отчасти успех Индии обусловлен пониманием важности инноваций в сфере услуг. Китай также развивал свою производственную базу с конца 1970-ых годов. Таким образом, Россия может рассматривать другие страны БРИК как примеры, на которые можно ориентироваться в плане систематического развития стратегических отраслей. Решающую роль в развитии этих секторов часто играло сотрудничество с иностранными партнерами.

Самое существенное различие между Россией и другими странами БРИК в этом направлении заключается в отношении к международному сотрудничеству. В частности, Индия и Китай заметно выигрывали благодаря политике открытых дверей. Частные компании и иностранные инвестиции быстро изменили эти две экономические системы. В результате поступления иностранных технологий и ноу-хау они стали важным поставщиками высокотехнологичных продуктов и услуг на глобальном рынке.

Индийские и китайские компании также инвестировали в наукоемкие сектора за рубежом. Тогда как российские инвестиции по-прежнему концентрируются в сырьевом секторе и энергетике, инвестиции в наукоемкие направления на мировом рынке существенно повысили конкурентоспособность китайских и индийских компаний. Необходима конкуренция — как на внутреннем, так и на внешнем рынке. Пока местные компании защищены от конкуренции, у них нет стимулов к инновациям.

Перевод Натальи Бокаревой. Автор этой статьи Валттери Каартемо благодарен за финансовую поддержку Академии Финляндии (грант # 118338).

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию