16+
Среда, 21 ноября 2018
  • BRENT $ 63.30 / ₽ 4189
  • RTS1116.85
9 ноября 2018, 22:00 Компании

Reuters: ВТБ помог Катару купить долю в «Роснефти»

Лента новостей

Агентство утверждает, что сделка была секретной. Ранее банк официально заявлял, что не кредитовал и не собирается кредитовать катарский фонд. Business FM разбиралась в ситуации

Фото: depositphotos.com

ВТБ мог помочь Катару купить пакет в «Роснефти». Об этом сообщило Reuters, упомянув, что сделка была секретной. В материале агентства есть два раздражителя, на которые обязательно обратит внимание общественность.

Изначально Владимир Путин требовал, чтобы приватизация пакета «Роснефти» была прозрачной, а деньги на нее не должен был давать российский госбанк. А вышло все не так. Теперь чуть-чуть истории. Два года назад государство продало почти 20% «Роснефти».

Пакет совместно купили катарский государственный инвестфонд и швейцарский сырьевой трейдер Glencore. Деньги на покупку, как сообщалось официально, они взяли в западных банках. Потом стало известно, что часть этих акций приобретет новый акционер — китайская «Хуасинь». Не сошлось — «Хуасинь» рухнула.

И тогда договорились, что почти весь пакет достанется Катару, а долги перед западными банками будут погашены. Финальную сделку закрыли в сентябре 2018 года. А сейчас Reuters сообщило, что деньги на расчет с кредиторами катарскому фонду дал ВТБ. Если проще, то получается, что российский госбанк в итоге и профинансировал приватизацию «Роснефти».

И она не была прозрачной, журналисты прямо в заголовке употребляют слово «секретно». ВТБ несколько раз официально заявлял: банк не кредитовал и не собирается кредитовать катарский фонд. Но допустим, что девять источников, на которые ссылается Reuters, правы. Плюс официальная отчетность ВТБ, согласной которой он выдал сотни миллиардов рублей нерезидентам, и по времени это совпало с закрытием сделки с Катаром.

По поводу госфинансирования. Во-первых, в конце 2016 года российский бюджет получил больше 700 млрд рублей, и это была вполне адекватная цена пакета в «Роснефти». Во-вторых, участие госбанка в данной ситуации не означает провал приватизации. В капитале «Роснефти» появился независимый от российского государства участник — Катар. А российские деньги — это кредит, который он вернет в Россию же. Условия никто не знает, но вряд ли это беспроцентный заем.

Теперь по поводу непрозрачности. Это не совсем так. Полная непрозрачность — когда неизвестный бенефициар неизвестно на какие деньги покупает пакет через цепочку фирм, к примеру с Каймановых островов. Здесь бенефициара никто не скрывает. Финансовая схема действительно так и осталась непрозрачной. И это главное в материале агентства. Правда, пробираться к этому приходится через множество фактов, предположений, суждений и даже упоминаний о «деле Улюкаева».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию