16+
Среда, 12 декабря 2018
  • BRENT $ 60.94 / ₽ 4037
  • RTS1127.32
28 ноября 2018, 19:05 Компании

Костин: «Я никогда не вру, но я могу недоговаривать»

Лента новостей

Так президент — председатель правления ВТБ прокомментировал Business FM публикации о том, что банк мог выдать катарскому фонду кредит на покупку доли в «Роснефти»

Андрей Костин.
Андрей Костин. Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Обновлено 29 ноября в 15:34

Андрей Костин в интервью Business FM прокомментировал публикации о том, что ВТБ мог выдать катарскому фонду кредит на покупку доли в «Роснефти». «ВТБ не выдавал денег катарскому инвестиционному фонду», — еще раз заявил Костин. Но добавил, что он как бывший дипломат и действующий банкир всегда говорит правду, но может что-то недоговаривать.

Ранее СМИ сообщили, что катарский фонд в сентябре получил от ВТБ 6 млрд долларов на дополнительную покупку акций «Роснефти». Эта информация основывалась на источниках и официальной отчетности ВТБ. В сентябре, когда закрылась сделка, банк выдал нерезидентам около 6 млрд долларов. И вот как Андрей Костин ответил на вопрос главного редактора Business FM Ильи Копелевича:

Я оставлю в стороне заявление ряда СМИ о том, что ВТБ кредитовал катарский фонд для выкупа у Glencore пакета акций «Роснефти». Вы официально неоднократно это опровергли. Эти предположения или инсинуации, как угодно их назовем, базируются на отчетности ВТБ, где видно, что в сентябре во время завершения этой сделки ВТБ выдал около 6 млрд долларов кредитов нерезидентам. Кому ж давали?
Андрей Костин: У меня была профессия дипломат и профессия банкир. Обе требуют исключительно четкой формулировки своих ответов. Потому что дипломаты друг с другом разговаривают при наличии блокнотов и все записывают, и это официальная позиция бывает. А банкир иногда, если он неловкое слово скажет, особенно на дилинге и так далее, то это является основанием для того, чтобы сделку зафиксировать на записи. Я сказал то, что сказал. Я сказал, что ВТБ не выдавал денег катарскому инвестиционному фонду на эту сделку. Full stop.
А вы можете сказать, кому давал?
Андрей Костин: Нет, не могу и не хочу. Это тоже мое право. Это даже все западные телеканалы и газеты признают: я никогда не вру, но я могу недоговаривать. В данном случае я недоговариваю, но не вру.

Покупкой катарским фондом пакета в «Роснефти» завершилась приватизация 19,5% нефтяной корпорации. Катару сейчас принадлежит около 19%, швейцарскому нефтетрейдеру Glencore — чуть больше половины процента.

Кроме того, Андрей Костин прокомментировал журналистам слухи о том, что ВТБ может купить Альфа-банк. Они появились после того, как член правления ВТБ Владимир Верхошинский стал первым зампредом правления Альфа-банка. Костин рассказал, как топ-менеджер сменил работу, и сообщил, что ВТБ пока не планирует покупать банк Михаила Фридмана:

«Мне Фридман позвонил и сказал, что если ты будешь против, то я его не буду брать. Я сказал: нет, Миш, я против не буду. Потому что у человека есть перспектива стать практически первым лицом. Мы покупать Альфа-банк не будем по ряду причин. У нас сегодня таких аппетитов нет, это очень крупная покупка, у нас нет капитала — да, в общем, и такой задачи. Он нам не мешает, хороший банк. Абсолютно честно вам скажу, мы не покупаем Альфа-банк — ну, в ближайшие три года».

По поводу последней фразы банкира можно еще раз вспомнить слова Костина: «Я никогда не вру, но могу недоговаривать».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию