16+
Воскресенье, 16 декабря 2018
  • BRENT $ 60.25 / ₽ 4022
  • RTS1116.50
2 декабря 2018, 02:35 Политика

G20: поговорили — и разошлись. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

В Буэнос-Айресе завершил работу двухдневный саммит «Большой двадцатки», где были представлены лидеры 19 крупнейших стран и ЕС. Каковы его основные результаты?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Почти каждый из мировых лидеров, приехав в Буэнос-Айрес, ставил двусторонние встречи выше общих пленарных заседаний, потому что в ходе двусторонних встреч можно договориться о конкретных вещах, а на общих пленарках — услышать лишь банальные благостные речи. Например, о важности глобальной торговли или реформы ВТО. Последнюю обсуждают не первый год, и пока говорят, эта организация превратилась в нечто почти уже недееспособное.

Лидерам «двадцатки» все же удалось согласовать итоговую резолюцию, где говорилось о приверженности «работать вместе, чтобы улучшить основанный на законах международный порядок». Отдельные пункты посвящены проблемам изменения климата, международной торговли, цифровой экономики, финансовой политики и так далее.

В то же время практическое наполнение этих пунктов всякий раз наталкивается на подчас непримиримые межстрановые противоречия. За десять лет своего существования G20 не сделала мир лучше. Даже страны «двадцатки», представляющие 85% мирового ВВП и две трети населения Земли, не преуспели в том, чтобы научиться работать на общее благо всего человечества.

Для Владимира Путина наиболее важными встречами были переговоры с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом, японским премьером Синдзо Абэ и турецким президентом Эрдоганом. С принцем, разумеется, не обсуждали столь деликатный вопрос, как то, не по его ли приказу был убит в консульстве королевства в Стамбуле оппозиционный журналист Джамаль Хашогги. Куда более насущная проблема — это перспективы сокращения нефтедобычи двумя крупнейшими нефтедобывающими державами в преддверии саммита ОПЕК 6 декабря.

С Эрдоганом Путин, кажется, вообще практически не расстается в последнее время. Но станет ли, к примеру, газопровод «Турецкий поток» адекватной заменой украинскому транзиту, а не новой головной болью Москвы в долгосрочном плане?

Позавтракали с Ангелой Меркель. Беседа была испорчена обсуждением керченского инцидента, который теперь еще долго будет портить кровь российским дипломатам. За завтраком возник и новый формат — четырехсторонний. Теперь о режиме Керченского пролива с Россией и Украиной будет говорить Франция и Германия. Как говорится, докатились.

Что касается несостоявшейся встречи с Трампом, Дмитрий Песков сказал, что «контакт был». Это, разумеется, никакие не переговоры — обмен приветствиями и поддержание тлеющей надежды на то, что нормализация российско-американских отношений все же возможна. Когда-нибудь, в будущем.

Пока, как сообщил помощник президента России по внешней политике Юрий Ушаков, контактировать в основном будут с советником по нацбезопасности Джоном Болтоном. Поскольку он откровенный «ястреб», на него не могут пасть подозрения в том, что он «российский агент влияния», так что с ним можно обсуждать какую-то конкретику. Тогда как в случае, если бы встреча Путина и Трампа все же состоялась, ее любые возможные результаты тут же были бы атакованы американским истеблишментом.

Российско-американские отношения во многом зависят от того, чем и когда закончится расследование дела о так называемом российском вмешательстве в выборы в США, которое ведет спецпрокурор Роберт Мюллер. До тех пор всякие контакты на высшем уровне будут восприниматься как токсичные, скорее контрпродуктивные, чем результативные.

Создается впечатление, что Трамп вообще приезжал в Буэнос-Айрес ради всего лишь одной встречи — с председателем КНР Си Цзиньпином. О том, насколько им удалось отступить от края пропасти полномасштабной торговой войны, мы узнаем по поведению фондовых рынков уже в понедельник.

Некоторые даже в России теперь ставят под сомнение целесообразность участия в подобных многосторонних саммитах для обсуждения глобальной повестки, которую потом почти никогда не удается претворить в жизнь. А двусторонние проблемы всегда можно решить в ином формате. Этим скептикам обычно отвечают: участвуем для того, чтобы подчеркнуть важную роль России на международной арене. Тут, правда, стоило бы добавить, что во многом ключевую роль в международном позиционировании России будет играть то, насколько ей удастся уйти от кажущейся пока бесконечной конфронтации с США, как бы это ни было многим противно.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию