16+
Четверг, 13 декабря 2018
  • BRENT $ 60.20 / ₽ 3993
  • RTS1122.81
4 декабря 2018, 19:33 ПравоКриминал

«Мертвые души» во ФГУП использовали для финансирования секретных заданий ФСБ

Лента новостей

Такую версию выдвинули фигуранты громкого дела о хищении более 25 млн рублей у ФГУП «Ведомственная охрана объектов промышленности РФ». Также бывший исполнительный директор ФГУП Андрей Польщиков и его предполагаемый подельник отвергли обвинение в подготовке покушения на военного следователя

Фото: Виталий Невар/ТАСС

В Московском окружном военном суде стартовал процесс про громкому делу о хищении более 25 млн рублей у ФГУП «Ведомственная охрана объектов промышленности Российской Федерации» (ВООП), а также о покушении на убийство военного следователя Александра Паутова. Пятеро подсудимых отвергли обвинения.

Ключевой фигурант — бывший исполнительный директор ФГУП «ВООП» Андрей Польщиков — заявил, что по логике обвинения ему следовало «заказать» всю следственную группу из восьми человек. Вину в хищениях он также не признал, переложив ответственность на генерал-майора ФСБ запаса Владимира Подольского. В суде прозвучала весьма оригинальная версия того, для чего понадобилось фиктивное трудоустройство во ФГУП жены и сына Польщикова.

Это вторая попытка рассмотреть дело. В сентябре 2017 года Андрей Польщиков, его жена Лариса, сын Максим и гражданин России и США Олег Грищенко предстали перед Мосгорсудом. Но в январе 2018 года их дело вернули военному прокурору, после чего в нем появился новый фигурант — бывший исполнявший обязанности гендиректора ФГУП «ВООП» Владимир Подольский. После этого дело оказалось в военном суде.

Тут подсудимые доверили свою судьбу присяжным. Согласно озвученной прокурором Николаем Винокуровым фабуле обвинения, махинации с деньгами ФГУП «ВООП» (впоследствии влилось в состав ФГУП «Охрана» Росгвардии) имели место в 2012-2016 годах.

Зарплаты для родственников

По словам прокурора, злоупотребив доверием сотрудников кадровой и финансовой служб ВООП, Владимир Подольский и Андрей Польщиков организовали фиктивное трудоустройство на должность помощников гендиректора ВООП супруги Польщикова Ларисы и его сына Максима. На карточку Ларисы Польщиковой с декабря 2012-го по февраль 2016 года было перечислено в виде зарплаты 25,25 млн рублей. Максиму Польщикову с июня по август 2015 года перевели 377 тысяч рублей.

Действия подсудимых по липовому трудоустройству Ларисы Польщиковой следствие квалифицировало как мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ), а по фиктивному трудоустройству Максима Польщикова — как мошенничество в крупном размере (ч. 3 ст. 159 УК РФ). Прокурор отметил, что деньгами фигуранты «распорядились по своему усмотрению». Часть похищенной суммы — 4 млн 838 тысяч рублей — Владимир Подольский и его жена использовали для погашения кредитов.

Гособвинитель поведал, что, когда 10 мая Андрея Польщикова вызвали на допрос по делу о «мертвых душах» во ФГУП, он решил пресечь «наступление для себя и своей семьи негативных последствий», устранив следователя Военного следственного управления СКР по Москве Александра Паутова. Подыскать киллера Польщиков попросил своего адвоката Наталью Ведменскую (ее местонахождение в настоящее время неизвестно. — Business FM).

Исполнить задуманное за 5 млн рублей взялся работавший в 90-е годы в прокуратуре Олег Грищенко. «В ночь на 8 мая 2016 года Польщиков встретился с Ведменской в Сергиевом Посаде, где в банкомате снял и передал ей 3 млн рублей. Она передала их Грищенко, чтобы тот устранил следователя до 10 мая», — сказал прокурор.

Он сообщил, что рано утром 10 мая Грищенко вместе со своим знакомым Сергеем Сорокиным приехал к дому следователя на Ботанической улице и проколол шину его автомобиля Mitsubishi Pajero. Злоумышленники рассчитывали напасть на сыщика, когда тот заметит поломку. Однако воплотить задуманное им не удалось, так как машина оказалась оборудована спутниковой противоугонной сигнализацией. Получив сообщение о повреждении колеса, Александр Паутов сразу же вызвал наряд полиции. Через три недели Сергей Сорокин, работавший сторожем в гаражном кооперативе, обратился с заявлением о подготовке покушения на следователя в ФСБ. Он проходит по делу как свидетель.

Олега Грищенко и Андрея Польщикова арестовали, предъявив обвинение в посягательстве на жизнь лица, занимающегося предварительным расследованием (ст. 295 УК РФ). Жену и сына Польщикова оставили под подпиской о невыезде. Что же касается Владимира Подольского, то генералу ФСБ вообще не стали избирать меру пресечения по эпизоду мошенничества.

«Наверняка у каждого из вас свое понятие о добре и зле, — завершил свою речь перед присяжными гособвинитель Николай Винокуров. — Но вас всех объединяет одно: желание жить в государстве, где соблюдается закон, а его нарушителей постигает заслуженное наказание».

«Месть» за хамство

После этого свое отношение к предъявленному обвинению высказали подсудимые и их адвокаты. Олег Грищенко и Андрей Польщиков опровергли обвинение в посягательстве на жизнь следователя. «Ничего подобного не планировал, и даже не было в мыслях», — сказал, поднявшись, Грищенко. Он утверждал, что причиной его задержания стал «оговор» со стороны Сергея Сорокина. «Я дал деньги Сорокину (500 тысяч рублей) на приобретение автомобиля, он не захотел их возвращать, через своего родственника обратился в ФСБ, и меня арестовали», — сказал подсудимый.

Его адвокат Дмитрий Ульянов назвал обвинение «голословным, немотивированным и несостоятельным». Он отметил, что его подзащитный действительно рано утром 10 мая 2016 года проколол покрышку колеса автомобиля следователя, на «хамское» поведение которого ему жаловалась Наталья Ведменская. «Его целью было насолить следователю», — сказал адвокат.

Он отметил, что Польщикову незачем было убивать сыщика, ведь кроме него дело о «мертвых душах» во ФГУП расследовали еще несколько человек. «Следуя логике обвинения, нужно было устранять всех членов следственной группы, а это восемь человек», — указал защитник.

Деньги для «операций» ФСБ

Аналогичную позицию высказал и сам Андрей Польщиков. Он также обратил внимание присяжных на то, что на допрос 10 мая его вызвал не следователь Паутов, а следователь Козловский. Кроме того, в то время военные следователи расследовали дело не в отношении него и его семьи, а в отношении генерала Подольского, который также фиктивно трудоустроил во ФГУП несколько человек (в 2017 году генерал бы осужден за это к штрафу в 140 тысяч рублей. — Business FM).

Подсудимый назвал обвинение в свой адрес «безумием, которое придумано». Польщиков изложил версию, согласно которой его начальник, в то время действующий генерал ФСБ Владимир Подольский, поставил перед подчиненными задачу: наладить финансовое обеспечение секретных операций сотрудников ФСБ, задействованных в тайных заданиях на территории Северного Кавказа, а также в Луганской и Донецкой народных республиках.

Именно поэтому ему пришлось фиктивно оформить на работу жену и сына, сказал фигурант. Подсудимый подчеркнул, что «открыто» на протяжении восьми месяцев перечислял всю их зарплату «до копейки» генералу Подольскому, а затем отдавал наличными. «И даже мою зарплату я был вынужден ему переводить в интересах нашей родины», — сказал подсудимый.

«Я не совершал хищений и никого не вводил в заблуждение. Я четко выполнял задания, которые мне ставил генерал Подольский, и даже мысли не допускал, что это аферы», — добавил Польщиков. Он заметил, что более 20 лет отдал службе, привык выполнять приказы, и в такой ситуации было «сложно искать обман и подвох».

Его адвокат Алексей Ю подчеркнул, что в данном случае нельзя говорить об обмане сотрудников кадровой и финансовой служб, поскольку они были в курсе, что жена и сын его подзащитного были оформлены на работу, но фактически на ней не появлялись. В этой связи действия подсудимых нельзя трактовать как мошенничество.

О своей невиновности в суде также заявили Лариса и Максим Польщиковы. Женщина отметила, что была домохозяйкой и не знала о том, что была трудоустроена. А ее сын заверил, что в инкриминируемый период только закончил школу и был сосредоточен на поступлении в МГУ.

Последний фигурант был краток. Генерал Подольский также сказал, что не имеет отношения к махинациям. «Представляю, каким чудовищем меня будут выставлять. Я не признаю вину и прошу объективно подойти к делу», — просил он присяжных. После этого процесс прервали до 5 декабря, когда обвинение начнет оглашение материалов дела. По прогнозам участников процесса, разбирательство может продлиться несколько месяцев.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию